«Прометея» Алана Мура: перевод второго тома

Тадам: мы перевели второй том «Прометеи» Алана Мура – следующие шесть выпусков графического романа, живописующего оккультное мировоззрение мастера слова и медиамагии. Монументальная и невероятно красиво нарисованная «Прометея» – это не только mag­num opus нортгемптонского колдуна-эрудита с отсылками к миллиону произведений и традиций, но и гимн Апокалипсису как переходу человечества на новый уровень существования. Для нашего эсхатологического (больше чем) нет-зина это не просто злободневная тема – вспомните об апокалиптической гиперсигиле четвертого катабазина, вспомните о концовках «Незримых» и  «Провиденса».

Если вы пропустили новость о первом томе «Прометеи», вот она. Кто только не потешался над дидактическими амбициями великого автора! Читая вступительные шесть выпусков, ещё можно надеяться на историю о героических битвах и любовных похождениях, а рассуждения о Чашах и Мечах – что ж, это ведь просто затянувшаяся предыстория прекрасной воительницы? Видали и высокопарнее… 

Однако теперь Мур, завершив пронзительным аккордом прелюдию о четырёх мастях, возвращает героиню в мирскую круговерть на несколько глав лишь для того, чтобы напомнить: в ней всё не то, чем кажется. Компьютерное программирование – лишь неоправданно долгий способ инвокации Гермеса, а секс – наоборот, лёгкий способ задействовать все священные органы. Впрочем, захватывающее побоище во втором томе тоже есть – вот только каждый из бойцов так или иначе занимает чужое тело. 

В мире «Прометеи» волшебством наделены обыденные вещи, а мысль Бога прослеживает исторические события. Здесь нет возвышенных ритуалов, опосредованно влияющих на грубую действительность. Единство материального и духовного не проповедуется при удобном случае, а сквозит в каждом сюжетном ходе и каждом художественном приёме. Да что такое комикс, если не слияние слова с образом? Всемогущие героини Мура – его коллеги по цеху не только потому, что, как известно, «большинство писателей – писатели». 

На красочных страницах комикса ненавязчиво разворачивается примерно то, о чём писал Кроули в «Магии без слёз»: «Я сделал своей целью во время прогулок искать соответствия всему, что вижу. Выходя за дверь своего дома, я думал, что дверь – это Далет, и дом – Бет, слово «доб» на еврейском означает «медведь», и его число 6, которое относится к Солнцу. Затем подходишь к забору, это Хет, число 8, соответствующее 7‑му старшему Аркану Таро – Колеснице: так ты начинаешь ловить экипаж, чтобы ехать дальше. Идя по улице, первый дом, который ты замечаешь, – дом 86, это число Элохим, и он построен из красного кирпича, что напоминает тебе о Марсе и Разрушенной Башне, и так далее. Когда подобная работа, выполняемая в достаточно несерьёзном духе, станет привычной, ты обнаружишь, что твой разум двигается по этому пути совершенно естественно, и будешь удивлена своим прогрессом» (перевод T.U.A.T.).

Итак, в арсенале Мура множество языков для одухотворённого описания окружающего мира. Он постепенно подводит читателя к пониманию, для чего эти языки вообще создаются, – чтобы в великолепном 12‑м выпуске огорошить его мастер-классом по произвольному сотворению смыслов. Игривая стихотворная форма основного повествования; классическое сопоставление еврейского алфавита с арканами Таро и тут же – причудливо вторящие им же анаграммы; подражающие искусству разных эпох иллюстрации; пара чешуйчатых рассказчиков, нашёптывающих в такт собственной песне: «Что наверху, то и внизу»; плотоядно поглядывающий на них из-за кадра герой любимого анекдота Алистера Кроули; фотореалистичные (своеобразный привет из трёхмерного мира) портреты самого Кроули; наконец, сама Прометея, как бы от лица читателя откровенно глумящаяся над однобоким (но чего вы от них хотите? у змей и лапок-то нет) представлением Мика и Мака о мировой истории… разумеется, Мур здесь не пытается облечь тайну бытия в слова. Собственно говоря, и для героини книжное слово – пройденный этап. Теперь ей необходимо увидеть в действии столкновение сопоставлений, порождающее новые смыслы. На словах змеи (опять же, что с них взять?) повторяют, что магия есть «Волшебный Театр Ума», отпираемый воображением, словно бы противопоставляя ум телу. Однако другое название выпуска – «Метафора» (вернее, Metaphore – на французский манер). 

Композиция комикса зеркальна: если до «Магического театра» волшебство происходит с Прометеей Софи по чужой воле, то после инициации она становится проводницей по метафоре сама. Впереди – третий том, который мог бы стать заумным учебником по сефиротической магии, но оборачивается завораживающим танцем мифа с бытом, равно глубокомысленным и потешным. К сожалению, Софи – ещё очень юный и самоуверенный маг… но об этом – намного позже.

Нужно ли говорить отдельно о трудоёмкости локализации? Смеем надеяться, что вы вообще забудете о том, что читаете перевод. Пытливым умам, однако, предлагаем взглянуть на оригинал 12-го выпуска.

Переводит, верстает и дорисовывает недостающее по-прежнему Алиса Апрельская. Ускорить Апокалипсис можно как добрыми словами и сигилами, так и более земным способом – через Яндекс.Деньги: 410015993805097. Сердечная благодарность всем, кто поддержал работу над первым и вторым томами!

Кроме того – мы вновь объявляем КОНКУРС РЕПОСТОВ! 30 апреля мы случайным образом выберем из репостнувших эту запись трёх счастливчиков. Мы разыгрываем три приза: книгу «Каббала Израэля Регарди. Гранатовый сад» и два полных комплекта журналов «Катабазия». Первый победитель выбирает из трёх призов, второй – из двух оставшихся. Попытайте счастья, если хотели приобрести наши журналы, но страдали уицраоровым малокровием кошелька.

Всех остальных же мы просим бескорыстно разнести весть с помощью репостов и ждать следующих выпусков на сайте promethea.katab.asia! А в планах на ближайшие дни – несколько впечатляющих материалов, связанных с «Прометеей». Не пропустите.

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: