Книга Чёрного Солнца: чёрные солнца нашей звездной системы

От Редакции. Астрология была известна человеку дольше, чем строительство городов или пахота, дольше, чем создание орудий из металла; в своих простейших формах, быть может, даже дольше, чем превращение слова или мысли в символ. Сохравнившиеся древние источники насчитывают до пяти тысяч лет, но наверняка были и более древние; что вообще можно радикально прибавить к такому сложившемуся учению?

Для каждой культуры астрология обретала уникальную форму, переплетенную с мифологическим пониманием вселенной. Но у нашего времени нет своего мифа и потому нет своего учения об изнанке звездного неба, есть лишь россыпь чужих, на любой вкус и цвет — ч/б, разноцветные, круглые, квадратные. Одновременно с этим за последние века наши знания о космосе многократно возросли: быть может, землю ставить в центр вселенной мы перстали уже давно, а вот выяснили, что галактикой вселенная не ограничивается, совсем недавно. С тех пор мы продвинулись так далеко, что препарируем черные дыры и картографируем метагалактику…

В двадцатом веке космос стал (и до сих пор остается!) фронтиром человечества; мы постигли грани вселенной, от знания о которых древние в ужасе отвернулись бы. Наше рацио продолжает исследование, но нет ничего, что толкнуло бы нас с таким же энтузиазмом вторгаться на эту terra incognita, с каким госпитальеры шли за гробом господним, а конкистадоры покоряли Америки.

Потому ли, что в ядре нашей культуры вообще кончилось топливо? Или же потому, что холодному, мрачному космосу если и подходит какой-то миф, так миф о межзвездных тенях, о бесконечном и космически одиноком путешествии? О математической точности и невидимой изощренной силе невероятного могущества, не имеющей воплощения и скрытой за явным и простым гигантом? Миф из самого сердца тени того, что считается рациональной и трезвомыслящей современностью?

Возможно, для настоящего беспощадно-ледяного похода к звездам и не подойдут те, кому снится трава у дома? Возможно, для такого будущего больше будут приспособлены те, кто захочет совершить паломничество к даймонам, живущим в тенях планет, отправится в мрачный поход к сверхмассивным черным дырам, пожирающим время и пространство? 

Адепт OHS использует строки древних текстов — Брихадараньяка-упанишады и Большого Бундахишна, — как ключи, раскрывающие современное рациональное представление о космосе и солнечной системе в метафизическую систему. То, что было живым в этих строках тысячи и тысячи лет назад, остается живым и раскрывает вселенную, бескрайнюю, темную и странную, как живое загадочное место. Прекрасный светильник для эпохи квадратно-гнездовой рациональной темноты — пусть и светит слегка гниловатым светом.

fr.Chmn

ЧЁРНЫЕ СОЛНЦА СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ

Кали (чёрный), Карали (ужасающий), Маноджава (быстрый, как мысль), Суольхит (очень краный), Судхумраварна (цвета густого дыма), Сфулингини (искрящийся) и богиня во всех образах – все они играют и зовутся семью языками пламени. Кто произносит священные слова при сиянии этого пламени, вовремя принося жертву, того они, как лучи солнца, ведут в обитель господина богов. 

Мундака Упанишада

 

Кто ищет богов где-то помимо себя, оставлен богами.

Брихадараньяка-Упанишада

 

Наконец, мы добрались до нашей солнечной системы, в которой интересно рассмотреть чёрное солнце каждой планеты. Конечно, это не физические объекты, а мнимые пространственные точки. Все планеты нашей системы вращаются вокруг солнца не по кругу, а по эллипсу (хотя орбиты Венеры и Нептуна близки к круговым), поэтому у них два фокуса.

Первый фокус — Солнце или иногда (для более удалённых планет) барицентр солнечной системы. Последний — тоже мнимая точка, общий центр масс, положение которого относительно Солнца зависит в основном от четырёх газовых гигантов. По барицентру можно определить глобальные солнечные максимумы и минимумы — ключевые моменты в истории человечества, рождение и смерть целых эонов и великих цивилизаций.

Второй фокус приходится обычно на пустое место внутри орбиты, определить которое можно только математически. Как пишут Фитцуолтер и Генри (Dark Stars, 1988), «с точки зрения каждой планеты есть два “солнца”: первое — это звезда, общая для всех планет, а второе — точка в космосе, для каждой планеты своя». Второй фокус — это черное солнце планеты, отражающий её глубоко индивидуальную, изолированную, одиночную сущность, противостоящую явному обожествлённому вульгарному солнцу.

Эта точка обладает соответствующими специфическими планетарными качествами. Это тень планеты — но не в экзотерическом юнгианском понимании многочисленных современных мистиков: это кеметическая Шуит (šwt) или Кхайбит (khaibit) древних. Только с такой позиции становятся доступны астрологические ключи от пути теней, на котором можно обрести их своеобразную магию проецирования и восприятия даймонических миров.

Кстати, современные астрологи и практики астромагии уже используют второй фокус лунной орбиты, обозначая его как Лилит, Чёрную Луну (хотя существует по крайней мере ещё две мнимые точки, которые современные астрологи называют так же). Но мы же не ограничиваем разнообразие демонических образов семитской традицией? Вот и астрологические исследования не должны сводиться только к старым добрым светилам и концепциям. Безграничная тьма ночного неба даёт нам всё больше и больше представляющих интерес объектов огромной силы, так что астрология должна включать транссатурновые и трансплутоновые объекты — до самого облака Оорта и дальше!

Для этого нужно принять во внимание, что астрологические принципы, применяемые к неподвижным звёздам, применимы и к объектам глубокого космоса, а также что астрологические расчеты никогда не будут полны без учета вторичных, «тёмных» или «пустых», фокальных точек. Кроме того, эти тени среди астро-объектов  необходимы для успешного формирования и настройки особых личных качеств эонического искателя, позволяющих манипулировать внешними макрокосмическими проявлениями и связанными влияниями. Постигнуть эти темные силы проще всего через контакт с астро-тенями как с персонифицированными даймонами.

Старейшая известная нам завершённая и полноценная планетарная система демонологии — зороастрийская, которую предположительно использовали колдуны Йату в ритуалах инверсии. Зороастрийцы рассматривали чётко очерченный круг зодиака как неизменное письменное воплощение божественного закона Ахура Мазды. «Блуждающие звёзды» же считались крайне двусмысленными и хаотичными, а каждой известной планете соответствовали сразу и спента, и дэв, светлый и темный духи; в создании планет также участвовал сам великий дракон АжиДахака.

Позднее зороастрийская подозрительность по отношению к планетам передалась евреям, которые развили её до полной и недвусмысленной антипатии, утверждая, что «они — свирепые морские волны, пенящиеся срамотами своими; звезды блуждающие, которым блюдется мрак тьмы на веки» (Послание Иуды, Глава 1, стих 13), и перенесли это отношение на астрологию в целом.

Очень любопытно, что светлые спента выражали неразумную, подчинённую зодиакальным предписаниям Ахуры ипостась планеты, тогда как мрачные дэвы представляли ее индивидуальную, независимую сущность. И, раз сам Ахура Мазда устойчиво ассоциировался с солнечным диском, внутри и рядом с которым находится первый фокус планетарной орбиты, второй фокус должен представлять его злого двойника.

Давайте сопоставим дэвов и черные солнца планет нашей системы:

  • Меркурию соответствует Ахимана (Akhimana) или Акоман (Akoman), «злой ум», правая рука самого Ахримана. «Работа Акомана такова: производить нечистые мысли и вражду в созданиях» (Большой Бундахишн, XXVII).
  • Венере соответствует мятежный Айшма Дэва (Aeshma Daeva) — будущий Асмодей еврейских и средневековых демонологов. «Он облагодетельствует человека, но считает, что тот не должен соблюдать [религиозные] заветы. [Кто бы ни отказался от них] — умилостивил бы Айшму». (Большой Бундахишн, XXVII)
  • Марс связан с Таурви (Taurvi), разрушителем и отравителем. «Как говорят, [он] Таурви — сокрушитель, и Заири — изготовитель ядов» (Большой Бундахишн, XXVII).
  • Юпитер представляет Митохт (Mitokht) или Митаохта (Mithaokhta), скептический лидер семи дэвов в Денкарде (Dēnkard); он же Саурва (Saurva) Большого Бундахишна и Вендидада, демонизированный Сурья (обратите внимание, что переход от солярного к юпитерианскому качеству сохраняет его лидерские качества!) Зороастрийцы связывали его с тиранией и вожделением. «Работа дэва Саурва, лидера среди дэвов, такова: порождать злых правителей, тиранию, беззаконие и нужду» (Большой Бундахишн, XXVII).
  • Дэвом Сатурна является Андра (Andra) — демонизированный Индра, первенец Ахримана. «Работа дэва Андра заключается в том, что он охлаждает умы созданий от праведного пыла до ледяного снега» (Большой Бундахишн, XXVII) — типично сатурнианская связь с морозом и льдом!
  • Луна в аспекте дэва зовется Нангхаисйа (Naonhaithya) — это демонизированный Насатья Ригведы, что сеет недовольство среди праведных. «Работа дэва Нангхаисйа в том, что он сеет неудовлетворённость среди созданий» (Большой Бундахишн, XXVII) — вот она, лунная эмоциональность, избавленная от искусственно насаженного контроля.

Конечно, зороастрийским астрологам не были известны планеты дальше Сатурна, но связи между их чёрными солнцами и зороастрийскими демонами легко устанавливаются на практике и по аналогии. Например, чёрное солнце Плутона, повелителя нижнего мира, с большой вероятностью можно связать с Аштовидату (Ashtowidatu), верховным дэвом смерти.

Интересный факт: зороастрийцы полагали, что Венера, будущая «звезда Люцифера», больше других планет подверглась растлевающему влиянию Ахримана и поэтому наиболее опасна для праведных. Так как Венера — вторая от Солнца планета, орбита которой близка к окружности, её чёрное солнце почти всегда находится в соединении с солнечным диском, отклоняясь от него максимум на 18.8 минут дуги. Благодаря этому она даёт идеальную точку для «загрязняющего» инфернального влияния на вульгарное солнце, отравляя монотеистического солнечного бога переливающимся розово-зелёным медным ядом…

Обратите внимание, что на абстрактном интеллектуальном уровне спенты представляют добродетели, а дэвы — их концентрированные порочные двойники: принцип средневековых теологов «demon est deus inversus» [лат. демон есть обратная сторона бога] не приносится в жертву лживому принципу privatio boni [отсутствие сущности у зла]. Поэтому тени наших планет могут быть напрямую сопоставлены с «демонами», популярными в современной магии Левой руки. Практику ПЛР следует не изгонять эти тени, но рьяно призывать и инвоцировать их, так как соблазн, принимающий их форму, — это ключ ко всей мудрости и первичный толчок к тому, чтобы начать  зловещую Химическую трансформацию.

Но возможно ли работать с черными солнцами планет, будучи полностью оторванными от зороастрийского или постзороастрийского дуализма в любом его виде и форме?

Для этой работы можно обратиться к более актуальной Тантре и ее восьми образам Бхайрави. Их «позитивные» аспекты проецируются в чакру Анахата (или из неё) и связанны с восемью традиционными планетами джйотиша. Но существуют и восемь «негативных» Бхайрави, помещаемых в Ананда Канде или Кальпаврикши — второстепенной чакре, расположенной прямо под Анахатой. Ее еще называемой «корнем (Мула) Сердца (или Мирового Дерева)» — идеальная полярность!

Обратите внимание на использование термина «Мула» и его отношение к символизму Кали. Это может помочь ухватить весьма трудноуловимую связь между собственным автохтонным и галактическим (Sgr A*) чёрными солнцами. К сожалению, сопоставления планет с восемью Бхайрави Ананда Канды нигде не встречаются. Тем не менее, представляется резонным предположить, что их демоническая природа и противопоставленность Бхайрави Анахаты могут указывать на связь с планетными чёрными солнцами.

Чтобы исследовать эту связь и проверить свою гипотезу, мы  приступили к серии медитаций на Ананда Канде. Полученные результаты приведены в таблице ниже в порядке удаления от Солнца, имена восьми Бхайрави приведены в соответствии с переводом Маханирвана Тантры, выполненном Артуром Авалоном [русский вариант приводится по переводу с английского Е.Хазановой — прим. пер.].

Хотя эти Бхайрави заслуженно считаются деструктивными, они также известны как дарители разнообразных сиддх и исполнители глубоко личных желаний вамачарьев. Предложенные ассоциации с чёрными солнцами открывают традиционный для шактов путь работы с этими редкими сущностями, не налагающий искусственной двойственности, и позволяют, кроме прочего, нанести их проекции на физическое тело (Ананда Канда) практика. Стоит отметить, что попытки настроиться на планетарные чёрные солнца в астрологически подходящие моменты иногда вызывали ощущение покалывания и легкой боли в верхушке сердца и её проекции на спину без всяких физиологических на то причин.

В книге «Чёрное солнце» Стантона Марлана психические больные также помещали образ чёрного солнца, опыт которого они, по собственным словам, пережили, в области солнечного сплетения или вблизи верхушки сердца, где согласно тантрическим текстам расположена чакра Ананда Канда. Так как эта область тела определена довольно размыто и, фактически, не является конкретной точкой, имеет смысл также изучить её связь с даосским средним полем киновари.

Чтобы завершить обсуждение чёрных солнц планет как скрытых, но могучих теней, идеально подходит отрывок из Atalanta Fugiens [Убегающая Атланта — прим.пер.] Михаэля Майера:

Применение Теней в Астрономии настолько обширно, что без них эта Наука вряд ли может считаться завершённой. И именно Тени Химик приписывает совершенство в своём Искусстве. Ведь что есть Солнце без Тени? То же, что Язык без Колокола, который воистину совершает первое движение к звуку; это Плектр, Инструмент Музыки; это Язык, это великий Рот. Тень — презреннейшая вещь, почти лишённая Существования. Так и тень Философов —  вещь Чёрная; чернее Чёрного, — зовут они её, — или отвратительнее Сорняка (не по отношению к ней самой, а по мнению людей, коих в избытке). Что полезнее Огня? Что ценнее Воды? Что дружелюбнее Земли, которая даёт цветы и все прекрасные вещи? Что восхитительнее Воздуха, который, если чинить ему препятствия, лишит все вещи их Приятности? Но так как в своих Широчайших Сферах они повседневно используются человечеством с его нелепой фантазией, они полагаются не имеющими никакой ценности. Точно также обыкновенная и Философская Тени недооценены.

По странному совпадению этот фрагмент, изначально не имеющий никакого отношения к нашему чёрному солнцу, оказывается самым совершенным и подходящим резюме.

Кто не имеет никакой астромагической подготовки, все равно может использовать знание о черных солнцах планет и звездных тенях в повседневной практике тёмных искусств. С астрологией сложнее, ведь она работает с временным и пространственным положением, а вопрос астролокальности нам придется оставить за рамками обсуждения, т.к. о нем можно было бы написать отдельную книгу. Но для астромагии достаточно просто сверять ритуалы и вообще работы с временем, «когда звёзды стоят верно», что обычно означает моменты подходящих транзитов и паранов. Так что когда важное для запланированного действия светило находится в точном соединении, например, с одним из планетарных чёрных солнц, наибольшие плоды принесут работы с соответствующими демоническими или зловещими божественными сущностями, принципами или силами.

Очевидными критическими моментами для абсолютных манифестаций являются соединения планет с их собственными чёрными солнцами — единство тела и его тени. Для удалённых медленных планет такого момента можно ждать десятилетиями, если не веками, так что эти события воистину эонически важны. Зато в повседневных работах их можно заменить параами и точными аспектами.

Самое быстрое небесное тело в нашем распоряжении — это, конечно, Луна. Она также является традиционным ночным посредником между «здесь и сейчас» и более «внешними» силами и мирами. Джехути (Тот), божественный писарь и хранитель баланса, до ассоциации с ГермесомМеркурием в более поздние эллинистические времена изначально был богом Луны. В своём ежемесячном пути Луна вступает в отношения со множеством планетарных чёрных солнц. Можно легко построить календарь оптимального времени ритуалов для лунного месяца, учитывая выпадение аспекта Луны и интересующего чёрного солнца на новую или полную Луну, или на любую из лунных четвертей. Но что насчёт самого Солнца и его годового цикла?

Здесь всё становится куда сложнее.

ЧЁРНОЕ СОЛНЦЕ СОЛНЦА

Тот, кто, обитает в Солнце и внутри Солнца, кого Солнце не знает, и чьё тело есть Солнце, кто правит Солнцем изнутри, – это твой Атман, внутренний правитель, бессмертный.

Брихадараньяка-Упанишада

 

Некоторые из читателей, возможно, сейчас задаются вопросом, что же считать чёрным солнцем самого солнца, ведь применение концепции второго орбитального фокуса к этому телу неуместно. Но ведь ничто не мешает нам рассмотреть вращение солнца вокруг барицентра солнечной системы, которое вскроет существование периодов его «ретроградного движения» (!), которые, очевидно, имеют эоническую важность в предсказании глобальных солнечных максимумов и минимумов, известных также как малые ледниковые периоды.

Однако если попросту, черным солнцем нашей звезды является ее ядро, ее центр. Если бы кто-то сумел проникнуть в центр любой звезды, не обратившись немедленно в пепел, и открыл бы глаза, то он (или она) не увидел бы абсолютно ничего, и был бы объят самым жарким, невероятно плотным, бушующим физическим чёрным пламенем. В центре звезды нет никакого света на уровнях глубже фотосферы. В то же время именно ядро производит всю энергию, которую звезда излучает и использует для нагрева внешних слоёв, что приводит к испусканию света — вторичному по отношению ко тьме и к чёрному пламени — в точности как в микрокосме инферналиста. Именно в ядре звёздная materia prima водорода преобразуется в более тяжёлые элементы — это звёздный атанор, её внутреннее инферно.

Учитывать точное соединение планет с центром солнца для традиционной астрологии является совершенно обычным явлением. Такая позиция называется «казими», от арабского казамим — «как будто в ядре» (или «будто в сердце»: нет ли здесь скрытой связи с Ананда Канда?) Чтобы планета считалась находящейся в казими, она должна быть не дальше 16 минут дуги от центра солнечного диска. Если она находится дальше, но все ещё поймана в лучах солнца и не видна невооруженным глазом, то у нее большие проблемы: она считается пораженной и возвещает неминуемые катастрофы. В работах любого из великих классиков астрологии упоминаются планеты, «сожжённые» Солнцем или «заточённые» в нём, — можете обратиться к Аль-Бируни, Гвидо Бонатти, Бен Эзре [Авраам бен Меир ибн Эзра, — прим. пер.] или Уильяму Лилли, если сомневаетесь. Но планета в казими находится на пике своей силы и славы, мощная и торжествующая.

Сложные отношения между планетами и солнцем лежат в астрологическом основании любой небесной мифологии. Здесь мы представляем их как глубоко символичные для пути противоположного. В различных мифологических системах планеты обычно сопоставляются с основными языческими божествами. Вероятно, самым заметным исключением оказываются египтяне с их расплывчатыми связями между планетами и Нетеру: мы до сих пор гадаем, что может значить знаменитая цитата «Меркурий — это Сет вечером и Нетер (который из нетер?) утром».

В общем, сожжение и заточение планет видимым солнечным диском изображает убийство и подавление языческих богов или планетарных демонов монотеистическим демиургом, помешанным на абсолютной власти и контроле. Помпезный солнечный диск, не терпящий традиции и разрушающий мудрость предков — Атон. Бородатый мужчина, восседающий на троне внутри крылатого солнечного диска — Ахура Мазда, наш враг.

Планета, ускользающая от его хватки в казими, устремляется прямиком в самое сердце звезды, к тому «золотому пуруше, который виден в солнце, с золотой бородой и золотыми волосами, весь до кончиков ногтей сияющему золотом… Он, Золотой Пуруша, называемый Ут, господствует и над теми мирами, которые за пределами солнца, и над желаниями богов, населяющих те миры» (Чхандогья упанишада).

Планета, ускользнувшая в казими, открывает источник огромной мощи, великую магматическую силу за пределами и в то же время внутри лживого демиурга; силу, слышащую призывы из безграничной бездны глубокого космоса вне слабеющего личного контроля. Она срывает со «всемогущего» солнечного короля его сияющие одежды, она ныряет в источник чёрного пламени — тёмное сердце самого солнца.

И вот Атон повержен Атумом и вновь живет Ра, воскресший как Хепри. Подумайте об образах, вызываемых Венерой, входящей в казими. Они звучат Люцеферианским триумфом; однако, есть более точные и древние мифологические эквиваленты. Исида, выпытывающая рен (тайное имя) Ра, отравив его. Инанна, похитившая пятьдесят Ме у опьянённого Энки в Эриду; коварная победа с помощью яда. Чёрное солнце Венеры находится в казими долгое время.

 

Не питайте иллюзий: чёрное солнце в ядре нашей звезды — крайне разрушительная, агрессивная, пылающая хаотическая сила: Сехмет как опустошающее око Ра в «Легенде об уничтожении человечества»; Нергал, чьими вестниками служат семь убийц-себбити (планетарные чёрные солнца?), приносящий сету-«солнечную чуму», «жар ночи»; Аполлион-Абаддон, распространяющий смертельные болезни и сопровождающий их жестокими землетрясениями. Когда Сет был окончательно демонизирован, а имя его стало табу, те, кто хотел показать личную преданность этому великому богу, стали добавлять к своему имени «иб Ра» — «сердце Ра». И этот список можно ещё продолжить.

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть