Первая книга Юрайзена (перевод поэмы Уильяма Блейка)

От редакции. Невероятный подарок сегодня преподнесли всем нам соратники из ИнваЗеона, выполнив перевод «(Первой) Книги Юрайзена» Уильяма Блейка, также (предположительно) именовавшийся им Библией Ада, описывающей, в том числе, и глубины субъективной Хтони, анатомирующей демиургизм Персоны.

Каждая из книг Блейка, пророка без религии, великого поэта и художника — отдельное произведение искусства, плотное сплетение великолепных гравюр и говокружительной поэзии. Как правильно замечают в источнике перевода, «людям, которые хотят познакомиться с Блейком, конечно, нужно знакомиться с Блейком, а не с его переводами» — надеемся, что этот перевод мотивирует их поскорее ознакомиться с оригиналами!

img56

ПЕРВАЯ КНИГА ЮРАЙЗЕНА

Вот Юрайзена Книги заглавной начало,

Был отвергнут Предвечными Он,

Возомнивший себя Иерархом религии ложной

На безжизненный Север, замкнувшись в себе, удалился

В мёртвый мрак пустоты, в одиночества скорбную тень.

О, Предвечные! Слыша призыв ваш, ликую.

Быстрокрылым глаголом не бойтесь

Мне мрачнейших страданий видения Ваши явить.

img62

ГЛАВА I

1.

И ВОТ! тень ужаса восстала в Вечности!

Неведомый, бесплодный,

Замкнувшийся в себе всеотрицатель.

Что за Демон мог создать столь гнусной Пустоты

Бездушный Вакуум? Иные называли

Его Юрайзен втайне, неохотно и тревожно,

Секретом сокровенной тёмной Силы тяготясь.

2.

Временем время рассёк Он,

Измерил пространством пространство

В своей девятичной тьме сокрытый, незримый;

И гор каменистых, пустынных,

В бурях хаоса чёрных повисших,

Проступили во мгле очертанья.

3.

И бился Он в яростных битвах,

В схватках незримых с Формами,

Пустотой порождёнными тёмной —

Зверем, птицею, рыбой, змеёй и стихиями,

Горением, грохотом, паром и облаком.

4.

Во тьме кружа, немая и слепая,

Самодовлеющая Тень

В бурлении мучительных страстей

Секретное деяние вершила,

Чудовищный и иступлённый труд.

5.

А Вечность безмятежно любовалась

Величием своих лесов бескрайних…

Про то неведомо сколь длилось заключение Его

Там, где томился Он, в глубины заточённый —

Все избегают Хаоса как мерзости и скверны.

6.

Свои холодные кошмары, скрытый тишиной и тьмой Юрайзен,

Приготовлял; и вот, как будто десять тысяч громовых раскатов,

Очередью мрачной прогромыхали в ужасном мире;

И тучи, полные снегов и града, как ледяной водоворот кружились

Осыпаясь на очертанья каменистых гор, висящих в пустоте,

И вопли Ужаса, как гром грозы осенней,

Когда под сенью туч земля незрима, прорезали немую тишину.

img73

ГЛАВА. II

1.

Земли же, равно как и сферы притяженья, пока что не было;

Воление Бессмертного расширилось

Сковав Его всепроникающие чувства;

Ещё не смерть, но Жизни вечной изъян уже возник.

2.

Гром звучный Небо пробудил,

И вот, громадины кровавых туч слезами

Скатились по Юрайзена

Скалистым смутным склонам,

Которым имя — одиночества безмерность.

3.

Пронзительнейший гром! И мириады

Предвечных собрались

Вкруг пустоши безрадостной, отныне

Исполненной тьмы, облаков и вод,

Которые кружились, сбивая с толку, путая, скрывая…

И были словеса, подобные раскатам,

Лавинами катящиеся с гор:

4.

«Из темнейших глубин одиночества,

Вечножитель собственной Святости,

Сокровенный по собственной прихоти,

Самостийный и тайный до времени,

Я искал лишь блаженства стабильного,

Без страданий, без боли, без тления.

Для чего умирать, о Предвечные?

Жить зачем, обжигаясь и мучаясь?

5.

Вначале Я с Огнём боролся, поглощая

Его в глубины Пустоты Своей

Бездонной, дикой, темной и глубокой,

В Природы лоно беспредельное — в Ничто;

Самоуравновешен и растянут в пустоте

Я одинок, лишь Аз Есмь!

Неукротим был Воздух;

Но укротил его Я уплотнив,

И он ниспал струями.

Огромными волнами Вод наполнив

Мой просторный Мир.

6.

Здесь только Я, и в книгах из металлов,

Я записал секреты суровой мудрости и тайны мрачных дум,

Сражаясь смертным боем с чудовищами, чадами Греха,

Которым бытие поражено — Семью грехами смертными души.

7.

И вот! Я выхожу из мрака, и на камне сем

Рукою твёрдой Книгу Вечности запечатлел на меди

Я в одиночестве своём:

8.

«Законы мира, единства, любви, прощения и сострадания:

Пусть каждый в жилище Едином живёт,

В древнем чертоге Вечности,

Едина власть, едина радость и желание едино,

Проклятие едино, вес един и мера едина,

Един король, един Бог и един Закон».

img76

ГЛАВА. III

1.

Глас умолк: все узрели внезапно лик бледный

Проявившийся из темноты,

На камне Вечности десница его,

Медной Книги горят листы.

Охвачен он яростью лютой.

2.

Гневный, суровый, свирепый,

Пламенеющий, налитый кровью и желчью.

В вихрях серного дыма и энергий ужасных.

Средь Предвечных явил себя в огненном гневе.

3.

Разделяющий, тёмный, грохочущий,

Разрывающий с треском ужасным

Бесконечность и Вечность на части;

Громадный, окрест всё дробящий,

Дробящий, дробящий, дробящий…

Оставляющий следом своим лишь жизни обломки

Да мёртвые камни в океане пустого Ничто.

4.

Ревущие огни Предвечных небеса пронзили,

Полыхая в завихрениях смерчей и омутах крови,

В тёмном чреве Юрайзена,

Воинств его самородных тьмы свергая.

5.

Но Юрайзена холод объял их и света лишил

Мглы же пламя Предвечных нисколь не пронзило.

6.

Смятением и пламенем безжалостным объятый.

В скалистые ущелья удалился Он, бушуя,

Чтоб скрыться; но не мог укрыться Он.

Собравшись с силами, стал горы и холмы в усилиях великих

Он громоздить, рыча и воя от безумия и гнева,

Объятый пламенем, Он без конца трудился;

До старости седин, в отчаянии и смертной тени.

7.

Покровом каменным обнёс себя со всех сторон

Как чревом сумрачным, где жилами неисчислимых рек

Кровавых орошались горы, остужая огни,

Из Вечности ниспавшие; подобный черной сфере,

(со стороны Предвечных если глянуть)

Иль острову в безбрежном океане,

Подобно человеческому сердцу пульсирующий,

Проявился мир Юрайзена громадный.

8.

И Лос вкруг этой тёмной сферы парил, Предвечных

Созерцая и желая остановить дробления припадок;

В распятой Вечности, где звезды отдалились от земли.

9.

Лос в стонах по орбите Демона кружил,

И проклинал судьбину; ибо в муках его

Юрайзен выдрал из себя, и сделал Бездну

Опорой ног его, а неугасимый пламень — жилищем.

10.

Юрайзен же, от разоренья Вечности уставший

В сон погрузился, точно камень стал.

11.

Предвечные сказали: «Что это? Смерть?

Юрайзен — глыба глины!»

12.

Лос взвыл в оцепенении унылом,

От мучительной разлуки.

Стеная, скрежеща, стеная вновь.

13.

Но разделения тоска неисцелима.

Сгустком бесформенным плоти холодной иль

Глины, кишащей жутью свершений своих,

Юрайзен в ступоре бессонном изнемогал,

14.

Покуда Лос поддерживал горенье Его огней,

Боясь бесформенной, непостижимой Смерти.

img79

ГЛАВА. IV

1.

Лос поражен был изумлением,

И в ужасе набросился на глыбу тьмы

2.

Исполнившись сульфурной жажды

Бессмертия, движимый ею

3.

В вихрях чёрной лавы

Конечности свои простёр.

4.

И создал Лос силки и западни,

И сети разбросал вокруг.

5.

И наблюдал трясясь от страха.

За переменами во тьме, которая менялась

Обрастая оковами из меди и железа.

6.

Вот что с Юрайзеном происходило: —

img82

ГЛАВА. IV [A]

1.

Эпоха за эпохой протекали;

Над Ним, лежащим в каменящем сне,

Как глыба тёмная и вязкая, меняющемся,

В судорогах землетрясений полыхали угрюмые огни:

Эпоха за эпохой в невыносимых муках;

Вокруг него вихрясь, из тьмы Пророк Бессмертия вопил,

Куя ему оковы из железа, металлом раскалённым обливая;

Из тьмы ужасной ночи, им разделённой на часы.

2.

Юрайзена (как звали в Вечности его) творящая натура

Становилась мрачнее и мрачнее по мере воплощенья

Тёмных тайн, скрывавшихся в пульсации сульфура его фантазий.

Лос же раздувал мехи, неугомонный, используя щипцы и молот

Неустанно ковал за цепью цепь времён

Со звеньями часов, дней, многих лет…

3.

И в вечности ума стреноженного стали проступать

Лакуны гнева, разрастаясь, за циклом цикл,

В густую сульфурную пену, что точно лак блестящий,

Или снег, сковала горы холодом.

4.

Забывчивости, немоты, необходимости.

Цепями разума, как ледяными заплатами, скрывая

Неупорядоченность и прорехи Вечности,

Лос кандалы ковал из меди и железа, расплавленных в печи.

5.

Беспокойно ворочался Бессмертный в узах,

В тяжком и невыносимом сне мучительном;

Покровом грубым скрытый, запертый в Себе,

В потоках мыслей собственных.

6.

И, порождением кошмара сонного,

Подобный инфернальной цепи

Огромный позвоночник извивался на ветрах,

Пронзая болью ребер свод пещерный;

И кости твердостью закоченели

Скрыв ощущений вольных радость —

И был день первый, чувство мрачной скорби.

7.

В пещере его сочленённой утробы

Возникла объятая ужасом красная сфера,

Горячая, в Бездны глубинах горящая;

От страха дрожащая хлипкость,

Что болью десять тысяч трепетных ветвей

Вокруг его скелета наполняла —

И день второй прошел в такой же мрачной скорби.

8.

Диким страхом объятый, робкий Мозг Его,

По древу Сердца растекаясь,

Ввысь две сферы малые отправил,

В две пещерки вжав их, где от ветра щурясь,

Глаза прозрели лишь глубины мрака.

День третий в мрачной скорби растворился.

9.

Из мук надежды и стыда, в пронзительнейшей боли,

Два Уха проросли в тот мрак,

Что видели глаза. По мере роста каменея.

И вот, прошёл четвертый день, И скорби мрачной та же тень.

10.

В страданиях и боли от ветров,

Две жалкие Ноздри вниз устремились…

День пятый минул в той же мрачной скорби.

11.

И, в невыносимых муках,

В раздувшейся от голода и жажды

Пещере костяка возникло Горло

И взмыло ввысь, и, пламени подобны,

Чувства голода и жажды запылали в нём.

И день шестой закончен мрачной скорбью.

12.

И руку правую Юрайзена на Север,

Забросил Лос, а левую на юг,

Ступни же в Бездны нижние пределы

Впечатал взрывом боли, так минул день седьмой

И седмица эпох всё в той же мрачной скорби окончилась.

img85

ГЛАВА. V

1.

В ужасе Лос отшатнулся от рук своих дела:

Молот огромный из рук его выпал;

И в бликах огней, он с отвращением спрятал

Крепкие руки в дымах; Ибо с шумом великим,

Корчась, стеная, бранясь, свои узы Бессмертный

Сквозь сон ощутил.

2.

Неисчислимая Вечность, мудрости полная

И радости жизни беспечной, морем его окружала;

Но в сферах Юрайзена муторных не было этого.

3.

Так Его вечная жизнь завершилась

Как сон с пробуждением в смерти.

4.

И, содрогаясь, наотмашь Пророк

Молотом сильно ударил его от Севера к Югу

Смолкли кузнечные мехи и молот умолк;

Смолк его голос пророческий;

Хлад Одиночества и Пустоты непроглядная тьма

Скрыли Юрайзена вместе с Пророком Его.

5.

Эпоха за эпохой пролетали, кружась, над ними,

От жизни и от света в уродстве собственном сокрытыми.

Лос жаждал погасить огни и всё назад вернуть,

Но Космос безразличный бездонным ужасом в душе его зиял.

6.

Лос, ослепленный скорбью, зарыдал

И грудь его от вздохов сотряслась;

Когда Юрайзена увидел, почерневшего от смерти,

Закованного в цепи; и пожалел его,

7.

В тоске, дробящей и разделяющей,

— ведь жалость разрывает душу:

В стыде от вида Вечности,

Потоками струившейся по скалам вниз.

Он Пустотой сжал лимфу в нервах,

Во мраке ночи, и извергнул сферу крови

Трепещущую в пустоте.

Сим образом и Вечности Пророк был разделен

Пред смертным образом Юрайзена;

В клубящихся миазмах тьмы.

Подобно зимней ночи, Бездна Лоса

Внизу простёрлась бескрайняя;

Он созерцал виденья, смутные и искажённые

В глазах Предвечных, созерцавших из Космоса,

Широкими от изумления глазами,

Виденья Лоса тёмные, живую сферу крови, трепещущую.

8.

Живая сфера крови трепетала,

Ветвясь корнями, фибрами и колыхаясь в ветрах

Струями волокнистыми из крови, молока и слез,

В страданьях долгих, слёзных, вопя истошно, воплотилась

Бледная фигура женская дрожащая,

И затрепетала перед ликом смертовидным.

9.

Предвечные от тошноты скривились

Увидев образ первой Женщины, теперь отдельной,

Бледной, словно кучка снега,

Пред ликом Лоса колыхаемой ветрами.

10.

Испытав удивление, оторопь, страх, изумление

Предвечных мириады остолбенели

От вида первоженщины отдельной.

И Жалкою прозвав её, бежали прочь.

11.

«О, постройте шатёр с вокруг них!

Занавесьте их, скройте от взора.

Пусть верёвки и колья скрывают позорище это,

На которое сил нет взирать».

12.

И выткав занавеси тьмы,

Они вкруг Пустоты воздвигли

Огромные столбы с крюками золотыми

На них; усердно Предвечные завесы ткали,

И называли сие деяние Наукой.

img88

ГЛАВА. VI

1.

А Лос, Жену увидев, обнял ее;

Но та, рыдая, отбивалась от него;

И, вырвавшись, сбежала.

Порочной и жестокой страстью одержимый,

Он ринулся за ней.

2.

Вся Вечность вздрогнула,

Когда Предвечные узрели человека,

Творящего подобие своё

Свой образ многократно разрывая!

3.

Шло время: стали возводить шатёр Предвечные,

Когда Энитармон внезапно заболела, ощутив

Червя во чреве.

4.

Беспомощный червяк, свернувшись,

Лежал в её утробе, оформляясь в бытие.

5.

Шли дни и ночи, Червь в её утробе

Стал Змеем, шипением печальным и ядами

Лоно Энитармон наполнившим.

6.

Свернувшись в лоне Энитармон

Змей вырос, сбросив чешую; От острой боли

Шипение перерастало в крик множества

Скорбей и тяжких мук. И формы рыб, птиц и зверей

Собою предваряли Младенца форму.

Червь младенцем стал.

7.

Предвечные шатёр достроили,

В тревоге от этих сумрачных явлений,

И Энитармон, вопя, явила Детёныша на свет.

8.

Паралитическим ударом

разнёсся крик по Вечности,

Тень Человеческая родилась.

9.

Взрыв землю с рёвом,

Ребенок яростным огнём.

Из чрева вырвался.

10.

Предвечные шатёр закрыли;

Заколотили досками, шнурами обвязали

Во имя Вечности — которой Лос не видел больше!

11.

Схватив Дитя, он выкупал его

В источниках всех бед, и Энитармон вручил.

img91

ГЛАВА. VII

1.

Дитя назвали Орк; он вырос,

Питаясь молоком Энитармон.

2.

И Лос возревновал ее, печаль и боль,

Как узкий пояс затянулись вокруг его груди.

В рыданиях он разорвал его на два;

Но новым поясом ему сдавило грудь.

И снова разорвал, и снова сдавлен был.

Днём пояс горем сдавливал его;

А ночью разрываем был на два.

3.

Они упали на скалу и звеньями

Цепи железной стали.

4.

И Орка на вершине той скалы.

Под плач Энитармон,

Той Цепью Ревности сковали

По рукам и по ногам

В Юрайзена холодной смертной тени.

5.

Мертвец, услышав плач Ребенка,

Восстал от сна мертвецкого;

И все, что голос Ребёнка услышало,

Вдруг стало пробуждаться и жить.

6.

И Юрайзен почувствовал голод,

Ароматов Природы вдохнув,

И решил познать свой мир.

7.

Шнур с отвесом создав для начала.

Дабы Бездну внизу разделить,

Он деления правила создал;

8.

И весы, чтобы взвешивать массу,

Которую следом придумал;

Изобрёл также медный квадрант,

Золотые компасы и начал исследовать Бездну;

Насадив сад фруктовый.

9.

Но Лос Энитармон огнём пророчеств окружил

Надёжно скрыв её из вида Юрайзена и Орка.

10.

И породила она ему чудовищ расу.

img94

ГЛАВА. VIII

1.

Юрайзен же исследовал пещеры,

Горы и болота пустынь своих, шар огненный,

Ему дорогу освещал. В Его блужданиях кошмарных

Среди ужасных видов жизни на заброшенных горах.

2.

Был мир его наполнен великим множеством безумных,

Пугающих, неправильных и жутких лохмотьев жизни,

Подобиями ног и рук, голов, сердец и глаз;

Всё беспорядочно кружилось, блаженствуя в крови!

3.

Больнее же всего Юрайзену случалось

Видеть как вечные творения его

Рождались — сыны и дщери скорби,

На горах рыдающие горько.

Сначала появился Тириэль,

Ошеломлённый бытием своим,

Как человек из облака рождённый;

И Ута из вод явился плачущий;

Гродна завывая явился из глубин земли,

Как пересохшая земля покрытый трещинами;

Затем Фузон воспламенел,

Первотворение, рождённое последним;

Все его Вечные сыны подобным образом

Рождались, а дщери — от трав зелёных

И скота, от чудищ и червей подземных;

4.

Он тьмой сокрыл все порождения свои,

Мутило душу! И проклял он и сыновей и дочерей;

Постигнув, что ни плоть ни дух не могут

Следовать его законам железным.

5.

Ибо он узрел, что Жизнь живая – неизбежность Смерти:

Бык перед бойней плачет; собака замерзает в снегу за дверью;

И он заплакал, и Состраданием назвал сей плач,

И слезы стыли на ветрах холодных.

6.

Замёрзший, он бродил высоко, над своими Городами,

Рыдая, и куда бы он ни шёл в печали под седыми небесами,

За ним тащилась следом тень мрачная.

Как паутина, влажная, холодная и тусклая,

Подобие его души унылой. Ад, подобный небесам,

От коих отделён был. Шагал Юрайзен по над городами, печальный;

7.

И паутина, холодная и тёмная, тянулась

От Юрайзена души скорбящей и до края вечной ночи.

И паутина была как Женщина в зародыше; никто

Не мог её порвать, бессильны были даже огненные крылья,

8.

Так скручивались нити, сплетаясь в сети,

Мозг человеческий оплетшие.

9.

И имя им — «Религий Сеть».

img97

ГЛАВА. IX

1.

И вот, обитатели сих городов вкусили,

Как нервы в кости твёрдые оделись

Став костным мозгом. Точно в болезни жестокой,

Пульсируя болью, мельчая, слабея,

Чувства вовнутрь обратились и сжались.

Под мрачною Сетью Заразы;

2.

Сморщились мутные глазки, не различая

Пут Лицемерия; и полосатая слизь небеса их покрыла

Прочной коростой, сжав восприятие,

Воздуха ясностью; и глаза их размер принимали

Человечьего глаза и, пресмыкаясь, моргали.

На высоте семи футов застыв над землёю.

3.

Шесть долгих дней уменьшались в бытийности люди,

В день же седьмой отдыхали, благословляя его без особой надежды,

Вечную Жизнь позабыв…

4.

Тридцать же их городов разделились

Составив сердца большой силуэт.

Больше они не могли воспарять произвольно

В Пустоты бесконечность, и к Земле прилепившись

Своим восприятием узким, жизнь доживали;

Затем же швыряли гниющее тело

В пасть пожирающей Тьмы.

5.

Их дети рыдали и возводили гробницы в пустынях,

И сочиняли законы благоразумия,

Считая их Вечными Бога Законами.

6.
Тридцать селений же тех,

Окруженных солеными водами,

Африкой ныне зовутся, а ранее

Звались Египтом.

7.
Юрайзена дети иные, увидев,

Как братьев их сетью Юрайзена сжало,

Поняли также, что звать их напрасно;

Ибо их уши завяли, оглохли и охладели,

А больные глаза не могли даже видеть

Братьев своих из других городов.

8.

И Фузон воедино собрал Юрайзена чад уцелевших.

И они изошли из висячих земель, назвав их Египтом.

9.

И Океана солёного ширь переплыли.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ ЮРАЙЗЕНА

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть