Art Brut по-французски: освобождающая фантазия Сэма Риктуса

От интервьюера. Сэм Риктус – один из моих любимых художников. Начав интересоваться Art Brut изданиями, типа того, что делают Le Dernier Cri, я сразу заметил его работы. Увидев их, я подумал, что это одно из самых живых и ярких проявлений человеческой фантазии. Его линии просты, цветов всегда немного, но глаз неизбежно цепляется за узоры, которые вырисовывают причудливых монстров, которые словно пришли из собственного подсознания, архитипичные существа из самого далекого воспоминания.

Интервью с Риктусом, как и общение с ним вне рамок интервью, открыло несколько неожиданных фактов о художнике и его работах. Сэм – редкий человек для современной творческой среды, он действительно горячо критикует современность, несмотря на сарказм, который можно заметить в интервью, в каком-то смысле он консервативен. В своих работах, в отличие от своих коллег по цеху, он не стремится выбрать основным инструментом провокационность, насилие и страх. Вместо этого он с некой любовью изображает своих существ, не прибегая к профанным методам, его работы лишены жестокости и, даже не смотря на мрачность, не представляют нечто негативное и отталкивающее.

Работы Сэма Риктуса – это триумф фантазии и той освобождающей силы, которую фантазия в себе содержит. Я специально задал вопрос о том, принимает ли Сэм наркотики, для того, чтобы создавать такие сложные, психоделичные узоры. И конечно же я получил отрицательный ответ, в чем ни минуты не сомневался. Как ни крути, любой препарат, даже относительно безобидный – разрушает творчество и фантазию. Такие прекрасные картины, вопреки неким стереотипам, могут быть созданы лишь в чистом сознании, а многолетняя наработка такой техники требует самурайской выдержки.

 

Привет, Сэм. Спасибо за содействие, я очень рад, что нам удалось сделать это интервью. Как мне кажется, ты и твои работы – одни из главных явлений французской арт-брют сцены и андеграунд-арта. Как ты стал таким успешным артистом? Как ты сформировал свой стиль?

Я не настолько успешен, как кажется. Меня публикует Le Dernier Cri, так что моя аудитория – это те, кому интересно направление LDC, и те, кто находятся в поиске, так сказать, редкого контента от LDC. Наши книги печатаются малым тиражом, они редкие и не так много книжных магазинов берется за их продажу. Только читатели с очень специфичным вкусом знают обо мне, поддерживают меня и т.д.

Расскажи мне о своей работе с Jurictus? Почему у вас схожие имена? Я слышал вы братья… Ваши стили разнятся, но в них также есть и множество схожих элементов.

Jurictus – один из моих лучших друзей с самого колледжа. Мы выросли вместе, в маленьком городе, в Нормандии. У обоих нас одинаковый бэкграунд, одинаковые увлечения во множестве различных проявлений культуры и искусства, таких как средневековье, black-metal, видеоигры, рисование, поп-культура, поэтому мы решили разделить имя Риктус, так как источники нашего вдохновения схожи. Как и стиль. Его линии более тонкие, но основные элементы – монстры, пролиферация, связь между архитектурой и органикой, относятся к одной и той же эстетике. К тому же любовь к линии, самой по себе, без наполнения цветом. Наши сходства идут из общей любви к древним гравюрам, черно-белым иллюстрациям с множеством деталей, которые, по моему мнению, провоцируют страх и чувство смертности, но, в то же время, повествуют о магии и воображении. Символизм в картинах, black metal эстетика, комиксы, а также классические архитектурные рисунки – множество картин несут в себе ту интенсивность линий, которые дают мне множество идей в моем творчестве. Я бы сказал, что линии Jurictus’а более жесткие и сырые, а мои – более чистые, ближе к комиксам и иллюстрации. Он, порой, более радикальный и мрачный, но, вместе с этим, он часто изображает много юмора в своих композициях, много смешных персонажей, по которым можно увидеть множество отсылок к популярной и исторической культуре, сделанных в гротескном ключе. Мои картины более серьезные, возможно, менее фигуративные и нарративные. Мы не так часто видимся, потому что живем достаточно далеко друг от друга, но, как всегда, мы оба занимаемся всё теми же вещами! Делаем книги и проводим выставки!

Я часто вижу твои работы в книгах и в интернете, но какой их настоящий размер? Как много времени ты тратишь на рисование? О чем ты думаешь, когда рисуешь? Слушаешь ли музыку? Употребляешь ли препараты в процессе создания картин? Пожалуйста, расскажи побольше о своей технике.

У меня есть разные серии рисунков. Большую часть времени, я рисую черной тушью по белой бумаге, на листах формата А3. У меня есть серия рисунков 50х70 см, но это коллажи, сделанные из сканов и старых рисунков, с добавлением туши. Мне нравятся эта техника. Я исследую новые комбинации в коллажировании, в поиске новых форм. Каждый рисунок занимает у меня примерно 15 часов. Иногда 20… Иногда я слушаю музыку или включаю какое-нибудь видео, когда рисую, но не обязательно. Никаких наркотиков, я знаю, что мои картины выглядят психоделично, я рисую их медленно, сосредоточенно и в связном, трезвом сознании. Я очень часто рисую без подготовки и скетчей, чисто импровизирую. Я начинаю рисовать в разных частях листа, располагаю какие-нибудь формы так, чтобы составить композицию, в которой будет место для каждого персонажа, но все это происходит случайно.

 

Ты создаешь фантастических монстров. Откуда они приходят? Почему ты любишь рисовать их? Кто они? Чего они хотят? Боишься ли ты их? Приходят ли они из твоих кошмаров и снов?

Я рисую монстров с детства. Как и все, я рисовал мумий, зомби и т.д. Да, возможно это попытка побороть детские страхи. Но для меня это было великим развлечением и свободой – создавать то, что я хочу, самостоятельно, находясь в одиночестве. Я думаю это объединяет многих художников – одиночество, воображение и желание самовыражения, не обязательно для мира, порой только для себя…

Когда я был ребенком, одним из моих увлечений, во всех этих фантазиях, отдельных от повседневной жизни, были доспехи и рыцари… конечно, как и у многих тогда! Я рисовал их довольно часто, но также я много времени тратил на то, чтобы рисовать и более академические вещи – здания, скелеты. Я люблю научные и биологические рисунки. Мне нравится знать где и какая кость должна находиться, какой она формы… То же самое с доспехами, позже с волшебными существами типа из культуры ролевух, из вселенных видеоигр и комиксов. Так что я бы сказал, что источником вдохновения для моих монстров послужила та же мифология, что известна каждому, но линии, стиль и композиция стали более самобытными, потому что я хотел создать мир более с мистикой и магией, чем с насилием и страхом. Даже если мои рисунки и мрачные, мир, который я хочу создать – это мир живых форм, животных, смешанных с природой и архитектурой в очень сложной композиции, как мистический язык, который ты не можешь прочитать за пару секунд: он зашифрован, и нужно потратить время, чтобы осуществить путешествие в его глубину.

 

Чем еще занимаешься — помимо рисования?

Я работаю учителем рисования в общественном центре города, в котором я живу. Много катаюсь на велосипеде, исследую архитектуру в городах и деревнях.

Как я понял, у тебя есть свое издательство. Сложное ли это занятие – издание книг? Что можешь сказать об этой стороне своей деятельности?

Я покончил с этим несколько лет назад. Я имею в виду публикацию книг других художников. Нет ни денег, ни времени, но я до сих пор печатаю свои постеры. По своим собственным книжным проектам, я работаю с Le Dernier Cri.

Для издания книг подобного жанра нужно быть очень активным представителем этой сцены, чтобы продавать и привлекать новую аудиторию, принимать участие в максимальном количестве книжных ярмарок и выставок андеграундных книг, чем, собственно, и занимается Le Dernier Cri, мне кажется это тяжкий труд…

 

Что оказало на тебя наибольшее влияние в музыке (мне кажется, тебе нравится death/black metal), в литературе и изобразительном искусстве?

Да, я люблю black/death metal, но также и progressive, краут, рэп, классику, любую музыку, которая кажется мне прекрасной и сильной. Касательно изобразительного искусства — работы Джузеппе Бибьена для меня магические, он оказал очень сильное влияние на меня, как Дюрер, Брейгель и Босх, конечно… Также некоторые художники из эпохи романтизма, которые рисовали руины классических греческих храмов и тому подобное… символисты, такие, как Оделон Редон, Альфред Кубин, Фред Де… из 20 века мне нравятся аркадные видеоигры, типа Contra”/“Probotector” или “Gynoug”. В комиксах – Kitaro Мидзуки, еще я большой фанат Hokuto North Star, потому что я вырос в 80-е, когда его показывали по ТВ, так что для меня это что-то очень личное. Еще Kazuo Umezu, конечно же Джек Кирби…

Что ты ненавидишь в современной культуре?

Все! Я технофоб, анти-современный человек! Я думаю, что технологии делают нас слабыми, тусклыми людьми! Давайте откроем наши глаза и будем жить! Шучу, конечно. Но в этой шутке есть доля правды, правда не в такой экстремальной форме. Когда говоришь о современной культуре, нужно сначала определить о чем именно идет речь. Говорим ли мы об индустриализации, которая затронула каждую работу, продукт, любое движение и действие в нашей жизни, или мы говорим о влиянии технологий на наше поведение, например, тот факт, что кто угодно может быть записан или заснят в любой момент времени, не зная об этом? Те объекты, или, можно сказать, оружия, которые мы держим в наших руках, способствуют изменению сознания, и новое поколение воспитано на этих вещах… например, то, что мы называли всевидящим оком Господа так много лет назад, тот страх, когда мы боялись быть увиденным Богом, вернулся вновь в другой форме.

Или же мы говорим об индивидуализме? Духе нового времени и либерализма. В общем то, что давно вызывает у меня отторжение, то, что ведет нас за собой уже давно, но сегодня сильней, чем когда-либо – это эгоизм, который приводит к жестокости и анти-социальному поведению.

 

У тебя есть определенный опыт в комиксах. Я читал твой Quarantine, что тебе нравится больше – создавать комиксы, или рисунки?

Ну, с созданием комиксов я завязал, это больше не моё. Это не доставляет мне больше радости, так что все свое свободное время я использую для рисования…

 

Когда ждать новые издания от тебя?

Понятия не имею! Надеюсь, что скоро, у меня много чего уже готово, для того, чтобы начать работу над новой книгой. Я создаю коллажи увеличенного размера на бумаге, возможно, для новой выставки…

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть