Книга Чёрного Солнца: о солнечных циклах, теневых эпидемиях, смутах и чуме

От Редакции. Сегодня образ чумного поветрия, мора или эпидемии неотделим от образа зловещего мага – злонамеренной ведьмы или злодея-колдуна. Хотя пик Чёрной Смерти пришёлся на XIV век, а ведьм преследовать только-только начали ближе к середине XV (1430—1440‑е годы), до сих пор на слуху образ «ведьмы, отравляющей колодец», – хотя во время самой чумы в этом обвиняли евреев, точно таких же «непохожих». «Liber Nigri Solis» умело подхватывает эту связь, выстраивая на ней концепцию «теневых эпидемий» и «чумной магии» где-то на стыке оккультизма, астрологии, астрофизики, сомнительных научных (?) наблюдений и эоники.

«Теневая эпидемия» – это коллективное искажение восприятия, безумие, передающееся подобно поветрию от человека к человеку. В терминах «Liber Nigri Solis» преследование ведьм – классическая «теневая эпидемия». Смущённые и запуганные люди, ищущие источник своих бед, принимали воображаемый образ врага за действительный – и, мотивированные голодом, войнами, эпидемиями чумы и сифилиса, тащили этого «врага» на костёр, хотя сжигали просто ближнего своего.

Поведение современного человека почти ничем не отличается. И в наше время проклятые безбожные пидарасы Запада, практически адские радужные кинокефалы, стремятся похищать наших детей, усыновляя их в своё адское тридевятое царство, извращать их разум здесь, подсыпая чуму вольнодумства и безумия в информационные колодцы интернета, морально разлагать население, чтобы повредить истинной вере (которой, впрочем, здесь ни у кого нет) и народу, с которым Бог (явно мёртвый). Как понятно любому здравомыслящему человеку, это точно такой же теневой вирус, созданный для удержания власти и контроля разума.

И прямо на наших глазах подобные вирусы множатся, превращая благие намерения и высокие устремления в чужой хлеб с чёрной икрой – конечно, не только с этой стороны Атлантики, а по всему миру. Черносолнечный поток – это парадигма, в которой эта часть глобальной оккультуры осмысляется и берётся на вооружение. Это не первая попытка такой рефлексии: как минимум приходит на ум пелевинский «S.N.U.F.F.», в котором рассказывалось об «информационных магах древности» (нашей современности), контролировавших реальность, а с ней и умы людей. Правда LNS очень близка к этой модели – но предлагает взглянуть на историю не как на историю массовых дезинформаций, а как на последовательность частичных правд во времена, когда содеять собственную по своему вкусу и сердцу может каждый.

Символы этого деяния – злотворное дыхание Аваддона, мешок с чумой Лхамо, стрелы святого Себастьяна и, внезапно, гелиобиология профессора Чижевского, взятая зловещими герметистами на вооружение. Это любопытно: профессор Чижевский занимался изучением воздействия отрицательно ионизированного воздуха на живые организмы, а также воздействия солнечных циклов на состояние животных и умы людей. При жизни он был объявлен псевдоучёным и отправлен в ссылку, но советская Академия наук была тем ещё змеиным клубком, в котором и «Павловскую сессию» устроить можно было запросто. Для нас выкладки Чижевского действительно выглядят сомнительно (да и стихи у него ужасные), но последнее слово всегда будет за практикой, которую предлагается совершать, отталкиваясь от 11-летних циклов солнечных пятен. Собственно, почему бы главе о солнечных пятнах не изобиловать пятнами псевдо(?)науки, а попытке запустить метатеневую эпидемию не носить отпечатка искажённого восприятия?

Последнее, что хочется заметить об этой главе, – прямой рассказ об усвоении современными зловещими организациями принципов хаос-магии. Любой орден середины прошлого века (да и большинство современных) традиционно порадует неофита огромным количеством чётко прописанных ритуалов, иногда со сценариями на полчаса-час театрализованного действа с целой ритуальной труппой. Это, конечно, наследие старых викторианских орденов, масонских лож и прочих элевсинских мистерий.

С хаос-магией в оккультную сферу пришла идея того, что из всех этих громоздких церемоний можно выделять действующие элементы и конструировать нечто оригинальное и ранее небывалое. Это, наверное, крайнее выражение леворучности – индивидуализма и суверенности личности на магическом пути. Хотя оккультные группы, ответственные за «Liber Nigri Solis», апеллируют к староэонным ценностям, понятиям и традициям, они понимают их в экстремально для магии современном ключе и, конечно, употребляют принципы хаос-магии, даже если не упоминают о ней.

И это идёт на пользу их делу. В частности, они отказываются предоставлять церемонии или ритуалы Чумной Магии, а вместо этого дают ключи к их абстрактным ядрам – и предоставляют зловещим практикам самим сконструировать себе всё необходимое. Что ж, таким и должно быть зловещее хаос-колдовство информационной эпохи.

Fr.Chmn

Пусть он почитает это как вбирание богов Брахманом, и враги, что ненавидят его, будут умирать вокруг него, везде вокруг него будут умирать недруги, которых он не любит.
Тайттирия-упанишада

Видимые признаки нашего Sol Niger не ограничиваются величием затмений, совмещающих влияние и Luna, и Sol. Когда внутренняя тьма прорывается сквозь чернеющий лик светила, когда холодное пламя исторгает жесточайшую радиацию, воинственные щупальца протуберанцев и вспышек врываются в беззащитный внешний космос. Это поражают хрупкую восприимчивую оболочку Земли солнечные пятна!

Ахриманическое поражение сосудов Ахурамазды, оспа издыхающего Атона, язвы на плоти Нанауатля… воронка за воронкой сияющий образ солнечного бога разлагается, как бы ни скрепляли его преданные святоши. Но они не смогут сдержать знания, которое не способны вместить. Из сердца их золотого идола просачивается болезнетворное лекарство – предвещает катастрофы, зажигает опустошающие эпидемии, искажает коллективное восприятие и вызывает катастрофические эонические перемены. Однажды так уже был рожден Ренессанс – от Черной Смерти.

Наше Чёрное Солнце может явить себя лишь посредством такой искаженной эманации. Колоссальные солнечные черви прогрызают себе путь из тёмного звёздного ядра – это магнитные силовые вихри слой за слоем пробивают огненные шторма солнечного тела – они приведут в движение эоны, поглотят сонмы поколений! Вот они, воспетые Иллиадой Гомера ядовитые чумные стрелы Аполлона, восславленные непревзойдённым Никандром в Храме Клароса, использованные Небросом для уничтожения города Кирра. Пробивая сковывающую их поверхность золотого ящика Пандоры, они высвобождают spir­i­tus pestilens [моровой дух] чтобы тот поглотил застоявшийся мир.

Магнитные вихри космических размеров играют на замысловатых струнах полярностей, пока по великому термоядерному ипподрому скачут всадники Апокалипсиса. Правила этого забега несравненно сложны, а вместо мелких разменных фишек в ходу судьбы наций, рас, цивилизаций, биологических видов и целых континентов.

Звездочёты древнего Китая и других восточных держав с трепетом наблюдали за жуткими пятнами на красноватом диске восходящего или садящегося Солнца. Они сравнивали их с «воронами», «тёмными сороками» и «чёрными яйцами». Действительно, трёхлапый солнечный ворон Саньцзуу [Sanzuwu], Янъу [Yang­wu] или Цзиньу [Jin­wu] («золотая ворона»), окрашенный не в чёрный, а в красный или, иногда, в зелёный цвет, играет важную роль в древнекитайской мифологии. В частности, это священная птица Си-Ван-Му, Царицы-Матери Запада, жестокой богини Мора и Смерти в ранних китайских мифах. Со временем она также стала покровительницей даосских бессмертных, подобием тантрической Шакти, и особенно ее почитали практики внутренней алхимии.

Именно Си-Ван-Му владеет золотыми персиками вечной жизни. Конечно, ведь только Тот, кто может открыть и закрыть врата Смерти, может также даровать бессмертие заслуживающему того инициату. Японский трёхлапый солнечный ворон Ятагарасу [Yata­gara­su] («ворона в восемь пядей») предвещает внезапное божественное вмешательство в дела людей, а его корейский аналог Самчжого [Samjok‑o] символизирует высшую власть – он подобен Фениксу классического символизма «западного» Королевского Искусства. Кстати, в Европе некоторые средневековые германские хроники также отмечают явно видимые солнечные пятна. Но они не придают им никакого значения, возможно, принимая за следствие земных атмосферных явлений. Сегодня мы хорошо знаем, что солнечная активность тесно связана с солнечными пятнами, а, значит, и с магнитной активностью Солнца.

Существует множество циклов «солнечного дыхания» с периодом от пяти минут до тысячелетий. В этом манускрипте мы сфокусируем внимание на самом изученном и известном цикле Швабе, открытого Генрихом Швабе в 1842. Его измеряют по количеству наблюдаемых солнечных пятен, и средняя его длительность этого цикла составляет 11,11 года, хотя отдельные периоды могут иногда занимать от 7 до целых 17 лет. Одиннадцатилетний период при этом по сути является половиной лежащего в его основе 22-летнего магнитного ритма. В среднем период между минимумом солнечных пятен и максимумом равен четырём с половиной годам, и от максимума до минимума — шести с половиной. Отдельные пятна проходят по лику Солнца от восточного края к западному примерно за 14 дней. Если пятно не сойдёт на нет, оно вновь появится на восточном крае через две недели, свидетельствуя, что полный оборот Солнца вокруг оси занимает около 27 дней. Таков наименьший период, требуемый для изучения и синхронизации с «дыханием Аполлона», которое, как уже не раз продемонстрировала история, лучше назвать зловещим метрономом Аполлиона.

Подумайте о следующих типичных событиях, которые, по мнению многих исследователей и наблюдателей по всему миру, связаны со значительными изменениями солнечной активности:

  • Раздоры, включая войны, захваты, бунты, восстания и полномасштабные революции.
  • Эпидемии и пандемии, включая чуму, оспу, холеру, тиф и грипп.
  • Повышенный уровень заболеваний и смерти от несчастных случаев, а также распространение и тяжесть психиатрических расстройств.
  • Парапсихические или «теневые» эпидемии массовых истерий и безумия, включая пляску святого Вита, флагеллантов и кликуш, обычно объединённых апокалиптическим мотивом «Конец близок!»
  • Частые атмосферные волнения, вроде ураганов и штормов.
  • Сезонные аномалии, засуха и голод.
  • Мощные землетрясения.

В мифах эти внешне не связанные катастрофы объединяются либо гневом самого солнечного бога (Аполлон-Аполлион-Аваддон), либо его могучими и свирепыми посланцами (Сет, как иб Ра, фаворит Ра-Хорахте в «Состязании Гора и Сета» и главный защитник солнечной ладьи в Шат Амдуат; Сехмет, уничтожительница человечества, напрямую посланная разгневанным Ра), либо хтоническими богами Войны, Смерти и Чумы. Последние традиционно не рассматриваются как солнечные в своих мифологиях, но всё же могут считаться занимающими центральное место «солнца» или правителя в Царстве Мёртвых. Это, например, Ниназу, его аккадский родственник Нергал (занявший трон своей знаменитой жены в вавилонских мифах), Эрра (сопровождаемый огненным Ишумом), Решеф, обожествлённый семитский (но не шумерский) Намтар.

Восточные мифы обожествляют чумные поветрия в женских образах. В балийской легенде о Ратне и Колон Аранге чума была вызвана киртаном на кладбище, и она связана с Дургой. Сама эта мифологема – навевает очевидные ассоциации со средневековыми плясками смерти. Кроме Дурги с чумой связывают Шри Дэви буддистов ваджраяны, мрачную тибетскую Лхамо или другую буддийскую богиню мора – Паранасабари.

Кроме того, есть ещё одна могущественная богиня, практически неизвестная на западе, окружённая жуткой свитой – индуистская Шитала, чьё имя буквально означает «оспу». Супруг Шиталы — Джварасура, демон лихорадки, рождённый из пота на лбу медитирующего Шивы. Джварасура описывается как имеющий три лица, три ноги и отличительную способность двигаться сразу во всех направлениях, что символизирует распространение инфекции. Также Шиталу сопровождают Олаичанди/Олабиби [Olai Candi/Olai Bibi], богиня холеры, Чатушаштхи Рога [Causat­ti Rogas] («шестьдесят четыре эпидемии»), Гхентукарна [Ghen­tukar­na], бог кожных заболеваний, и Рактавати [Rak­ta­vati] («Владелица Крови») — богиня заражений крови. Воистину, чумной пантеон!

Всё это выглядит архетипической структурой, выстроенной вокруг символизма и персонификации Чёрного Солнца. Солнечное ядро и центр этой структуры оказались достаточно стабильными, чтобы выжить даже в невежественном средневековье. Правда, моровые стрелы Аполлона-Эрры-Нергала перекочевали из языческих рук к святому Себастьяну, пронзённому стрелой во время эпидемии чумы при Диоклетиане. Существует небезызвестная гравюра Себастиана Бранта, изображающая сифилис как болезненный fla­gel­lum Dei [бич Господень] с младенцем Иисусом (определённо изображённым в виде архетипического солярного божества!), осыпающим стрелами гнилостной заразы обречённую группу павших ниц страдальцев, испещрённых гниющими язвами.

«Мешок с чумой» — отличительный атрибут Шри Дэви или Лхамо и одно из самых необычных её оружий массового уничтожения. Он тоже перекочевал в христианские руки – к Святой Деве. Именно ее христиане считали источником мора, искупляющего их грехи, и по количеству бесполезных молитв о спасении от Чёрной Смерти она сравнится со святым Себастьяном.

Фактически, если вы сосчитаете основные свойства упомянутых выше древних богов, то получите трёх из Четырёх Всадников Апокалипсиса. Подобным же образом Лимес — голод, — тоже может быть включена в «список бедствий» солнечной активности. Свита теперь собрана целиком и ждёт прибытия своего неоспоримого лидера из бездн. Встречайте Аваддона…

Следует отметить, что современники Чёрной Смерти мыслили все эти бедствия (которые, как нам сейчас известно, связаны с максимумами и минимумами солнечной активности и являются проявлениями прорывов Чёрного Солнца) единым целым. Они даже не основывали это на каком-то мифологическом контексте – просто так это видели. В книге «A Lit­tle Book for the Pesti­lence», написанной в середине XV века Бенгтом Кнутссоном, епископом из Вестероса что близ Стокгольма, описываются следующие семь признаков скорого прихода чумы:

Первый — когда в летний день погода часто сменяется, так что утром она кажется дождливой, потом — облачной, а под конец дуют южные ветра. Второй знак — когда летние дни кажутся тёмными, будто вот-вот пойдёт дождь, но дождь всё не идёт. И если такое продолжается много дней, нужно опасаться великого мора. Третьей приметой служит великое множество мух над землёй, что означает, что воздух отравлен и заражён. Четвёртая примета — в том, что с неба часто падают звёзды, и это признак того, что воздух заражён большим количеством ядовитых паров. Пятой приметой служит ярко пылающая в небе звезда, что предвещает вскоре множество смертей на поле битвы. Шестая примета — это сильные молнии и гром, особенно на юге. Седьмой знак, когда с юга дуют сильные ветра, ведь они скверны и нечисты. Поэтому, когда появляются эти семь признаков, нужно бояться великого мора.

Другие знамения мора средневековых авторов – землетрясения (например, Карл Зудгоф [Karl Sud­hoff], «Pestschriften aus den ersten 150 Jahren nach der Epi­demie des «schwarzen Todes» 1348: XI» [Сочинения о чуме за первые 150 лет после «чёрной Смерти»]), многочисленные рождения lusus nat­u­rae [уродов], иссушающая жара и голод (зачастую вызывавший бунты и народные восстания), гало, непривычное поведение животных, необычные появления северного сияния.

Века спустя, профессор Чижевский, прозванный «современным Леонардо» на международном конгрессе биофизиков 1938-го года, обобщит и выявит связь всех таких явлений с видимыми признаками 11-летнего цикла солнечных максимумов. Он дойдет даже до того, что растолкует пророчества и предсказания прошлого не как банальное, достойное лишь презрения и забвения суеверие, но как понимание естественных соответствий, которые глупо игнорировать. Он докажет, что как минимум ~65% всех эпидемий (или больше, если включить данные 19-го века, когда сама болезнь заметно изменилась) попадают под 11-летний цикл солнечных пиков, а на минимумах смертельность чумы снижается.

Однако, если рассматривать больший, эонический солнечный цикл Зюсса с периодами в 210 лет, становится понятно, что чума явно предпочитает глобальные минимумы, такие как минимум Шпёрера, приходящийся на времена Чёрной Смерти. Что интересно, сам Александр Чижевский отрекался от открытия связи между солнечным гневом и чумой в пользу Евагрия Схоластика, христианского историка 6‑го века, хотя соответствующие мифологические ассоциации отражены и в его публикациях.

Но оставим в стороне изобилие возможных связей между ритмами 11-летнего и более обширных солнечных циклов с положениями планет (мы провели множество исследований на эту завораживающую тему, и она заслуживает отдельного увесистого тома). Остаток этой главы мы посвятим практическим приложениям исследований профессора Чижевского и его последователей в рамках эонической магической практики. Последняя неизбежно будет выстроена на пересечении Магии Тени (отсюда «теневые эпидемии», вирулентность и Химическая проекция) и Магии Чумы (сосредоточенной вокруг месопотамской концепции mus­tah­hizu, в буквальном переводе «продолжает заражать или разгораться», контагиозности и Химическом умножении). С философской точки зрения эти практики относятся к Работе в Пурпурном и Красном или, используя прекрасную аллегорию, облачению в Маску Красной Смерти. Поэтому, чтобы преуспеть, адепт должен обладать хотя бы зародышем Камня Огня.

Эффективнее всего Чумная Магия познается через старую добрую модель полярности Огня и Льда. Максимум солнечных пятен это Огонь, а минимум — Лед. С астрологической точки зрения влияние Чёрного Солнца (и планет в казими) особенно выражено на пиках солнечного цикла (то же касается корреляций между планетами в угловых положениях и чертами личности в исследованиях доктора Мишеля Гоклена), а планетарные чёрные солнца уверенно правят во время минимумов. В Химических терминах можно рассматривать процесс ~11-летней пульсации как источник естественного философского Огня, катализирующего Опус на коллективном уровне (или влияющего на «всемирно-исторический процесс» в терминах профессора Чижевского), где максимумы — это времена Сульфура и Саламандры, а минимумы управляются Меркурием и Реморой.

Магическая цель этих работ в обычных терминах Химии может быть названа проекцией и умножением, или предотвращением нежелательных проекций и умножения, вызванных кем-то другим в случае столкновения интересов. Это равносильно запуску, остановке или иному контролю разнообразных эпидемий, от глубоко теневых до материально воплощенных. Главное в таких операциях – определить момент, когда космического масштаба силы наиболее или наименее чувствительны к влиянию зловещего мага. Излишне говорить, что период серного Огня лучше всего подходит для подстрекательства, а времена ртутного Льда — для подавления и истребления.

Этот метод можно применить к четырём периодам 11-летнего цикла, выделенным профессором Чижевским на основании многочисленных наблюдений и статистического анализа. В основе этого деления лежит принцип, согласно которому увеличение солнечной активности и, соответственно, количества солнечных пятен преобразует потенциальную энергию масс и природных сил в кинетическую, и наоборот.

Первая фаза того, что проф. Чижевский определил как «историометрический цикл» — это период минимальной возбудимости, который также может быть определён как период Льда, порядка и увеличения негэнтропии. Солнечный диск лишён пятен и спокоен. Массам недостаёт единства, они невосприимчивы к призывам, терпимы и сдержанны. Преобладают пацифизм и консерватизм. Желание бороться за права или идеалы слабо; преобладают компромиссы, уступки и ренегатство. Подписываются мирные договоры, правят меньшинства, установившиеся автократии удерживаются у власти. Стихии обычно спокойны, общий уровень эпидемий находится на уровне исторически реалистичного минимума. Этот период Льда и порядка длится приблизительно три года.

Вторая фаза — это период увеличения возбудимости, характеризующийся устойчивым ростом энтузиазма масс. Его можно сравнить с таянием Льда. Появляются первые признаки общественного единства, о чём возвещают растущие и умножающиеся солнечные пятна. Начинают проявляться новые идеи, программы, движения и лидеры. Обостряется напряжённость и формируются союзы против общих врагов. Более того, проф. Чижевский разделил этот период на три разные части:

  • Возникновение (или внедрение) новых идей и доктрин в массовом сознании, пробуждение или рождение архетипов, Заря Богов.
  • Группировка этих идей, создающая конкурирующие центры силы, которые можно описать как странные аттракторы в терминах современной теории хаоса или центры тяжести [cen­ters of grav­i­ty] на языке военных стратегов.
  • Кристаллизация одной господствующей идеи или доктрины с сосредоточением множества отдельных групп вокруг единого психического центра и одной уникальной концепции. В терминах современной стратегии такой центр тяжести становится sys­tem­punkt [критической точкой].

Окончание этого периода может оказаться бурным, отмеченным нетерпением, общей нервозностью, брожениями и недовольством. Нарастающее психическое и психомоторное волнение масс обычно отражается в соответствующих природных явлениях. Могут появляться новые штаммы патогенов. Общая длительность второго периода — два года, хотя она может сильно варьироваться в зависимости от длины цикла солнечной активности.

Третья фаза — это период максимальной возбудимости, бурлящий под управлением Огня, это рост энтропии и хаоса. Количество солнечных пятен достигает своего циклического максимума, диск солнца затемнён, можно наблюдать множество вспышек и протуберанцев. По словам профессора Чижевского «этот период вдохновляет нации на величайшие безумства и на величайшие достижения, подтверждая тем самым формулу Гераклита «pole­mos pan­ton esti pater kai basileus» (Война есть отец и царь всего сущего)». Как говорил Ницше: «Безумие отдельных людей — довольно редкое явление; но безумие групп, партий, наций и эпох — обычное дело».

Энергии, сущности и формы, возникшие из потенциальности периода Льда и давшие всходы во время его таяния, теперь полностью раскрываются и продолжают распространяться в полной силе и славе. Это подтверждает сама Природа: многочисленные стихийные бедствия и эпидемии отражают, сопровождают и подпитывают соответствующие движения в восприимчивых человеческих массах. Вспомним о знамениях приближающегося мора (NB: в исторических источниках «чума» может означать любую смертельную пандемическую болезнь, например оспу, а не только чуму как таковую), поразмыслим над их мифологическими коннотациями – это поможет нам настроить наши магические умения на проявленные свойства бушующего Солнца.

В соответствии с анализом профессора Чижевского коллективные влияния этого периода характеризуются следующими принципиальными факторами:

  • Распаляющее влияние лидеров на свою обширную аудиторию.
  • Будоражащий эффект акцентированных идей на коллективное сознание.
  • Высокая скорость возбуждения, обусловленная наличием единственного психического центра тяжести или самого эффективного аттрактора.
  • Расширение зоны воздействия массового движения, господствующей доктрины, природной катастрофы или эпидемической интеграции и индивидуализации до всей затронутой популяции.

Чижевский особенно подчёркивал объединяющую и разжигающую роль лидера, замечая, что «влияние Лидера имеет такой сильный эффект, что единственное слово или жест в важный момент может увлечь массы и привести в движение целые армии». Именно так работает «эффект бабочки», хотя также его можно выразить в Химических терминах проекции и умножения (которые требуют хотя бы подобия правильного Порошка Проекции). Чтобы подкрепить свои наблюдения общей истории, профессор Чижевский провёл убедительный анализ жизни и деяний Наполеона, показав, что его величайшие достижения и окончательный провал совпадали с максимумами 11-летних циклов, разворачивавшихся в течение всей его жизни. Это прекрасная иллюстрация к вековому образу «солнечного Короля» или микрокосмического Химического Короля в Красном.

Ещё одно интересное наблюдение, сделанное Чижевским – «гнев солнца» и соответствующая ему повышенная внушаемость коллективного сознания объясняет также и «почему идеи, свободно и без сомнений обсуждаемые сегодня, считались совершенно запретными совсем недавно — от года до трёх лет назад». Три года длится период огня и хаоса.

Четвёртая фаза — это период уменьшения возбудимости. Его можно описать как оледенение солнечного пламени. Количество пятен и сопутствующая электромагнитная активность Солнца начинает спадать до минимума. Согласно Чижевскому, «движения масс походят на судороги умирающего. Они становятся всё более и более инертными и апатичными, высказывая склонность к примирению. Понижение степени единодушного общения масс вызывает споры и разлад в коллективах, союзах, государствах». Он заключает, что «общий упадок сменяется таким психо-физическим состоянием, которое может быть названо энервацией». Аналогично успокаиваются стихии, стихают эпидемии. Это затишье после бури наступает постепенно и длится три полных года.

В первый период цикла попытка запустить заразную сущность (идеологическую, материальную или магическую/эгрегориальную) скорее всего закончится крахом. Еще бы, ведь она будет встречена максимальным сопротивлением: слова попадут в глухие уши, энергии будут потрачены на открытие герметично запечатанного, щупальца влияния наткнутся на холодную каменную стену. В четвёртый период такая попытка поначалу принесет успех, но все усилия будут потрачены впустую: наступит период Льда, энергии рассеются.

Оптимальным выглядит третий период максимума солнечных пятен, но так кажется только на первый взгляд. По факту действовать уже поздно; место под Солнцем уже занято, а темп потерян. Проецируемая вами сущность должна будет сражаться за жизненную территорию против укоренившихся опытных соперников со сформированной сферой влияния и свитой союзников. Иногда одна заразная болезнь может вытеснить другую похожую, как с урбанизацией туберкулёз заместил лепру; однако, такие примеры редки и требуют множества дополнительных благоприятных совпадений и обстоятельств. Инфекция должна сначала закрепиться, создать контролируемую эндемическую зону, центр тяжести эпидемии, затем проложить надежные векторы распространения. Поэтому оптимальным временем внедрения и вторжения будет второй период солнечного цикла: не слишком рано, не слишком поздно – вовремя.

Как правило, необходимый период наступает сразу после точного квадрата между Юпитером и Марсом, так как обычно это случается за два года до максимума солнечных пятен. Избегайте времени, когда Венера и Меркурий находятся в нижнем соединении – это снижает гнев Солнца, так как эти планеты ему препятствуют. По той же причине время как полной, так и новой Луны нам не подходит: Луна смягчает солнечные эффекты. Зато подойдет время полулуния.

Примечательно, что в древности римские жрецы могли определить приближение и даже характер солнечного гнева путём регулярных наблюдений за атмосферными явлениями, такими как гало и форма облаков (например, перистые, перисто-слоистые, перисто-кучевые облака; даже цвет неба может зависеть от фазы 11-летнего цикла) или уделив пристальное внимание поведению выбранных животных – мышей, крыс, птиц. Существует также загадочное упоминание, что во время пиков солнечного цикла можно увидеть большее количество падающих метеоров и комет (классическое знамение бедствий). Но ничто не может заменить проверку количества и динамики изменения солнечных пятен визуально через затемнённое стекло или с использованием опубликованных астрономических данных.

Чтобы рассеять враждебное влиение или явление можно использовать два противоположных метода. Один может быть по праву назван «гомеопатическим»; он похож на месопотамский экзорцизм, в котором демона млжет выгнать только другой демон, например, Пазузу, изгоняющий Ламашту. В этом случае подход не отличается от описанного выше; делайте то же, что и противник, но превзойдите его в силе и искусности. Противоположный, «аллопатический» подход состоит в том, чтобы «заморозить» вражеский «вирус» в первый или четвёртый период.

Чумная Магия только тогда будет эффективна, когда зловещий маг способен будет видеть или по-другому чувствовать запутанную сеть связей между объектами, субъектами, процессами и событиями – сложную многогранную динамическую фрактальную структуру. Отточив эту способность, вы можете изолировать противостоящий «патоген» и начать вычищать его льдом, обрывая его связи одну за другой. Эта процедура ледяного разбора по косточкам относится к миру Ars Fal­cis [Искусства Серпа], будучи характерным проявлением Намтара, срезающего судьбы и жнеца, командующего пятью направлениями шестидесяти болезней; или северных Норн, повелительниц судеб, вплетающих шансы в сеть времени, могучих Валькирий, избирающих тех, кому должно умереть. Таким образом наша дискуссия постепенно отошла от обобщённых принципов, применимых к более мирским делам (так называемый «вирусный» маркетинг, политическая пропаганда и интриги и т. д.) к настоящему Ars Mag­i­ca [Магическому искусству].

Члены ордена O.H.S. убеждены, что разжёвывание рецептов церемоний и ритуалов ограничивает даже Посвящённых, контрпродуктивно в долгосрочной перспективе и может испортить практику. Любую предлагаемую структуру ритуала следует рассматривать как схематический пример основы, подлежащей индивидуальным изменениям. Гораздо эффективнее давать символический язык, аналогии, симпатические связи и базовые принципы, чтобы практик мог использовать их, выстраивая собственные работы, тем самым развивая магические способности и катализируя непрерывный процесс создания Камня.

Поэтому вместо предписанных ритуалов мы дадим систему загадок и ключей, с помощью которых однажды будут открыты Багровые Врата. Некоторые из ключей к Магии Чумы уже были обозначены. Один из них — визуализация всеохватной хаотической сети и её виртуозного рассечения с помощью инструментов Танатоса, олицетворяющего одновременно стазис и необратимую трансформацию, когда уже сделан решающий выбор и Рубикон пересечён. В целях данной работы допустимо отождествить Чёрное Солнце и наш Сульфур с Хаосом, а планетарные чёрные солнца и наш Меркурий со Смертью [Mors]. Природный образ, который нужно визуализировать — это зернистая структура солнечной поверхности, такая как на многочисленных астрономических фотографиях, и текучее круговое движение капель Ртути в бесконечной пустоте.

Другим ключом является восприятие, соотнесение или даже тотемизация Самости мага с огромным роем, соотносящимся с проявлением Камня Огня мага как эквивалента огненного Порошка Проекции. Эффективными будут типичные образы, ассоциирующиеся с Чумой, такие как кишащие крысы, мыши или даже саранча Аваддона или мухи Баал-Зебуба.

Примечательно, что синонимичный символизм мыши и крысы имеет глубокие мифологические корни. Филистимляне использовали статуи золотых крыс в ритуалах, предназначенных для защиты от чумы. Священники храма Аполлона Сминфея (по-гречески «мышиного») в Гамаксите неподалёку от Трои, где, согласно Иллиаде, были выпущены чумные стрелы, разводили и подкармливали множество священных белых мышей (или крыс?), посвященных солнечному богу, которого иногда рисовали стоящим на мыши. В то же время, мышей/крыс считали хтоническими животными, которые одновременно ассоциировались с грозами. Теофраст, также как некоторые другие античные авторы, замечал, что наблюдая за поведением мыши, её «танцами» и «песнями», можно предсказать грозу. Существует множество легенд о том, что мыши рождаются из почвы после удара молнии в землю или падают с неба, когда бушует гроза. Повсеместно, от Персидской империи и греческих поселений в Средней Азии до средневековой Европы, мышь считалась пророческим, зловещим, связанным со смертью, войной, голодом и чумой животным (добавьте в эту смесь грозы и солярно-Аполлонические ассоциации, чтобы получить полную картину!).

Фактически, в Средние Века и позднее мышь или крыса считалась посланником самого Дьявола, что подтверждается множеством источников, варьирующихся от слов «чтобы магию порога этого преодолеть, нуждаюсь я в зубах крысиных», приписанных Мефистофелю гением Гёте, до святого Иосифа, мастерящего мышеловку, чтобы защититься от Нечистого, на голландском триптихе 15-го века неизвестного фламандского мастера. Структура этого и других относящихся к чуме мифологических и эстетических векторов должны быть тщательно рассмотрены и переварены Даймоном Самости мага.

Следующий ключ — это вирулентный центр. Астрологически он представлен Чёрным Солнцем или, на более глубоком уровне, контрастно феминным чёрным солнцем Млечного пути – центральной чёрной дырой Ниррити-Дурги-Лхамо. Серьёзную значимость своих астрологических аспектов она уже доказала в 1340‑х годах.

Для этой и предыдущих загадок критически важным является установить и поддерживать эффективный двусторонний контакт между пандемическим очагом-аттрактором-sys­tem­punkt и его материализованными векторами-протуберанцами-тенями. Проектором и регулярные проекции должны рассматриваться как Один-во-Множестве и Множество-в-Одном, как Самость Мандельброта — множество Самостей, одновременно текучих и кристаллических. Это, опять же, можно выразить через хаотическую механику и взаимоотношения между Чёрным Солнцем и его планетарными двойниками, если практик найдёт такой подход удобным и плодотворным.

Демонолатрическая грань ключа делает основной упор на центрального архидемона «чумной сети», рассматривает саранчу как эманации и проявленные вовне части Аваддона. Массы заражённых грызунов — это обжигающие лучи Аполлона, которым Он может повелеть вернуться в Него. Семь смертоносных себбити Нергала или Эрры (а затем «семь молний» угаритского Баала) — это их убийственные, сгустившиеся Тени, могущественные и автономные, но неотделимые от отбрасывающего их центра. Мухи Баал-Зебуба – это его множественных векторы-тени‑я, объединенные общим свойством, формулой, ритмом и целью. Это демонический clavis [ключ] и мифологический исток всех пересечений и резонансов между Магией Чумы и Магией Тени.

Последний ключ — острая Чумная стрела и получившийся в естественном отборе контагиозный яд на ней. Ни один яд не похож на другой, а наш тёмный Вирус должен быть текучим, гибким и легко адаптироваться – чтобы завоёвывать и побеждать! Чумные стрелы соединяют стреляющий центр, его распыляющих Теней-носителей, и свои цели, сливая тем самым в органическое целое Чуму-Войну-Голод-Смерть с их беспомощным жертвами и окружением, превращая их в незаменимые, неразделимые переменные одного зловещего уравнения и Химического Эликсира. Эта связь может быть аллегорически осмыслена и выражена с позиций истории и эпидемиологии как природа и свойства объединяющей оси, сопрягающей эпоху-космос-окружающую среду-общество-человека-крысу-блоху-бактерию.

Символическую визуализацию Чёрного Солнца, щедро рассыпающего свои Чумные стрелы, можно увидеть в глубоко проникающем образе коронального излучения во время полного затмения, случающегося в период максимума солнечных пятен. Корона разительно меняет свою форму и интенсивность излучения в течение 11-летнего цикла. Если затмение выпадает на период минимальной возбудимости по Чижевскому, корона спокойна, бледна, симметрична и смещена к нижним широтам солнца, излучение выглядит горизонтальным. Влияние такого затмения будет нести отличительные черты Льда, порядка и нарастающей негэнтропии. И наоборот, если затмение случается на пике цикла, излучение ясно видимо во время полного затмения, оно яркое, асимметричное и формирует искривлённый Хаосиум, указывающий своими щупальцами во всех направлениях вдоль линий солнечного магнитного поля. Влияние такого затмения обладает свойствами Огня, хаоса, увеличения энтропии, а его образ становится истинным вдохновением для нашей главной сигилы Магии Чумы — Солнца Аполлиона.

Подумайте также о том, что корональные «стрелы», выпускаемые во время затмения, связывают краткие, но весьма влиятельные 11-летние периоды солнечной активности с астрологическими интерпретациями затмений как таковых, объединяя их с тысячелетними циклами саросов и вводя в Большую Игру ещё одну ключевую характеристику первого затмения на полюсе. Таково тайное эоническое значение стрел Чумы, чей дьявольский яд превращает циркуляцию тёмных воронок-пятен на лице Атона в солнечный Сульфур и Саламандру, а медленное торжественное вращение солнечных колёс экселигмосов — в её двойников — солнечный Меркурий и Ремору.

Кроме того, практику не нужно ждать, пока закончится или начнётся специфическая фаза солнечного цикла, или даже пока случится затмение. В то время, как вы читаете эти строки, волны огненной активности Солнца, сменяясь, отпечатываясь в самой земной ткани. При достаточной мудрости к ним можно подключиться в любой момент, используя их подъёмы и падения. Источники их влияния на индивидуальную и коллективную психику многочисленны и загадочны, а их изучение относится скорее к области маргинальной науки и продолжительных эмпирических исследований: начиная от отслеживания поведения животных и до наблюдений в психиатрических изоляторах. Обсуждение подобных исследований и наблюдений, включая те, что были проведены лично членами O.H.S., выходит за пределы содержания этой книги, однако мы приведём таблицу с их кратким резюме, которую может использовать любой проницательный адепт:

Низкая солнечная активность (геомагнитное затишье)Высокая солнечная активность (геомагнитный шторм)
Глубокое интуитивное пониманиеНатиск берсерка, боевой транс
Сворачивание, внутренний поиск, интернализацияРазвёртывание, расширение, влияние
Концентрация на СебеКонцентрация на Других
Одиночные медитации/ритуалыКоллективные ритуалы, празднования, торжества
Випассана, цзуован, мусинЭкзальтация, страсть, экстаз, безумие
ПраджняУпая
Ниргуна, Тьма, иньСагуна, Пламя, ян
Тишина или ритмическое пениеШум, громкие рецитации или музыка
НеподвижностьКиртан
Спонтанное экстрасенсорное восприятиеПолтергейсты, видения
Ясновидение, предвидение, телепатияУбеждение силой, гипноз
Работа со снами, странные сны, кошмарыСомнамбулизм, бессонница, эйфория
ИнвокацияЭвокация
Стабилизация внутренних структурСтабилизация внешних коллективных структур
Внутренне ритмичное, синхронноеВнутренне аритмичное, «всё можно»
Симбиотическая одержимостьПаразитическая или неконтролируемая одержимость
МеркурийСульфур, «сернистые загрязнения»
Внутреннее насыщениеВнешнее насыщение

Информация о текущей солнечной активности и её влиянии сегодня доступна в публичных источниках. Но иметь собственные астрономические и техномагические инструменты может быть крайне полезно! Особенно когда важны точность и учёт географических точек. Однако лучше всего тренироваться в ощущении и оценке потоков солнечных приливов, особенно сильных извержений или долгих периодов покоя Солнца. Это можно считать своеобразной формой астромагического и экстрасенсорного развития.

На этой замысловатой Химической головоломке мы заканчиваем обсуждение Солнца, Тени и Чумы. Хотя открытые ключи, принципы, теории и практики ни в коем случае не объяснены до конца, их развитие мы оставляем экспериментальным талантам искателей.

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: