Книга Чёрного Солнца: астромагические основания тёмной алхимии

  

CONJUNCTIO MAGNA SINISTRA

Воистину, сияющее Солнце — жертвоприношение Ашвамедхи, а тело его есть год. Агни — жертвенный огонь, а эти миры — его тела. Итак, их два — жертвенный огонь и жертвоприношение коня, и они вновь одно божество, Смерть. Тот, кто знает это, преодолевает другую смерть, смерть его не достигает, смерть — это его Я, он становится одним из богов.

Брихадараньяка-Упанишада

Астромагическое применение казими («сожжённые планеты» в астрологии — прим. ред.) просто и ясно: благословлённая им планета наполнена силой Чёрного Солнца Солнца и освобождена ото всех препятствующих влияний вульгарного солнца, Атона. Любая работа с богами, демонами или неперсонализированными энергиями этой планеты принесёт чудесные плоды. Однако есть взаимосвязь настолько специфическая, что заслуживает отдельной главы, — взаимосвязь Солнца и Сатурна. 

В вавилонских астрологических текстах Сатурн часто назывался «солнцем ночи» или «звездой солнца», а слово Уту (шумерское имя Солнца) часто применялось к Сатурну вместо обычного sag.uš, «прочный». Сатурн также называли чёрной или тёмной звездой и ассоциировали с Нинуртой, «светом небес и земли, что освещает внутренние пространства Апсу» (надпись Ашшурнацирапала II). А вот артефакт, никак не относящийся к месопотамской цивилизации: «облачённый в чёрное» — один из эпитетов, обращённых к Шани-Сатурну в ведических текстах. Цитируя Уллу Кох-Вестенхольц (Месопотамская Астрология, 1995), «когда Сатурн оказывается около звезды, говорят, что звезда увенчана чёрной тиарой (или тиарой солнца!)»

Гораздо позже связь между Солнцем и Сатурном не раз воспроизведут мэтры Королевского Искусства, зачастую добавляя ноту определённой полярности. «Сатурн — перевёрнутое золото», — напишет Юлиус Эвола в Герметической традиции в 1931 году. «Но знайте, что наш Сатурн благороднее любого Золота. Гробница, в которой покоится наш Король, именуется в нашей работе Сатурном, и это ключ ко всей работе трансмутации. О, счастлив же тот, кто может узреть эту медленную планету!» — уточнит Ириней Филалет (Secrets revealed. Of the appearances in the Matras during the nine months digestion). «Вот Король, когда пришёл к Фонтану, оставив прочих позади, один вошёл в Купальню, одетый в золотое облачение, которое он снял и передал Сатурну, что первым камерарием при нём служил и от которого он получил костюм из бархата весь чёрный», — объяснит Бернард из Тревизо в своей знаменитой «Притче о Фонтане», очевидно не зная о солнечно-сатурнианской чёрной тиаре месопотамских клинописных текстов.

Взаимоотношения между Чёрным Солнцем Солнца и чёрным солнцем Сатурна не менее специфичны, чем связь между самими этими светилами.

Что же такого особенного в чёрном солнце Сатурна, что так выделяет его среди чёрных солнц других планет солнечной системы? С точки зрения практической астрологии, чёрное солнце Венеры настолько близко к солнцу, что может считаться постоянно находящимся в соединении с ним. Чёрное солнце Меркурия, наоборот, мастерски избегает соединения с солнечным диском, в то же время оставаясь очень близко, будто дразня его. Орбиты чёрных солнц Марса и Юпитера также лежат внутри орбиты Земли, поэтому их движение по сути не отличается от движения внутренних планет — Венеры и Меркурия. Они привязаны к Солнцу и не могут отклониться от него на значительное угловое расстояние.

Однако чёрное солнце Сатурна — первое планетарное чёрное солнце, находящееся за пределами орбиты Земли, что делает его практически внешней планетой, хотя время от времени оно может оказываться и внутри земной орбиты. Что это может означать? Сверх всего прочего, оно показывает нам общее направление движения — прочь от Солнца, в глубины тёмного космоса. Это ещё больше подчёркивается феноменальным (почти до 90 градусов для наблюдателя на Земле) отклонением этого чёрного солнца от эклиптики. Более того, будучи внешним, чёрное солнце Сатурна является ночной «планетой»: оно может быть в небе всю ночь, «появляясь» на востоке сразу после того, как Солнце опускается в загробный мир за горизонтом (так называемый акронический восход), и достигая зенита точно в полночь. Так происходит, когда чёрное солнце Сатурна максимально отклоняется от Солнца и находится ближе всего к Земле (к которой оно устремляется с невероятной скоростью), что само по себе символично. 

Однако интереснее всего здесь не оппозиция, а возможность соединения чёрного солнца Сатурна в казими. Оно объединит холодную, статичную, смертельную сатурнианскую пустоту с горячим, бушующим, хаотичным Чёрным Пламенем в центре Солнца, сливая «полуночное солнце» и его испепеляющее чёрное сердце в единую, завершённую, оживлённую сущность, вручая Солнцу его долгожданную «чёрную тиару» и «чёрный бархатный костюм». Во время соединения Чёрное Солнце Солнца затмит чёрное солнце Сатурна — адское Пламя, сквозь которое сияет космический Лёд.

По отношению к Земле Чёрное Солнце Сатурна будет находиться за Солнцем, тем самым освещая невидимую для нас теневую сторону Солнца призрачным сатурнианским Чёрным Светом, открывая секреты внутреннего солнечного ядра (рен Атума) тем, кто готов и способен воспринять их, не впав в глубокое сумасшествие. В то же самое время чёрное солнце Сатурна будет находиться в середине цикла и быстрее всего двигаться в ретроградном направлении — дуальности уничтожены, идущий вверх поток силы установился, восходящий Противник триумфует.

Именно в этот момент из пепла и осадков вульгарного солнца можно получить совершенно новую субстанцию — Азот инфернальных философов. Он осветит путь к Чёрному Солнцу нашей галактики и, рано или поздно, к Его Всепоглощающему Величеству Великому Аттрактору. Однако, если мы рассчитаем 3D-координаты чёрного солнца Сатурна, игнорируя их проекцию на эклиптику (а так и следует поступить, учитывая его феноменальное отклонение от неё), мы обнаружим, что его истинное затемнение или даже точное соединение с казими или хотя бы с самим солнечным диском (!) в истории человечества никогда не случалось и произойдёт оно лишь в далёком будущем. Красивые мифы оказались иллюзией, separatio сокрыто, — Химический развод во плоти.

Таким образом, один из тайных инициатических ключей зловещей алхимии был апофатически разоблачён.

PALINGENESIS TENEBRI:

CONTRA SOLEM VULGAREM, PRO SOLE NIGRO

Так исчезает то, что мы называем Солнцем,
будучи просто качеством, именем, возникающим из речи.
Истинной же являются три цвета.

Чхандогья-упанишада

Отличительной особенностью Пути Левой Руки является то, что, в силу его предельного упора на индивидуализм и аутопоэтическую сепарацию Я, его невозможно заключить в жёсткую скелетную структуру, подходящую каждому Искателю. Нет точно очерченного маршрута зловещей «трансценденции» с перечислением всех необходимых остановок в некоем неизбежном деистическом порядке. Если кто-то заявит: «Я знаю единственно верный Путь», — осыпьте того презрением и насмешками, ведь его нельзя считать достойным оппонентом. Но ошибётся и тот, кто увидит в этом утверждении дорогу к солипсизму, унылым итогом которой служит вечная стагнация в погоне за множеством бессмысленных фантомов в разлагающейся клетке личного безумия.

Мы всё ещё живём в мире, где царят законы Природы. Как бы вы того ни хотели и какой бы сильной ни была ваша Воля, Солнце не взойдёт на западе. С другой стороны, законы физики, химии и биологии не уменьшают вашей индивидуальности и не мешают вашей эволюции. Наоборот, они поощряют индивидуальность, поддерживая естественное разнообразие, и закаляют её, подвергая беспощадному естественному отбору. Что вверху, то и внизу: существуют общие принципы, сущности, циклы и силы, тесно взаимосвязанные, проявляющиеся на микро- и макрокосмическом уровнях, которые управляют всем процессом инфернальной трансформации. Их изучение и использование себе на благо — главное в зловещем Королевском Искусстве.

Некоторые из этих принципов и сущностей нашли применение в традиционных алхимических доктринах и глубоко в них укоренились. Фактически, изучение работ многих чтимых философов независимо от их личных верований открывает глубоко люциферианский контекст: получить Золото лучше золота, зажечь Солнце ярче солнца, исправить ошибки Демиурга и превзойти его, даже создать собственную искусственную жизнь (или нежизнь?) из пустоты-непустоты, Гомункула Каина Кадмона, ling t’ai западного нейдана [внутренней алхимии — прим. пер.]. «Путь, на котором ты можешь растоптать Солнце и быть ярче него», (Генри Воган). Во внутренней алхимии поход за Камнем Камней — не что иное, как пробуждение и взращивание внутреннего даймона, увековечивание, усиление и, наконец, обожение настоящего Я в самом его ядре. И на всём этом запутанном, изломанном пути сияет наше Чёрное Солнце…

Один из основных принципов уже был раскрыт: чтобы по-настоящему зажечь внутренне Чёрное Пламя Азота, нашу огненную Сурьму, как минимум стоит комбинировать полярные, кажущиеся противоположными чёрные солнца в совершенной гармонии зловещего, диалектического не-союза. Все вместе планетарные чёрные солнца — это наша скрытая Ртуть и Ремора. Чёрное Солнце Солнца — наша Сера и Саламандра. Их совершенное сочетание — наша Киноварь самого пылающего Красного, которую за огненную вихрящуюся природу называют «живым Азотом».

Пока не родится этот Ребис [Rebis], пока не обретёт устойчивость, Я зловещего искателя не сумеет впитать никакого благотворного влияния чёрных солнц галактики и всей Вселенной, не сможет спроецировать его в макрокосм лучами неостановимой мощи, щупальцами магического влияния микрокосмического Тёмного Короля в его сияющей инфернальной славе. Это, конечно, не случится до тех пор, пока не будет завершена работа в Пурпуре и Красном. Но для подавляющего большинства путь к рубедо ещё очень долог. Сначала нужно повергнуть вульгарное солнце, иначе, вместо триумфа, искателя будет ждать личное забвение и растворение в пустой бездне.

Вульгарное солнце — не просто субстрат, но настоящий паразит, кормящийся теми, кто верит в «единственный верный путь» и тем самым ищет растворения Я. Судьба Икара прекрасно иллюстрирует, что случится с теми, кто решит её повторить. Зияющая пасть Via Combusta [сожжённый путь — прим. пер.] и безжизненное поле астероидов — всё, что осталось от неудачливого Фаэтона. «Да не приближусь я к беззубой, но пожирающей белой обители; да не приближусь я к ней никогда» (Чхандогья-упанишада). Наш путь — вечное движение прочь от вульгарного солнца, ибо чем дальше вы от солнечного диска Атона, тянущего свои жадные руки к вашему внутреннему миру и внешней жизни, тем ближе вы к его философским чёрным аналогам. Второй ключ зловещего Королевского Искусства: contra Solem Vulgarem, pro Sole Nigro. Contra deum, pro Inferno [против Вульгарного Солнца, за Чёрное Солнце. Против бога, за Ад. — прим. пер.]. 

С астрологической точки зрения, как Чёрное Солнце Солнца, так и его планетарные двойники — это очищенные центральные небесные точки. Когда вы смотрите на них из глубин далёкого космоса (фактически, достаточно будет удаления до орбиты Плутона), эти точки могут показаться одной, а вульгарное солнце — лишь бледной, непримечательной звёздочкой: не всемогущий солнечный король, а ущербный карлик. Обесценивание убивает его, его влияние убывает, и оно не может больше питаться вашими действиями, чувствами, судьбой, взглядами и мыслями.

Последователи монотеистического солнечного божества будут сравнивать такое отделение от их проявленного в небе символа с холодным бездонным адом. Мы называем это освобождением. Также они могут двигаться к солнечному диску, чтобы вернуть некий утерянный «первозданный» рай, что делает их абсолютное поглощение в его лживой Геенне ещё более ироничным. Однако не растворение в materia prima, но убийство и разделение её на чистые даймонические металлические принципы, превращение её в тёмную и одновременно пылающую materia finita, объединяющую эти «металлы» посредством самого личного Камня, — вот цель нашей Великой Работы. «Тот, кто обретёт эссенцию, должен обратить золото в пыль своим искусством» (Ириней Филалет, «A True Light of Alchemy»).

НИГРЕДО: ОБНАРУЖЕНИЕ ДВУХ ЧЁРНЫХ СОЛНЦ В МОГИЛЕ ВУЛЬГАРНОГО СОЛНЦА

Дорого искупается — быть бессмертным: за это умираешь не раз живьём.

Ницше

Как только начинается движение прочь от вульгарного солнца к Сатурну, его сгущающее, мертвенное влияние нарастает вместе с ослаблением цепкой хватки Атона, а микрокосмический солнечный диск начинает распадаться, обнажая скрытое кальцинирующее Чёрное Пламя внутри. Внезапное отсутствие успокаивающего жёлто-белого света вульгарного солнца, этой обманчивой теплоты болеутоляющей пиявки, которая «знает» «универсальный путь к спасению» и «ответ» на все вопросы, у многих вызывает убийственно мучительную абстиненцию.

Смерть вульгарного солнца воспринимается как смерть истинного я Искателя, а отсутствие вульгарного света ошибочно принимается за нехватку жизни, субстанции и Пламени. По словам Юлиуса Эволы, «это место вполне можно назвать областью Гадеса, куда уходят мёртвые, и когда ворота открыты не тем потоком, что течёт сверху вниз, а тем, что направлен снизу вверх, к высшим свойствам бодрствующего сознания, возникают феномены медиумизма, одержимости, спутанного и инстинктивного ясновидения, туманного визионерского мистицизма, со своими ангелами, демонами и разнообразными манифестациями; в целом, таков смешанный результат опыта за пределами тела и последствий органических состояний и суггестивных шлаков, принимающих форму неконтролируемого воображения на стадии диссоциации». [1] В действительности будущему внутреннему Даймону инферналиста ещё только предстоит зародиться в «пепле, оставшемся на дне могилы» (Livre d’Artephius). 

Для большинства последователей Искусства совершенной неожиданностью оказывается то, что отправных точек для этого зарождения две, а не одна. Человеческому сознанию, всё ещё заражённому преобладающим дуализмом, естественная полярность между нашей жгучей, жаркой, хаотической Серой, Чёрным Солнцем Солнца, и нашей ледяной, безлюдной, смертельной Ртутью, Чёрным Солнцем Сатурна, кажется проявленной, ощутимой дуальностью, попавшей в ловушку вечного конфликта. Теперь, когда стороны выбраны, начинается внутренняя борьба: наши Саламандра и Ремора вцепляются друг другу в глотку. Микрокосмический солнечный диск, что некогда воспринимался как источник всего сущего, — сейчас лишь зеркало, разбитое на хрустящие осколки в яростной битве Огня и Льда, бушующей на его бледной раздробленной поверхности. Умерщвление вульгарного солнца продолжается внутри расщеплённой и искажённой микрокосмической сферы.

Сильный внутренний конфликт соответственно отражается в событиях повседневной жизни инициата: что внутри, то и снаружи. Мощный магнит внутреннего противостояния притягивает экстремальные внешние противоположности к Инициату или, наоборот, Инициата к ним, тем самым катализируя и усиливая putreficatio вульгарного солнца. Часто настоящая Mors Philosophica сопровождается явной клинической смертью, попаданием под перекрёстный огонь войн и других жестоких конфликтов или в эпицентр сильного природного или техногенного катаклизма. Таково мощное некромагнетическое влияние, с которым каркает наш сатурнический Ворон.

Нужно письменное подтверждение успешного прохождения нигредо? Обратитесь к реаниматологу! Ведь, как было мудро замечено, «необходимо оживить мёртвое тело и воскресить его, чтобы умножить его силы до бесконечности» (Альберт Великий, Compositum de Compositis). Во многих случаях это можно наблюдать буквально: подобное притягивает подобное, борьба привлекает борьбу, искатель в глубинах личного нигредо легко становится магнитом для всевозможного насилия, происшествий и острых инфекций.

Похоже, существует универсальная цена настоящей инициации, и многие истинные мастера своих искусств начали свой путь к бессмертной славе, проведя значительное время в глубокой коме. Когда представится шанс, просто спросите любого состоявшегося мэтра об индивидуальном околосмертном опыте, проклятии Танатоса, переплавленном в его кристаллическое благословление. «Но появляется ли, быть может, мудрость на земле, как ворон, которого вдохновляет малейший запах падали?» (Ницше)

Конечно, проявляясь на всех уровнях существования, нигредо оставляет свой мрачный отпечаток на убеждениях, мировоззрении и политической позиции инициата. На этой стадии Великой Работы искатель склонен полностью пропитаться тёмным дуалистичным Гностицизмом, часто сопровождаемым постманихейскими антикосмическими обертонами. Видимость противостояния пронизывает всё, и единственным доступным восприятию способом справиться с ситуацией оказывается встать на сторону, которая кажется более привлекательной и приемлемой, и броситься в битву без крупицы сожаления.

Идеологически и политически индивид открыто объявит себя какого-нибудь рода экстремистом, радикалом, мятежником и будет на самом деле действовать соответствующе. Чаще всего это выражается в темах борьбы с тиранией или несправедливостью и скорейшего вступления рядовым в святую (или несвятую) войну против «извечного врага», хотя случаи «битвы ради битвы» тоже встречаются. Ключевой характеристикой здесь является безоговорочная серьёзность, с которой воспринимаются кажущиеся противоположности и их борьба.

Неудивительно, что практики Пути Левой Руки, проходящие через стадию нигредо, обычно помешаны на различных ритуалах инверсии, профанации и кощунства. Это потому, что они ощущают неодолимую потребность очистить внутренние металлы от сернистых загрязнений вульгарного солнца и, несмотря на горечь и боль полноценного нигредо, интуитивно пытаются любым способом спастись от падения обратно в заточение к порочному светилу, будь оно персонифицированным или нет. Здоровый инстинкт самосохранения всегда лучше усилит и кристаллизует Я, которое охраняет. Не важно, как сложно это будет и сколько потребует сил, — он не позволит Я окончательно раствориться в небытии и стать пищей для жадного чавкающего паразита, ибо «ничего не жалко ради привилегии быть самим собой» (Ницше).

Продолжая движение против солнца, путник достигает Сатурна — Хранителя Порога, и влияние его Чёрного Солнца, фокусирующего и направляющего воздействие чёрных солнц внутренних планет, становится преобладающим. Теперь Ремора триумфует, а Саламандра бежит в свою подземную пещеру, чтобы вернуться в полной славе после завершения Работы в Красном и Пурпурном. Умерщвление вульгарного солнца произошло: когда-то сиявшее золото дураков обратилось в чёрную пыль. Осколки зеркального солнечного диска сгнили и разжижились; подобно брызгам намагниченной ртути, они начинают медленно ползти друг к другу, формируя новую полукристаллическую сущность, горящую холодным, мертвенно-бледным пламенем. Буря, наконец, утихает. Проблески света брезжат на тёмном горизонте — и это не белый свет праведников, но ядовитый ртутный блеск зловещего альбедо.

[1] Эвола. Ю. Герметическая традиция. Перевод: Г. Бутузов

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: