Книга Чёрного Солнца: Признаки Чёрного Солнца, о пожирании вульгарного Солнца, об излучении чёрного света

От Редактора. Следующие небольшие три главки черносолнечного гримуара «Liber Nigri Solis» связывают, углубляют и развивают уже изложенные начала астромагической доктрины, тёмной алхимии и мрачного мистицизма — они связывают воедино открытое раннее.

«Признаки…» сопоставляют и развивают информацию из глав «О чёрных солнцах нашей системы» и «Сердце сингулярной тьмы и Чёрная драгоценность нашей галактики«, обозначая принципы и разницу между черносолнечными проявлениями в масштабах Луны-Земли, солнечной системы, галактики и вселенной. «О пожирании…» снова поднимает тему из «Астромагических оснований тёмной алхимии«, освещая её в мифоисторическом и ритуальном контекстах, что заставляет вспомнить даже о «Введении«.

Ну а «Об излучении…» связывает главу «Чёрный свет«, посвящённую оригинальному черносветному мистицизму, с разделом «Альбедо и Рубедо», трактующим традиционные алхимические источники в черносолнечном ключе. Таким образом, оригинальные мистические подходы подтягиваются к традиционным, обнаруживается их неразрывность, если не преемственность, то уж как минимум связность. Как и должно быть, это связность тёмной и светлой сторон Луны.

Такой «комплексный подход» — объединение и сплавление воедино оригинального мистицизма, традиционной алхимии, современной астромагии, эонического воззрения — внушает уважение. К сожалению, нельзя не отметить заметные передёргивания, неточности, где-то — превратно преподносимые цитаты, где-то — внутренние противоречия (пару глав назад автор не знал ни про наваграху, ни про Раху и Кету), местами явное притягивание за уши или, наоборот, игнорирование очевидного ради желаемого (например, те же Раху-Кету, известные как демоны-близнецы и единое рассечённое надвое тело, превращаются в единого змея, что в Джйотише «происходит» лишь при особом расположении остальных планет между ними).

Что ж, таковы спутники любых попыток сооружения внутренне непротиворечивой и оригинальной концептуальной конструкции: она вытесняет противоречия на границы со своими старшими братьями. В результате обычно начинается конфликт не на жизнь, а на смерть; пускай! Зато вот в таком чёрно-солярном алхимическом тигле, кажется, действительно есть шанс заварить жизнеспособного гомункулуса.

fr.Chmn

ПРИЗНАКИ ЧЁРНОГО СОЛНЦА

Тень Солнца есть воплощение Золота.
Стефан

Прилежная работа накопления эзотерического опыта и внешних наблюдений приоткрывает перед нами двойственность и амбивалентность различных принципов Чёрного Солнца, множество соответствующих им выражений и принимаемых им образов. Первый открывающийся аспект — это поглощение: растворение вульгарного солнца, видимого света и любого другого проявленного объекта. Второй аспект — излучение: всепронизывающий едкий Чёрный Свет из неистово бурлящего центра коагуляции, направляющий процессы трансформации внутри сферы влияния этого центра. Solve встречается с coagula в (противо)солнечной философской точке, колёса Azrvan Akarana пересекаются.

В пределах солнечной системы эти аспекты жёстко разделены, производя естественные противоположности — Серу и Меркурий, огненный центр и планетарные чёрные солнца. Их единство останется неочевидным до кульминации альбедо и не проявится на практике, пока наш внутренний Король не наденет свои алые одежды.

Но за пределами солнечной системы, вдали от власти вульгарного солнца это единство очевидно и бесспорно. Чёрная дыра пожирает всё, что её достигает, но также излучает колоссальные струи испепеляющей мощи. Ядра активных галактик содержат сверхмассивную, всепоглощающую чёрную дыру в центре и, именно благодаря её ненасытности, сияют ярче всего. Природа, направление и спектр такого излучения задают характер этих великих небесных объектов и определяют их астрофизическую классификацию на квазары, блазары, сейфертовские галактики, радиогалактики и так далее. Символически они представляют зловещих богов (или архидемонов — как писала Блаватская, «боги наших предков — это наши дьяволы»), обладающих единообразным внутренним Чёрным Солнцем и специфическими отличительными индивидуальными атрибутами. Они правят, разрушают и создают собственные королевства. 

С астрологической точки зрения даже сильнейшие из зловещих звёзд, таких как Антарес и Алголь, — не более чем эпигоны их глубочайшего влияния. Так и планеты солнечной системы — тоже лишь посланники фиксированных звёзд, несущие эти могучие симпатические цепи к Земле. Последний эмиссар, передающий в подлунный мир планетарное влияние через комплексные ритмические возмущения своей орбиты, — это сама Луна. Самым очевидным и впечатляющим проявлением Чёрного Солнца, относящимся к синодическому движению Луны, является, конечно, солнечное затмение.

О ПОЖИРАНИИ ВУЛЬГАРНОГО СОЛНЦА

Поистине, человек — жертвоприношение.
Чхандогья-упанишада

С древнейших времён затмения были самыми устрашающими астрономическими событиями. Они считались одновременно угрозой всему мировому порядку и предвестниками множества бедствий. Учитывая вечную связь между Солнцем, золотом и властью, считалось, что основное негативное влияние солнечных затмений направлено на нынешнего земного правителя. Так что неудивительно, что многие церемониальные практики были направлены на спасение властителя от губительной тени затмения. В древности в Месопотамии существовали специальные ритуалы замещения, а для Папы Урбана VIII Томмазо Кампанелла даже проводил планетарные ритуалы Венеры и Юпитера. В то же время различные цивилизации породили изобилие грозных хтонических чудовищ, пожирающих яркий солнечный диск во времена скрытого Солнца.

В древнескандинавских Эддах поётся о Фенрире, великом волке, которому вместе с роднёй предназначено сыграть ключевую роль в финальной трансформации мира в Рагнарёке. Когда он вместе с отцом — Локи — освободится, сыны Муспеля с яростью прорвутся через Биврёст и потомки Фенрира Сколль и Хати (соответствующие северному и южному лунным узлам) пожрут Солнце и Луну, погрузив миры в великую Ночь. Ещё долгое время после Рагнарёка Солнце будет светить чёрными лучами! Сам волк сожрёт Всеотца прежде, чем будет повержен мстящим сыном; пёс Гарм сразит заклятого врага Фенрира —  Тюра, ценой руки помогшего сковать его. Второй сын Локи — Ёрмунганд, опоясывающий землю змей, — будет убит Тором, но и сам убьёт воителя своим ядом.

Огромный Змей также встречается и в индийской традиции, объясняющей исчезновение Солнца во время затмения действиями колоссального небесного дракона. Этот дракон разделён на голову по имени Раху и хвост — Кету. В Джйотише, ведической астрологии, Раху связан с северным узлом Луны, а Кету — с южным. Символически затмения объясняются тем, что Раху проглатывает Солнце во время солнечного затмения и Кету проглатывает Луну во время лунного. Эта пара бессмертных асуров имеет большое мифологическое и практическое значение (примером могут послужить неблагоприятные периоды Раху Калам) и включается в состав основных индийских грах («планет», но первоначально — «демонов») вместе с Солнцем, Луной и движущимися видимыми планетами.

Всё это позволяет говорить, что существует прямая астрономическая связь между обоими лунными узлами и солнечными затмениями, так как солнечное затмение может произойти только возле одного из узлов, в которых пересекаются орбиты Солнца и Луны. Если новолуние происходит в менее чем 15,4 градуса от одного из узлов, то происходит затмение; если оно дальше, чем в 18,4 градуса, то затмения не будет. Любое центральное (полное или кольцевое) солнечное затмение может случиться только в лунном узле или очень близко к нему.

В мифологии Майя упоминается группа враждебных тёмных богов, называвшихся Цицимиме. Имя «Цицимиме» означает «чудовища, что спускаются сверху». Цицимиме считались злобными звёздами, безжалостно атакующими Солнце во время затмения, что, возможно, отражало тот факт, что самые яркие звёзды видны в небе в фазу полного затмения. Во время этого натиска на Солнце Цицимиме могли спуститься в подлунный мир и с жадностью наброситься на беззащитных людей. Предводительница Цицимиме — богиня Ицпапалотль — «Обсидиановая бабочка». Эта вампирская богиня поистине восхитительна, она летает над объятыми ужасом смертными на чёрных как смоль крыльях в то время, когда диск Солнца низвергнут и повсюду опускаются Тени.

В кеметической традиции затмения отождествлялись с Апопом, одерживающим верх над Ра и проглатывающим его. Будучи великим пожирателем Солнца, Апоп изображался в виде гигантской змеи, крокодила или даже (в более поздние годы) дракона. Разнообразные ритуалы, описанные в «Книге познания творений Ра и низвержения Апопа», выполнялись для противодействия влиянию затмений. После демонизации Сет полностью слился с Апопом в архидемона Сета-Тифона эллинистического периода. Это профанация первичных источников, в которых Сет был защитником Ра, иммунным к гипнотическому взгляду Апопа. Но она привела к неожиданному результату: символическому объединению двух полярностей в одну зловещую сущность. Conjunctio Magna наших контрастирующих чёрных солнц: яростно излучающее сульфурное (чёрное солнце Солнца, Сет) слилось с бесконечно поглощающим ртутным (чёрное солнце Сатурна или даже философская сумма всех планетарных чёрных солнц, чьи орбиты формируют кольца великого Апопа) в астрохимическом продолжении древней мистерии.

Учитывая александрийские корни западного Королевского Искусства, кеметический символизм солнечного диска, пожираемого ядовитым водным чудищем, предсказуемым образом нашёл своё отражение в пресловутом Химическом образе зелёного ртутного Льва, проглатывающего вульгарное солнце профанного золота. По словам Карла Густава Юнга, «в алхимии Лев — „королевский“ зверь — синоним Меркурия или, точнее, стадии в его трансформации. Это теплокровная версия пожирающего хищного монстра, впервые появляющегося в виде Дракона. Обычно форма Льва наступает после смерти Дракона и его последующего расчленения». Змей, превращающийся в Дракона, и Дракон, мутирующий в ядовитого Льва, сливаются в Deus Aremanius [Бога Аримана — прим. пер.], стоящего на шаре. Ариман — зороастрийский оппонент солнечного Митры, который, будучи быкоубийцей, является при этом союзником римского Юпитера.

Все эти демонические сущности поразительно разнообразны в их многочисленных визуальных представлениях и отображениях, но в то же время глубоко и несомненно похожи. Их общая роль заключается в свержении вульгарного солнца, в открытии врат инфернальным силам, чтобы те восстали и пировали. В этом аспекте Чёрное Солнце предстаёт могучей чёрной дырой, поглощающей свет вместе с его сияющим источником только для того, чтобы обнажить Чёрное Пламя, скрытое за завесой дня.

ОБ ИЗЛУЧЕНИИ ЧЁРНОГО СВЕТА

Те, кто почитает незнание, попадают в слепую тьму; те, кто наслаждается истинным знанием, попадают словно в ещё большую тьму.
Иша-упанишада

Вспомните, насколько важную роль в суфийском мистицизме играет Чёрный Свет, указывающий на высочайшее экстатическое состояние. Анри Корбен в работе «Световой человек в иранском суфизме» пишет: «”Чёрный свет” является атрибутом Величия, воспламеняющим всё существо мистика; он недоступен созерцанию; он подобен всеохватывающему и всеуничтожающему натиску, который в конце концов уничтожает само уничтожение. Он разрушает… состав человеческого организма»[1]. В этом исступлённом состоянии свет и тьма меняются местами: торжествует инверсия. Тьма становится подлинным светом Философов, а свет профанов оказывается экзотерической тьмой вопиющего невежества. Многие практики вне суфийской традиции испытали на себе безжалостно пронизывающие лучи Чёрного Света,  sawad-e a’zam

Довольно исчерпывающее описание тёмных лучей Солнца приводится в Чхандогья-упанишаде, где о пяти цветах солнечных лучей вместе говорится как о «синеватой тьме», излучаемой Солнцем. Восточные лучи Солнца красные, находятся спереди и управляются Агни. Южные лучи справа белого (sukla), или «светящегося» цвета, они управляются Индрой и ассоциируются с Рудрами. Западные лучи находятся за Солнцем — это его тёмные (krsna) лучи, управляемые Варуной (обратите внимание на водную природу этого бога и — одновременно — митраистскую отсылку!). Северные лучи слева, и они крайне тёмные (parah krsnam). Их бог — Сома, живой Химический Эликсир. Наконец «лучи, идущие вверх», которые «образуют то, что кажется мельтешащим и пульсирующим в центре солнца», они ассоциируются с самим Брахманом и омкарой, наивысшей мантрой. По крайней мере, в некоторых переводах упанишад эти лучи также глубокого тёмного цвета (или лишены любого цвета, «непустая пустота», отсутствующее-присутствие). «Эти (лучи), воистину, есть эссенция эссенций», оригинальное санскритское слово для эссенции — Раса, ртуть, семя Шивы, корень Расаяны (алхимии).

Адепт, постигший это знание и сумевший «войти» в лучи какого-то из направлений, «восстанет из этого цвета» и породнится с управляющим ими богом, или одним из таких богов. Когда освоены все лучи и достигнуто самоотождествление с их богами, «он уже не будет ни восходить, ни заходить», для него «нет ни восхода, ни заката» — «Он один, стоит в центре». Здесь можно обнаружить множество коннотаций как с казими и большими Чёрными Солнцами в качестве центра, так и с ахему секу, кеметическими околополярными звёздами бессмертного Аху, пожирающими богов, звёздами Сета и Апопа. «Кто бы ни нашёл и ни понял Себя, проникшего в это слепленное сокрытое место, тот воистину есть создатель, творец всего, ему принадлежит мир, ведь он и есть мир». (Брихадараньяка-упанишада) 

Чёрный свет, бесспорно, обжигает, но обжигает холодом. Во времена Королевы-Девственницы Эйвонский Бард заметил, что солнце плодит червей в дохлом псе. Мы можем только ответить, что, в противоположность этому, лучи Чёрного Солнца несут неизбежную мучительную смерть и полное уничтожение любому паразиту. Мы можем также отметить, что вредоносная природа Чёрного Света довольно близка к свойствам яда Королевского Искусства, нашего универсального огненного растворителя, выполняющего purificatio metallorum [очистку металлов] с V.I.T.R.I.O.L.V.M. Этот мощный яд становится источником разрушения для невежды, но лекарством для мудреца, исцеляя его «металлы» от множества препятствующих примесей, многие из которых являются «сернистыми загрязнениями», происходящими от вульгарного солнца. «Где появлялись болезни, там же могут быть найдены корни здоровья. Так как здоровье должно произрастать из одного с болезнью корня, то куда приходит здоровье, оттуда болезнь должна уйти» (Парацельс).

Наш яд — активная, кислотная, трансформирующая сила, необратимо пропитывающая и преобразующая всё, к чему прикасается. Поэтому катарсис зачарованного Искателя, вглядывающегося в Чёрный Свет, можно описать как сильнейшее отравление разума негасимым Чёрным Гнозисом, инфицирование демоническим симбионтом, исцеляющим настоящую болезнь в соответствии с Законом Ганемана. Если Химик выдержит, его настойчивость вызовет состояние, когда различные ментальные, эмоциональные и идеологические паразиты будут, наконец, умерщвлены, сгниют и истлеют; жёсткие, ограничивающие циклы и шаблоны будут разорваны и уничтожены, эффект установки [2] искоренён, и ничто не будет заслонять зловещее сияющее ядро суверенной Самости, её термоядерный реактор — внутреннее Чёрное Солнце.

Метафорически излучение Чёрного Света во время затмения представляется величественной короной вокруг закрытого Солнца — нашей сияющей Tenebra, «глубокой, но ослепительной тьмой» (Генри Воэн). С астрологической точки зрения, во время полного и, особенно, кольцевого затмения Луна находится в казими и в полной конъюнкции с Чёрным Солнцем Солнца и становится сакральным посланником, носителем, передатчиком и усилителем Чёрного Пламени.

Во время полного затмения, когда Луна ближе всего к Земле, а Земля дальше всего от Солнца, преобладает пожирающий аспект, тени охватывают всё, превозносится contra Solem Vulgarem. Во время кольцевого затмения Луна находится дальше всего от Земли и ближе к Солнцу — доминирует излучающий аспект, что находит отражение в сияющей короне вокруг затемнённых врат к центру Солнца. Акцентировано pro Sole Nigro. В любом случае оба аспекта ясно проявляются, и прохождение через лунную линзу делает Чёрный Свет центра Солнца холоднее, добавляет сатурнических качеств, делает его более растворяющим, более ртутным. Таинственный серебряный скелет Ра, упоминаемый в «Текстах пирамид», становится видимым.

Как это уже, должно быть, ясно, два аспекта Чёрного Солнца дополняют друг друга, что открыто проявляется в символических астрохимических событиях, происходящих в течение затмений. Аспект поглощения и пожирания — это «пассивный» компонент инь нашего возлюбленного Черносолнечного Ребиса, тогда как аспект излучения Чёрного Света — его агрессивный двойник ян. Первый означает философское очищение с помощью Tenebra, второй продолжает очищение Огнём, и в обоих раскрывается сущность одного и того же Чёрного Пламени. Эти процессы не могут проходить независимо друг от друга: дефект в одном из них может разрушить весь прогресс во втором.

Их двойственность прекрасно отражена в греческой мифологии Сциллой, с её рычащими волчьими головами на щупальцевидных шеях, и Харибдой — с огромной разверстой пастью, поедающей всё вокруг себя. Чтобы получить доступ к преображающей силе разделённых Чёрных Солнц перед завершением великого объединения, требуется найти точку идеального равновесия между ними — проплыть меж смертоносных Сциллой и Харибдой невредимым. В этом ключ к тому, чтобы пережить правильно Mors Philosophica и восстать из пепла пройденного нигредо с триумфом и ликованием.

Оставшаяся часть Великой Работы, по слегка загадочным словам многих почтенных магистров Искусства, станет интригующей «женской работой и детской игрой», выглядящей обманчиво мирной с точки зрения конфликтов и распрей нигредо, но характеризующейся тихими опасностями множества неопределённостей формирования и вынашивания ребёнка Искусства в запечатанном чреве альбедо. В конце концов он рождается и вступает в яркую и бесконечную Великую Игру, лилу, успешно завершая Великую Работу в багряной славе.

[1] Перевод с французского Юрия Стефанова
[2] Эффект установки (Einstellung effect) — эффект зависимости решения задачи от опыта решения подобных задач. — прим. пер.

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: