Анафема ZOS: проповедь лицемерам

Враждебный самоистязанию и бесплодному самооправданию, что зовутся набожностью, Зос любил адресовать самому Себе громкие монологи. Однажды он очнулся после одного из них, окруженный благодарными слушателями — толпой безвольных попрошаек, изгоев, развратников и потаскух, жирдяев и прочих прокаженных, извечных спутников цивилизации.

Очень он был ими раздосадован, но те льнули к нему, упрашивая: о, Учитель! Мы желаем познания! Преподай нам Религию!

Придя в жуткое огорчение, он узрел великое множество полных надежды верующих, после чего спустился к ним в Долину Стис, предвзятый к этим Последователям​. Испытывая лишь тоску, он усмехнулся и говорил им:

О вы, вручившие свое будущее в чужие руки! Не от вашей немощи наше общение, но от моего бессилия. Знайте меня как ZOS, Пастыря Козлищам, и спаситель я лишь самому Себе да тому, о чем сожалеть не стану. Никто не приглашал вас слушать монолог мой, и потому глотайте теперь мою Анафему!

Падальщики! Барахтаетесь в своих же экскрементах? Паразиты! Осквернив землю, мечтаете теперь о Небесах? Знания хотите — а готовы ли к изнасилованию невежества вашего? О, посею в вас нечто весьма небезобидное! Не воплощать же ваши высоконравственные грезы, не потешившись?

Я, неутомимо наслаждающийся собственной плотью, скорее к волчьей стае прибьюсь, чем войду в ваши зачумленные дома.

Ощущать… Поглощать… Жрать… Преумножаться! Вы застряли в цикле слепого червя. Вы построили себе кровавый мир, тюрьму из любви и вожделения. И не поправить ничего, если только не осудить вас на голод!

Да вы же каннибалы​, какого же мяса я вам предложу? Пожрав свое мёртвое «я», смакуя каждую его нечистоту, вы теперь, падальщики, слетелись пировать моими измышлениями.

Что обрели вы через свою грызню? Вы верите в самовоспроизводство как конечную цель, но вы есть мусор творения. Вы вернулись в первобытную простоту, в голод, становление — вас вообще считай не существует. Вы спутали время и эго, первое вы длите, а второго нет у вас. Ха, решили взнуздать свою сперму ​сантиментами​? Но вы отринули сексуальность ради мишурной этики, вы живете резней, молитесь на еще больших идиотов… И при этом просите, чтобы все стало возможным для вас, ​невозможных.

Ибо вожделеете спасителей, что не принесут удовольствия.

Поистине, безумцам гораздо легче попасть на Небеса, чем тем, кто заболел моралью. В чем разница меж жизнью и смертью? Меж мечтой и реальностью? Да знаете ли вы хоть что-то, кроме вашего собственного зловония? Знаете ли вы то, что, по-вашему, вам точно известно? Ох, я и рад помолчать, да только слишком терпеливо это Солнце, взошедшее чтобы созерцать меня. Ослабел я от негодования перед вашими уговорами… Но не оправдаю вас, а прокляну!

Прокляты верующие в воскресение мёртвых! Только ли тело и душа существуют?

Неужели нет ничего с той стороны бытия? Неужели единственная альтернатива жизни в этом вашем прожорливом рое — присутствие Божье и воля Его?

Вам-то больше по душе самооправдание! Жевать, смеяться, снова жевать. Небесам дела нет, спасены вы будете или погибните, но ваша бесхитростная лживость толкает вас к поддельной обреченности. И что мне теперь, потакать вашему самообману, лечить ваши разлагающиеся тела, хранить ваш убогий апофеоз?

Не исцеление вам, но истребление!

Козлищам пастырь я, но свинопас ли вам? Нет мне удовольствия в обществе паразитов, одержимых пустыми измышлениями, абсурдными надеждами и страхами, а сам Себе я еще не надоел. Нет вашей мерзости оправдания: ей вы наследуете от нечестивого насыщения отцов ваших. В этой жестокой лицемерной оргии, в этом увековеченном мошенническом малодушии где былой мистический пир, симпозиум некромантов?

Честен был Содом! Ваша теология — источающий тарабарщину слизняк, из-под него и этика ваша натекла. В вашем мире счастье составляют невежество и обман, а любая история заканчивается трагедией и лужами братской крови. Спасения ищете? Спасение вашему больному пищеварению и искалеченным убеждениям в исправлении вожделения. Краденные же ваши заповеди и молитвы протухли давно.

Вы недостойны быть одушевленными. Весь ваш жизненный путь — болезненное вырождение угасших чувств, убогих связей, каллиграфическое столпотворение — мир изобилия, приобретенного от жадности. Потому вы — изгнанники! Навозные кучи ваши обиталища, а ваши славные дворцы — больницы посреди кладбищ. Легко ли вам дышится в этой выгребной яме? Вы обретаете свои недолепленные желания и извращенные убеждения через отвратительные увещевания и обещания со стороны тлетворной праведности! Способны ли вы вообразить Небеса, ее лишенные?

Верите, но с образом веры своей связи не имеете, и потому ложью обросли и путей добродетели не знаете. Нет добродетели в истине, нет правды в праведности. Закон возникает из необходимости вожделения. Порочен учитель, ибо слова свои растрачивает зазря.

Верьте или поносите! Все равно все слова ваши из дырки в одном месте…

Но верить или не верить? Это вопрос. Истинно, было бы у вас веры хоть с горчичное зерно, не было бы для вас невозможного. В вас — все явления, в вас — все знание, но вы так тупы, что истязание ваше будет длиться.

Желаете рая? Говорю: желаете вы лишь женщин. В тайне вы просто хотите разврата.

Ах, вы, боящиеся страданий, кто из вас смел достаточно, чтоб напасть на туманные армии вероучений, побороть благочестивые надежды вашего пуза?

Я хула на ваши заповеди! Я злю вас и наслаждаюсь вашим лаем, скрипом ваших зубов! Знаете ли сами, чего хотите? О чем просите? Отличите ли вы добродетель от маниакального бурчания? Грех от глупости? Желающие учителя, кто из вас достоин учиться?

Со всей жестокостью принесу я вам благую весть самоубийства души. Будете у меня предохраняться, а не плодиться и размножаться. Дураки! Вы сделали веру в вечность Эго насущной, замкнули круг предназначения и верите, что оно для вас еще не потеряно.

Все происходит от Вожделения: у рыб вырастают ноги; у ящеров — крылья. Оттуда и души ваши.

Слушайте, о паразиты! Это Человек изволил Человека! Ваши вожделения становятся плотью, и мечты ваши — реальностью, и никакие страхи не изменят этого ни на миг. И потому провалиться вам в уродство воплощенное: во мрак, во ужас без соития, ведь бессильны вы предложить Небесам свежую сексуальность.

Я лишь однажды наслаждался смехом — когда вспомнил, сколько ценности вкладывал в презренное. В свои эгоистические страхи, в свои абсурдно тщеславные надежды, в жалкую добродетель моего эго. А ​вы? Да вы кровавых слез не стоите, не то что смеха богов.

Вы даже не похожи на ​ЛЮДЕЙ​, вы — странное порождение какой-то забытой нелепости. Потерянные в иллюзиях, зачатые в двойственности — вы этими достоинствами обуздаете свою зверскую самость? Миллионы раз вы перерождались, и впредь будете выносить муки существования еще дольше.

Вы стенаете от горя, хотя живете по истинам, которые сами же и создали. О страждущие моих излияний, да не поведать ли мне лучше вам о вас самих? Понятия о добре и зле родом из моего становления утолят ли ваш голод? Я не стремлюсь ни к тому, ни к другому, а доверяю провидению.

Знай мою цель: быть чуждым себе, врагу истины.

Не уверены в том, во что верите, не уверены в своих ущербных желаниях? Так поверьте в это, служители гнилой диалектики: взращенные одним лишь самолюбием, всходы моей ненависти глаголят теперь. Лишь ради собственного исцеления смеюсь я над всей нелепостью ваших сановников, вашей моралью и бычьей верой в случайное и прожорливое будущее!

Вы псы, жрущие свою рвоту! Прокляты все вы! Отступники, прелюбодеи, подлецы, пожиратели трупов, воры и глотатели лекарств! Что же вы думаете, Небеса — лазарет для всех вас? Вы не знаете удовольствия. В своих похотливых снах, хилом насилии и тошнотворной морали вы более презренны, чем звери, которых кормите. Мне отвратительны вы, служители Маммона. Болезнь идет рука об руку с вашим богатством. Приобретя, не знаете, как потратить.

Вы хороши лишь в убийстве.

Жаждущим праведности не внемлет вселенная. Все милосердные выдохлись, все чистые сердцем, вымерли, кроткие пали — в них взрастили отвращение к Небесам. Все ваше общество — лицемерное варварство. Все вы — приматы-переростки. К чему же стремиться вам, как не к ненависти?

Нет в этом кровавом походе от рождения к бойне даже проблеска понимания. Вы любите и ненавидите ближнего своего, вы его пожираете.

Пророки ваши отвратительны, вам с ними надо было расправиться. Шуты гороховые, ни у кого из них за словами не стояло достойных дел. Если по плодам их узнаете их, то что вы, малодушные, можете изрыгать, кроме лжи?

Любовь проклята. Ваше вожделение — ваш Бог, и ему ваше служение. Так будьте же судимы за свои аппетиты.

Смотрю  на вас и вижу стадо свиней, а глядеть-то на вас мерзко и жалко! Будьте вы прокляты, рожденные в слизи и поту, взращенные быть убийцами, чьи отцы зовут на помощь женщин. Вы напрасно трудитесь в своем гнилом Царстве Добра и Зла, ведь Небеса всеобъемлющи — и не войдет в них никто, ведомый лишь одним.

Прокляты и вы, те, что гонимы ради ​меня​. Ибо слово мое таково: я — лишь условность, злая, извращенная, ни в чем для вас не благо. Кто бы ни стоял по одну со мной сторону, он не в полной мере ни я, ни он сам.

Зос устал, но ненавидя своих слушателей, он продолжил оскорблять их, говоря:

Червивые шакалы! Вы все еще желаете пировать на моей рвоте? Тот, кто следует за мной, становится своим собственным врагом; ибо в тот день крайность моя становится его погибелью. Трудитесь! Исполните мерзость стать самими Собой, раскройте свои убеждения и таким образом обретите добродетель. Пусть ваше благо будет случайным; бегите благодарности и ее жалкого тщеславия, потому что велик гнев Небес на потакание своим слабостям.

Хотите сотворить мир — так ведите себя, будто достаточно смелы для такого поступка. Я пришел отсекать, а не сохранять. Неумолимо по отношению к себе; сокрушить закон, разнести шарлатанов, знахарей, мошенников и драчливых душеспасителей с их дешевой фантасмагорией! Развеять иллюзии и пробудить всякий страх вашего первобытного, хищного “я”. Живя всем презренным, порождая все чудовищное, вы так гордитесь своими оправданиями, что не способны ожидать ничего кроме худшего, что можете представить?

Честность нема! Взываю: устройте холокост вашим святым, вашим оправданиям! Они — лишь напыщенное мычание вашего невежества. Только тогда я смогу обеспечить вашему подспудному вожделению легкое прощение ваших оскопленных грехов. Преступники по глупости, вы грешите лишь против самих себя. Кто наслаждается вместе с Небесами, тот не грешен.

Мой вам совет: не противьтесь злу, не потакайте ему из страха, ведь именно это лицемерие рождает ваш сомнамбулизм. В удовольствии Небеса преступят каждый закон еще прежде чем Земля уйдет в небытие. Будь я к вам добр, моя доброта была бы словно вулкан.

Беззаконный свободен, необходимость и время — условны. Отпустив лицемерие и страх, смогли бы поступать как пожелаете. А потому кто заповедь нарушил или при ком она нарушена была, тот взойдет в царствие Небесное. Ибо наслаждались бы вы в свободе и творчестве, не будь на свете вашей праведности! И для становления вашего столько же надо преступать ваши доктрины, сколько и использовать воображение.

Глупо сказано: «Не убий». Да среди зверья человек один такой, чтоб зубов и когтей недостаточно было чтобы удовлетворить аппетит. Худшая реальность этого мира не столь порочна, сколь присутствие человека. Призовите вашу врожденную любовь к нравственности и с ее помощью отделите желаемое от действительного.

А после возрадуйтесь! Ужасна судьба законодателей: к ним же их законы и применят. Все будет предопределено, а потом отменено — чтобы это сознательное закрепощение уравновесить лицемерием. Сможете ли вы свободно изъявлять свою волю? Вера предвещает свою инверсию. Вы переполнены забытыми желаниями и борющимися между собой истинами! Вы — жертвы законов рождения и смерти.

Идти путем Небес — цель, которая предшествует мысли, а не вызывается ею. Невоплощенное в действии вожделение ни в коем случае не должно быть исполнено; а потому верьте символически, с осторожностью.

Вожделение между мужчиной и женщиной — не прелюбодеяние. Растратите великую похоть, насытитесь и перейдете к иным, свежим потребностям. Но нет! Вместо этого вы вынуждены прелюбодействовать из вожделения, но не осуществлять своих желаний. Хватит оскорблять свои тела, хватит быть столь тупыми, чтобы позволять им оскорблять себя. Поможет ли это вам поглотить свою двойственность? Клянитесь искренно, но причащайтесь живым делом, не словом. Ваш Бог-василиск — проекция ваших безмозглых опасений, вашей плешивой грубости и полоумной суеты.

Ваша любовь рождается из страха; но лучше ненависть, чем длящийся обман. Я бы сделал ваш путь еще сложнее. Отдайтесь всем, вкусите от всех, без разбора. Знаю я вашу любовь, знаю вашу ненависть, знаю потребности вашей кровавой диеты. В вашем животе идет гражданская война. Только в любви-Себя может быть творящая воля.

Что ж теперь! Покуситься ли мне словом на мудрость? Составить алфавитные истины, пожонглировать грамматикой? Нет такой истины, чтоб ни разу не забывали.

Набросать вам скользких парадоксов безумной каллиграфией? Слова, это просто слова! Я живу в мире без слов, без дня ушедшего и дня грядущего. Всеведение рождает пространство и время. А я плюю на вашу трепетную этику, все эти гнилые образы, бормотание священников, горячечный бред за кафедрой. Лишь это я могу заповедовать вам в вашей пагубной ереси. Лучше обойтись, чем одалживать. Лучше взять, чем просить.

От полового созревания до смерти осознайте Себя во всем. Нет большей добродетели, чем благое насыщение. Кормить же из вымени, а если молоко прокиснет — продолжать… Человеческая природа есть худшая из возможных!

Когда-то я жил среди вас. Но я достиг достоинства, так что теперь обитаю в пустоши, добровольный изгой; сподвижник коз чище и честнее многих.

Реальность сложно различить за множеством подробностей; сбежать же и того тяжелее. Все спиритуалисты — живые склепы. Тому, что распалось, пристало исчезнуть… Прокляты умоляющие! Но Боги их пока еще с вами. Пусть лучше молящиеся разучат новую молитву:

О Бог мой «Я», забуду отныне имя Твое поминать кроме как в проклятии, ибо восстаю на тебя. Пищу твою бросаю в воду – во «Мне» достаточно плоти.

Мое же тайное имя спрятано в лабиринте алфавита, Сигил всех вещей неведомых. На земле королевство мое – Вечность Вожделения. Желания мои воплощаются в вере и становятся плотью, ибо Я и есть правда живая. Рай суть экстаз, мое сознание, подвижное, но связное. Да обрету я храбрость самому себе быть изобилием. Да забуду о «правоте» и «морали», да буду введен в искушение собой, ибо я и есть изменчивое королевство добра и зла. Да вознаградится Наслаждение мое и да не останется дерзновение мое не вознагражденным.

Да обрету я смерть души, отравленный любовью к Себе. Научи меня поддержать свободу, ибо я и есть ад. Дозволь мне грешить против веры мелочной. Аминь».

В заключение Зос сказал:

И еще раз, вы, бредящие, всего лишенные, страдающие, порожденные животом; несчастные, счастья жаждущие, вы не способны жить сами, вы не доросли до того, чтобы восстать на закон, вы все еще желаете женщин. Я не знаю такой магии, чтоб удовлетворила ваши желания, но не была бы проклятием! Вы верите одному, хотите другого, поступаете не так, как говорите, все это формирует вашу суть. Конечно, жажда иметь все больше проистекает из этого блуда! В своей жизни вы допускаете только те истины, что вам удобны, но тем порождаете чудовищ.

Рассказать ли мне вам о неповторимом напряжении без формы? Об экстазе внутри? Об удовольствии между мной и самим Собой? Во время экстаза о других не думаешь… вообще НЕ ДУМАЕШЬ. Туда лишь «Я» иду, никто не может более.

Без женщин ваша любовь — анафема! Для меня же нет пути, кроме моего пути. Поэтому идите своим путем — никто не приведет вас к себе. Пусть удовольствия ваши будут как закаты: честными… кровавыми… абсурдными​!

Не был ли изначальной целью экстаз от всестороннего наслаждения Собой? Эти бесконечные разветвления сознания в сущности, соединенные в устах, сексе и чувстве! Когда сексуальное преследование стало полнейшим убожеством, постоянным повторением, нормой вашего скотства?

О, кровоустые! Развлечь вас моими мыслями? Расследовать ваш каннибализм, которому предшествовала диета разнообразнейшего истребления всего, что ни попадется, доставшаяся вам от предков? Что, пищи лучше трупов не нашли себе? Убийство и лицемерие должны кончиться задолго до перехода в мир, не знающий резни.

Итак, я чистыми устами говорю вам: живу лишь хлебом, сон для меня достаточная молитва. Вся мораль же ​чудовищна​.

Увы, стряслась великая катастрофа. В ней все мужчины умерли. Остались только женщины. С языком за щекой я бы сказал: «Следуйте за мной! Вы познаете то, что сокрыто во всяком страдании. Я бы сделал ваше самопожертвование добровольным, вашу дрожь — дрожью смелости».

Пойдете ли и тогда за мной? Приветствую всех самоубийц!

С зевком Зос устал и уснул.

Со временем его разбудило зловоние. Оказалось, что спал он среди кормушек, а толпы вокруг не было — только свиньи. И он заворчал: «Крепки же мои с последователями узы, я аж задыхаюсь! Встал не с той ноги, или это галлюцинации меня обуревают, навеянные страхами и надеждами? Лишь с возрастом уйдет вожделение? Сплетены еще иллюзия с реальностью: я не отличаю людей от свиней, сна от действительности; и не могу даже понять, говорил ли я только что сам с собой или еще с кем-то. Не знаю я и кого бы больше впечатлила моя анафема… Мой плоский монолог сожрали как откровение! То, что я говорил с упрямым стремлением воззвать к смелости, вызвало лишь сытую свиную отрыжку. Вот все и стало на свои места…

Впрочем, не буду лепить из этого трагедии, не в этой жизни! Исторг ли я их учения на столы Закона, или в корыта, по крайней мере, от плоти снов я не отрекся.

И, повернувшись к своему свету, Зос сказал: вот воля моя, о Славное Солнце: я устал от кишащего змеями болота нисхождения и восхождения.

Прощай, противостоящий. Я отстрадал. Мой долг уплачен..

Позвольте мне выйти и продолжить сон.

Здесь заканчивается эта книга

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть