Независимый исследователь ДМТ: интервью с Диком Ханом

От редакции. Вот и первые работы волонтёров доступны вниманию конфидентов: знакомим вас с современным «независимым исследователем эффектов диметилтриптамина», автором книги «ДМТ и моё оккультное сознание», описывающей 600 его трипов и их последствий, — Диком Ханом.

Дик специфически сочетает прагматический естествоиспытательский интерес и мистический поиск. Его путь начался ещё с детских выходов из тела, когда он бродил в состоянии меж сном и бодрствованием по дому и рассматривал спящих родственников, а превратился в эксперименты, наиболее впечатляющие из которых привели его к встрече с некими духовными сущностями, которых опытный психонавт решительно отмежёвывает от «проекций ума». Хотя Дик вовсе не считает приём энтеогенов «магическим актом» и не пользуется никакими оккультными приёмами, действительность магического для него — обычная часть картины мира.

Интервью с disinfo.com небольшое и любопытное, но если оно породит интерес у конфидентов, кто знает, может, переведём и более полные статьи о Дике, а может, и на книгу его замахнёмся.

fr.Chmn

Предисловие Disinfo.com: Дик Хан — автор книги «ДМТ и моё оккультное сознание», в которой в безупречном, даже академическом стиле отразил более шестисот своих ДМТ-трипов. Делая упор на оккультную природу своего мировоззрения, Хан открывает нам бесценную коллекцию невероятных приключений в чертогах сознания. Эти записи — портал, открывающий доступ к тонким мирам диметилтриптамина как для опытных психонавтов, так и для начинающих.

Наслаждайтесь…

***

Disinfo: По твоему мнению, каково твоё величайшее достижение в области химии?

Хан: Поскольку химия связана с реакциями и превращениями, я бы сказал – публикация моей первой книги «ДМТ и моё оккультное сознание». Я искренне надеюсь, что она простимулирует реакции и превращения в разумах читателей, а ещё что те, кто следует по тропе познания феноменальной энтеогенной мистерии по моим следам, придут к самому сердцу этой тайны. Кроме того, я смогу признать частичный успех, если у меня получится внести свой вклад в реабилитацию табуированного слова «оккультный» и поспособствовать пониманию его истинного значения – практического или теоретического.

 

D: Кого ты считаешь своими героями?

Хан: В бытность подростком я влюбился в высокое литературное мастерство Чарльза Диккенса. «Стану ли я героем повествования о своей собственной жизни, или это место займёт кто-нибудь другой – должны показать последующие страницы» — эта строчка из его произведения «Жизнь Дэвида Копперфилда, рассказанная им самим» очень сильно повлияла на меня. Я хотел стать героем своей жизни. Но на самом деле, если говорить о героях, то выясняется, что в мировой мифологии существуют достаточно специфичные персонажи. Я бы назвал Блаватскую, но скорее из-за открытых ею знаний, нежели её личных качеств. Мой ныне покойный отец зажёг искру в моём сознании, ещё когда я был совсем маленьким. Но теперь я тоже отец, и я слукавлю, если скажу, что он всё ещё сохраняет тот же статус героя, которым я наделил его, будучи ребёнком.

D: Каким был твой первый опыт из разряда «бля, это же по-настоящему»?

Хан: Мой первый опыт «маленькой смерти» после курения ДМТ. Это случилось днём. Я был один в спальне, снаружи выл ветер. Три хороших затяжки из трубки не вызвали видимого эффекта, оставив меня в растерянном недоумении. Я приподнялся и попробовал снова. Маленький плотный шарик дыма внезапно меня вставил. Как только моя голова опустилась на подушку, я сразу понял, что мёртв. Я даже не сомневался. Я был непоколебимо уверен в этом. Тишина в комнате была не просто жуткой, она была абсолютной. Казалось, что в тот самый момент шторм снаружи застыл. Я понимал, что всё ещё дышу. Но не раньше, чем я подумал об этом, я ощутил, что больше не способен дышать. Чувство того, что я покинул мир живых, стало неопровержимым. Затем вид деревьев из окна комнаты внезапно резко панорамировался внутрь, в три стремительных и успешных волны прихода. По окончании третьей волны вой ветра внезапно сменился свирепым шквалом. Осознание того, что я очень даже жив, заставило меня подскочить, словно испуганного кота. Я побежал вниз по лестнице к жене, чтобы она утешила и поддержала меня.

 

D: Без какой магической техники ты не можешь жить?

Хан: Магической техники? Это типа магический талисман, амулет или ритуал какой-нибудь? Не могу даже представить себе, как пользуюсь чем-то подобным или как выполняю какую-нибудь магическую практику. Я бы сказал, что воля есть моя магическая техника. Я нахожу писательство поистине лучшим способом интегрирования невероятных опытов с ДМТ в мою жизнь. И то, что я открыто взывал к тем могущественным созданиям, что взаимодействовали со мной, чтобы они помогли мне в написании книги, может рассматриваться как действительная магическая техника.

В первые месяцы курения ДМТ я обнаружил себя молящимся всем известным мне богам, чтобы они дали мне мужества завершить опыт. Но вскоре мне стало ясно, что это я сам решил продолжать курить это сильнодействующее вещество, так что это моей миссией является приложить силу воли и включить для успеха собственную голову.

D: В каком возрасте ты начал употреблять ДМТ и почему?

Хан: Ну, вроде, мне было 42, я вдохновился просмотром документального фильма о революционном медицинском исследовании Рика Страссмана, одобренном правительством, «ДМТ: молекула духа». Однажды вечером я просто случайно наткнулся на этот фильм, а после меня полностью поглотили рассуждения Страссмана и его беседы с другими добровольцами, имевшими опыт ДМТ. Когда они начали описывать свой опыт, я был просто ошарашен. В тот момент я однозначно понял, что мне необходимо попробовать это вещество. Несколько месяцев спустя, после того как я прошерстил вдоль и поперёк немало соответствующих онлайн-форумов, я самостоятельно экстрагировал ДМТ и тут же принял его, дабы удовлетворить своё любопытство. Первые мои опыты были настолько магическими, что я сразу почувствовал сильное влечение (если не безумную страсть!) к тому, что открыло мне это вещество.

 

D: Что посоветуешь людям, только сегодня вставшим на путь психонавта?

Хан: Начни с любопытства: любопытство, мужество и грамотный подход вознаграждаются. В определённый момент обязательно появятся страх и тревога, но именно справившись с ними, ты сформируешься как разумный путешественник. Знай, что используешь, – здоровье превыше всего! Всегда лучше выбрать благоразумие. Помни, что один мрачный и напряжённый трип вовсе не значит, что они теперь все будут такими. Веди дневник, куда будешь записывать все свои опыты, обязательно работай над тем, чтобы перенести совершённые в них открытия в повседневную жизнь. Дабы не терять связь с окружающим миром, я бы порекомендовал увлекаться чем-нибудь, не связанным с психоделиками. Работай с комфортом в одиночку, или же найди себе единомышленников. Имей в виду: психоделики запрещены законом, потому что правительство считает их вредными для человека и общества. Делай всё, чтобы доказать обратное.

 

D: Какие проекты запланированы на 2018 год?

Хан: Я работаю над подготовкой к публикации моей второй книги, продолжая продавать первую через социальные сети. До публикации первой я никогда не использовал социальные платформы так активно. А теперь я просто поражён, насколько много родных душ мне посчастливилось встретить. Также мне удалось наладить контакт с несколькими по-настоящему уникальными и вдохновляющими людьми.
Я бы очень хотел продолжить свои исследования, когда позволит время, но оно, кажется, очень ограниченно. Мои приоритеты – профессиональные и семейные обязательства. Есть несколько книг, которые я обязан прочесть, и ещё несколько, которые я пообещал купить и прочитать.

D: Практикуешь ли ты магию, и если да, то какой опыт был наиболее значимым?

Хан: Я не практикую магию как ритуальное искусство, но я стараюсь поддерживать связь и плодотворные отношения между материальными и духовными силами, благодаря которым я сейчас нахожусь на своём месте. Когда я был ещё маленьким, я с большим увлечением задерживал сознание в переходной точке между сном и явью, результатом чего стало несколько классических случаев внетелесного опыта. Отвергая всякие сомнения: этот опыт показал, что некая загадочная и нематериальная часть меня могла осознанно действовать вне тела.

При этом я бы поспорил с тем, что приверженность к экспериментам с энтеогенами является формой магической практики, в процессе которой человек со всей своей мощью напрямую взывает к высшему разуму, который невозможно постичь или увидеть другим путём. И меня поражает непонимание между психонавтами, плотно взаимодействующими с высокоразвитыми духовными существами, и оккультистами, использующими ритуальные методы для привлечения тех же самых сил.

 

D: Ты экспериментировал с другими энтеогенами?

Хан: Да, если подворачивалось вещество и время было подходящее. Не так давно мне впервые за долгое время удалось поэкспериментировать с ЛСД. Было чрезвычайно полезно сравнить её изменяющие сознание свойства с эффектами от ДМТ. Ну а курение ДМТ на пике лизергинового прихода дало исключительный опыт. Но намного позже, когда я сопротивлялся растущему желанию ещё раз покурить ДМТ, некая неожиданная озлобленность моего состояния инстинктивно заставила меня подозревать влияние подсознательного на мою психику. Я планирую провести эксперименты с гармалой, также хотелось бы расширить мой небогатый опыт с чангой и провести исследования фармацевтической аяуаски и 4-AсO-ДМТ (O-ацетилпсилоцина).

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть