Книга Чёрного Солнца: Порог Сомнения и порог Ясности

От редакции. Ну вот и последние два порога освещены в Liber Nigri Solis: Сомнения и Ясности.

Первые семь порогов — не семь областей трансформации и даже не семь проблем, которые нужно разрешить для дальнейшего продвижения. Это семь испытаний, но каждое придется сконструировать для себя самому; это семь лакун, которые нужно заполнить, семь запущенных внутренних пространств, которые придется завоевать и перестроить. Все они приходят к соединению и заврешнию в восьмом, пороге сомнения, через который нужно будет провести весь полученный за это время опыт и сформировать из него собственный поток, собственный индивидуальный эон, собственную реальность, подобную изумруду в короне Люцифера.

Чем же останется заниматься на последнем, девятом пороге? Что ж, пилон воздвигнут — пилон должен быть разрушен; так минуется и последний порог, самый краткий и сияющий —  ударом молнии.

fr.Chmn

ПОРОГ СОМНЕНИЯ

Для кого-то приближение к Чёрному Солнцу обернется тяжёлым философским или интеллектуальным испытанием – погружением в едкий яд рационализма, в кислоту, выжигающую сорные представления и идеалы. Для кого-то проявится как полемика со Сфинксом в одной из множества его форм – спором со стражем-грифоном, немезидой, инквизитором. Змееязыкий и злонамеренный, он шепчет на ухо искателю мучительные вопросы, сеет в его душе сомнения. Они-то и пробудят однажды его подавленный опыт и сотрут в пыль “истины”, на которых строился его мир.

Ну а для такого финала очень полезным изысканием будет исследование чуждых, забытых или запретных идеологических систем. С их помощью проще будет отбросить слабые и необоснованные идеи, осознать их несостоятельность в избавиться от их обузы. Кроме того, так искатель обретет оружие против своих догматичных оппонентов (в том случае, если те достаточно глупы, чтобы верить в собственную пропаганду).

Незаменимое для поддержания эонических процессов искусство пропаганды, бесценное для апокалиптических и революционных традиций Чёрного Солнца, само по себе обладает инициатическим потенциалом. Пропагандист должен овладеть божественно дьявольскими, дьявольски божественными искусствами двоемыслия и ловкости ума, с помощью которых любое воззрение может быть вывернуто наизнанку, направлено против самого себя, чтобы в его рамках можно было использовать несовместимые идеи.

Как и в случае с любой другой системой, правила логики могут искажаться или нарушаться лишь теми, кто их знает; причудливые теоремы высшей математики и квантовой физики превращаются в интеллектуальную кашу в головах тех, кто не посвящён в фундаментальные законы этих наук. То же касается, хоть и не столь явно, использования оккультных политических теорий, философии истории и тому подобного. Массы поверят во всё, что будет представлено убедительно и правдоподобно, но более осведомлённые люди могут лишь презирать некачественно изложенные доктрины, в чем будут правы.

Итак, маг, осмелившийся ввязаться в эоническую политику, должен быть готов рационально защищать свои заключения, какими бы Гностическими не были они по природе. У тех, кто не справится с вызовами своего времени, не будет второго шанса. Его не оправдает неожиданность инициатического испытания — каждое мгновение бросает новый вызов, и единственной надёжной подготовкой к кризису ининциации может быть только непрерывная бдительность и настороженное ожидание.

В рамках личной практики маг, погружающийся в глубины философских размышлений и самоисследования, рано или поздно встретится с внутренним инициатором в форме испытующего противника или даже собственного призрачного двойника. Столь же поучительный подход практикуется в партнёрстве или в инициатических школах: диалог, симпосий, состязание в загадках, все они образуют живой глиф общения с даймоном, знание о котором – самый эмпирический опыт этого самого эмпирического из Порогов.

Упомянутая «пропасть сомнения» или, как ее иногда называют, «пропастью рассудка», также приводит и к потере веры. Пропасть эта даже может быть открыта именно отвращением от веры и утратой связанных с ней иллюзий. Хороший инициатор, ментор или наставник может даже намеренно подстроить своим ученикам такое испытание — правда, ценой потери (обычно временной) расположения или даже уважения со стороны своих протеже. Можно обойтись и без потерь — но способен на такое лишь мастер.

Те, кто осознанно стремится в интеллектуальную пропасть этого порога, обнаруживают, что классический метод намеренного когнитивного диссонанса оказывается эффективным для освобождения мировоззрения от ограничений привычного мышления. Ученик может умышленно столкнуть несовместимые друг с другом идеи, сознательно атакуя свои самые любимые суждения, уничтожая противоположные либо соперничающие убеждения и даже применяя мистицизм Via Negativa к достижению трансрационального Чёрного Гнозиса.

Изумрудные Врата Чертогов Преисподней

Специализация в одной из многочисленных оккультных наук, магических и эзотерических техник может быть полезна практику, но чтобы открыть Изумрудные Врата, ему необходимо будет интегрироваться во всеобъемлющую систему эзотерической мысли. В зависимости от эонической ситуации, эта система может быть совмещена с философией, наукой и мистическими доктринами, как преобладающими в культуре, так и выступающими против неё в соответствии с путем левой руки. Создание цельного корпуса последовательных и взаимосвязанных эзотерических соответствий и аксиом может стать для оккультиста собственными Изумрудными Вратами, а также средством провести в Чертоги Преисподней других людей.

Подобная система, выходящая за пределы обычной “магической парадигмы”, должна быть всеобъемлющей. В отличие от строго научного набора теорем, которые представляют собой лишь инструменты в прагматичном арсенале научного метода, эзотерическая модель должна быть мировоззрением. В противоположность научному знанию, она не прогрессивна и не аддитивна; её можно совместить с другими подобными ей системами, но общая сумма оккультных знаний от этого не вырастет.

Однако, в отличие от религиозной доктрины и догмы, она не подразумевает никакого авторитета, кроме опыта, так что может потерять ценность при передаче от одного практика другому. Поэтому религиозная мысль может сохранять инициатическую значимость – через ритуальное окружение и доктринальные рамки, сопровождающие мистическую передачу знаний, или через авторитарную природу определённых эонических потоков… Но она никогда не заменит магическую природу мысли эзотерической, эмпирически понятой и воспринимаемой интеллектуально.

Характерным и особенно важным для традиции Чёрного Солнца является то, что инициатический магический гнозис, будучи актуальным и полным, порождает полностью интегрированные режимы мышления – характерные интеллектуальные синергии силы общего, наряду с утончённой точностью частного.

Изумрудный ключ

Всеобъемлющее мировоззрение может стать персональными Изумрудными вратами для оккультиста. Центральная концепция, личное «чёрное солнце», — это персональный ключ к этим вратам. После надлежащей работы и самосовершенствования практик однажды приходит к пониманию Единого, что не похоже ни на что Иное и не имеет противоположностей, кроме хаоса. Сформулировав эту монаду через философию, ритуал и эксперименты, маг может поместить полученную святыню на причитающееся ей место в священном интеллектуальном храме и стать жрецом её мистерий.

Такая возвышенная инициация была характерна для лучших элитистских мистериальных школ древнего мира. Подлинные жрецы Аполлона совершали шаманское путешествие в нижний мир чтобы найти там Тёмное Сияние инфернального солнца. Парменид, увидев Персефону в Сияющей Тьме, постиг мудрость фундаментальной полярности того-что-есть и того-чего-нет. Аналогичным образом, совершая нисхождение в тёмные пещеры своего ума, объединяя атавизмы и чудовищ с богами и даймоном в диалогах внутренней философской алхимии, маг инициирует себя в священнейшую из мистерий – мистерию Самости.

Это нисхождение воспроизводит Падение Люцифера, поиск потерянного Изумруда, выбитого из его короны, с обретением которого завершается алхимия его преобразования. Обновлённый, он правит земным царством, а также адским и небесным, вкушая из изумрудного Грааля кровь Жизни, Эликсир Чёрного Солнца. Подобно Бальдру, он может безопасно пребывать в нижнем мире, пока Рагнарёк бушует над ним, затем вернуться посредством шаманского восхождения — и стать правителем. Но пока он пребывает в трансе летаргического сна, Один нашептывает ему секрет своего бессмертия.

Врата зари

Любой лиминальный период благоприятен для того, чтобы прикоснуться к Чёрному Свету и Тёмному Сиянию. Ведь пока вульгарное солнце садится, Чёрное Солнце Ночи рождается из его смерти — «восходит». Но как следует познакомиться с этим процессом можно лишь напрямую, познав его в моменты затмения.

Этот миф об «Изумрудной Заре» Чёрного Солнца контрастирует с «Золотой» Зарёй солнца вульгарного. «Изумрудная Заря» — это рассвет герметического гнозиса элиты сатурнического и уранического происхождения, а «Золотая» – моралистический и демократичный универсализм. Из них только первый скрывает за усыпанной звёздами завесой новый порядок времён.

Главный мезокосмический порог – смена эонов, – это время, когда влияние инициатического и контринициатического духовных полюсов перемешиваются, образуя знакомую ныне атмосферу хаотичного и обескураживающего потенциала с неопределённой примесью света и тьмы. Однако в своих поисках озарения светом Чёрного Солнца эонический маг должен прилагать усилия, чтобы действовать в согласии именно с инициатическими влияниями, и ориентироваться на духовный полюс изначальной традиции. Однажды надёжно зафиксированное в этой точке сознание может преодолеть любые крайности Похода, вновь и вновь возвращаясь к Центру Мира, неся с собой его холодные чёрные огни до самых ледяных окраин пылающего хаоса.

Ключ Зари

Как самоинициированный герольд и предвестник Чёрного Солнца, работающий в этом потоке маг становится движущей силой его восхода. Осознание своей роли помогает ему в движении к своей цели, способствуя различению потоков силы, что направляют слова и поступки людей. Оно обеспечивает продвижение в личном Походе, даже когда каждое действие питает черные огни перемен и обновления. Секретный ключ зари – это знание и применение эонической этики к очищенному личному этосу, что позволяет магу поддерживать непрерывность сознания, несмотря на радикальное ускорение и распространение эонического хаоса.

Кажущаяся парадоксальной двойственность стремлений леворучной традиции к строгой личной чести с одной стороны, и к беспощадным и лживым стратегическим практикам с другой — лишь один из примеров тонкостей эонической этики. Обе эти крайности переносят сознание на точку отсчёта за пределами конечной смертной жизни: жизнь, полная чести, повергает бесчестную и тем самым превосходит бесчестную смерть; полная чести смерть живет вечно, обретая бессмертие в эоне… но что для одного честь, для другого может казаться беспощадностью.

Только маг может различить их, и именно знание добра и зла пробуждает гнозис. В этом контексте различие между путями слияния и разделения можно чётко определить не столько по содержанию этической интерпретации, используемой магом, сколько по её использованию. Индивидуальное сознание мага усиливается и сохраняется либо за счет этики, либо посредством антиномических действий, а желательно – и тем, и другим.

Те, кого поглотил соблазн саморастворения в чем-то, отличном от их собственного сознания, будь то эон или их собственное обожествлённое или демонизированное «я», не достигают ничего. Либо вульгарное солнце будет повержено, а его тело полностью преобразится в процессе мортификации нигредо, либо само сознание будет поглощено, принесено в жертву пламени Всепоглощающего Единого. Незавершённое нигредо оставляет за собой лишь почерневшие искорёженные останки полуразложившейся грязи, жалкие и отвратительные обрывки абсолютной слабости и самотречения. Те, кто следует путём разделения, должны эффективно использовать разнообразные слои антиномической этики, ведь их конечная цель часто скрыта, хотя ее достижению и служат все их действия.

Эонический маг должен помнить, что интеллектуальное или мистическое принятие Этоса Эона и его тонких стратегий никоим образом не служит заменой эмпирическому, Гностическому опыту его социокультурного влияния. Точно так же это принятие будет бессмысленным без применения силы творческого использования Этоса для собственного развития или развития других.

Кроме текущего эона есть альтернативные либо параллельные эоны, которые стремятся с ним сосуществовать или же паразитировать на нём, они борются за то, чтобы занять его место или хотя бы просто возникнуть. Состояние всех этих эонов, а также стратегические программы инициации, контринициации, и традиция, чья абсолютная суверенность царит над ними, являют собой истинные потоки текущего момента. В определенный момент они возникают и далее существуют по определенным каналам, подобно вероятностным аксиомам, что лежат за каждым физическим законом. Они не являются субъективными конструкциями, хотя многие из их сторонников и могут использовать такую пропаганду для собственных целей, как субъективных, так и объективных.

ПОРОГ ЯСНОСТИ

Тотальное познание реальности. Абсолютное, неопровержимое, неоспоримое, приходящее к апогею в Окончательном Сознании.

Алмазные Врата Чертогов Преисподней

Бесцветное и незримое сознание Девятого Угла преобразует монаду и в то же время сохраняет её; поэтому оно больше и величественнее монады, но также и меньше, потому что не заменяет и не вытесняет, но скорее дополняет её. И всё, что попадает в это сознание или проходит через него, само приобретает осознанность. И только то, что обладает осознанностью, может сохраниться, будучи распознанным и измеренным этим сознанием.

Алмазный ключ

Это сознание само по себе. Единственное, и в то же время множественное. Множественное, и в то же время Единое. Это узы вечной преданности и бессмертной чести, обвивающие сами себя. Заостренное в точку, сжатое в адскую тьму, сознание это — неуязвимое оружие и совершенный инструмент. Фасеточное всевидящее око.

Адамантовые Врата Тёмного Сияния

Единственные Врата, через которые нельзя пробиться силой, из которых никто не возвращается, стоят незыблемо и безмолвно, пока не придёт их время. Ключ к ним не выковывают, а находят выброшенным в самом неожиданном месте. Его адамант — без резьбы, украшений и загрязнений. Неописуемый, он говорит сам за себя.

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть