Интервью с Бэлансом 1985 года и ранняя версия манифеста COIL

От Редакции. В шестнадцатую годовщину фатального нисхождения Джона Бэланса с лестницы головой вниз мы публикуем перевод одного из ранних интервью с ним (вообще это интервью с Coil, но Бэланс говорит от своего лица). Идет 1985 год – Джон, кажется, в обиде на PTV, хотя рассуждает о своем проекте как о продолжении «общей» с Throb­bing Gris­tle и Psy­chic TV «традиции», цитирует стихи Кроули, желает одолеть КОНТРОЛЬ, освободить СЛОВО, признается в любви к Мальдорору и Дали, оправдывает коммерциализованность SPK, а в конце даже размещает «раннюю версию» Манифеста Coil – действительно немного отличающуюся от версии 1983 года.

Обычный образ Бэланса как «лунного мальчика», плывущего в аутической фантастической глубине, плохо рифмуется с тем, каким он хочет казаться интервьюеру на этих страничках. Джон демонстрирует знание современного ему музыкального мира Британии, хорошо осведомлен о идеалистических и материальных делах британского подполья, умеет отмежеваться от вчерашних психобратьев, но сохранить лицо.

Впрочем, вместо мечтательности он просто выдает достаточно жесткие убеждения: современные люди принадлежат не себе, а Контролю, становится поп-звездой, обладающей образом АНТИ-поп-звезды, все равно дурно, ну и, конечно, «существования цена – вечная война».

Кстати, этот «манифест» – действительно «ранний», это немного измененная версия, но немногим отличающаяся от «классической» версии 1983 года. В частности, здесь еще нет эпохального (и пафосного) COIL are Archangels of KHAOS, а в фразе Hal­lu­ci­na­tion is the truth our graves are dug with («галлюцинации – это истина, которой выкопаны наши могилы») вместо dug – drug, опечатка или, скорее, игра слов – могилы не выкопаны, а выторчены (на галлюциногенах, вероятно). В целом эта версия выглядит скорее аутичнее (и, может, немного сырее).

Но самое важное Джон, пожалуй, раскрывает вскользь. Например, замечает, что главный источник их вдохновения – не культура, а устройство их умов. Что творчеством заниматься стоит тогда, когда есть что сказать вне культурного влияния, действуя по чистому наитию – когда можно петь для себя на своем языке, чем он и будет заниматься следующие 19 лет.

fr.Chmn

Какова вообще цель Coil?

Информировать и провоцировать. Составлять альтернативу «альтернативе». Очевидно, ответ очень многогранен и будет развиваться вместе с группой.

Throb­bing Gris­tle и Psy­chic TV строили свою философию вокруг потребности изменять, информировать и вдохновлять. Мы продолжим эту линию. Coil от них происходит, продолжает традицию признания важности изменения информации. Мы раскроем правду о человеческой природе, сорвем с бессознательного покровы и интегрируем его. Мы желаем освободить человеческий дух всеми возможными способами – шумом, вдохновением и декламацией. Как у PTV – «Мы хотим вернуть людям их самих».

Может, это звучит пафосно и самоуверенно, может, это и правда пафосно и самоуверенно. Но факт остаётся фактом – большинство людей принадлежат не себе, а страху, вине и унаследованной лени. Все это ограничивает нас как вид.

Нас муштруют и называют это даром, милостью. Так что, как и Throb­bing Gris­tle с Psy­chic TV, COIL борется с КОНТРОЛЕМ, коварным общественным механизмом, призванным подчинять девиантность.

Что касается музыки, то мы следуем за идеями. Мы хотим, чтобы нам самим было интересно, и поэтому применяем новые методы и инструменты. В музыку заложена наша философия.

 

Хотели бы вы достичь коммерческого и харизматического успеха T.G.?

Не то что бы T.G. достигли коммерческого успеха. Они достаточно заработали, чтобы чувствовать себя комфортно и вливать деньги в новый проект.

Что до прочего… Я просто хочу, чтобы Coil дотянулись до максимально возможного количества людей. T.G. превратились в символ, а я хочу, чтобы меня помнили за содержание наших материалов и философию. Но не как типичного представителя какого-то движения, какого-нибудь там Нового Индастриала или чего-то ещё. Я не хочу превратиться в поп-звезду, даже в образе АНТИ-поп-звезды. Впрочем, если надо поиграть в бирюльки, чтобы достучаться до аудитории, донести до нее, что ты существуешь и занимаешься чем-то интересным, пусть так. Поэтому мы не сойдём с нашего пути, не будем покрывать себя тайной и искать недостижимости.

 

В вашей музыке есть какие-то намеренно сконструированные структуры?

C: Иногда. Сначала у нас всегда появляется идея, обычно довольно подробная, сложная и точная. Я интересуюсь Каббалой и магией, и поэтому всегда стремлюсь «встроить» в структуру что-то подобное. На определённых пластинках – например, на нашем 12” сингле «How to destroy angels», эти магические элементы могут взять верх и задавать общий вид и форму всей работы. Временами мы начинаем с ритма и отталкиваемся от него. А бывает, что всё полностью абстрактно и спонтанно.

Расскажи про сотрудничество с бельгийским лейблом LAYLAH?

C: Они выпустили нашу 12” пластинку с ритуальной музыкой. Не знаю, что ещё тут можно сказать. За всем этим стоит Марк Херсиг – классный парень. Он выпускал материалы Cur­rent 93, Nurse With Wound, Laibach, Sema – и наши.

В январе выйдет LP сборник со всеми этими людьми. Наш трек называется Sick­tone, и подобного мы прежде не делали… вообще. Возможно, весной мы выпустим с ним мини-LP. LAYLAH это Леа, идеальная Багряная Жена Алистера Кроули. Он написал о ней стих “Leah Sub­lime” (Безупречная Леа):

Churn on me Leah
Twist on your thighs
Smear dier­rhoea
Into my eyes.
Sput­ter our shit
From the bot­tom­less pit.

Довольно изысканный стишок…

 

Как у вас сейчас с Psy­chic TV?

Пока мы были частью PTV, всё было прекрасно. А как стали куда-то двигаться, все пошло наперекосяк. Не буду вдаваться в подробности. Я остаюсь верным тому, что мы делали, наши намерения, по крайней мере, мои и Слизи, были чисты. Конечно, мы не согласны с тем, что они делают сейчас, иначе мы бы в этом участвовали.

Мы считаем, что в этом случае организация взяла верх над личностью. Могу только сказать, что нас не выгоняли, как утверждает PTV. В январе 84-го мы ушли сами, по своей воле.

 

Расскажи что-нибудь о новых группах Великобритании, о новой английской музыкальной сцене…

Как раз говорили об этом на днях. Никого из них не слышал. Давным-давно я был на концерте Por­tion Con­trol. И ничего не помню – должно быть, это произвело на меня неизгладимое впечатление. Мне нравится один сингл из New Block­aders – но это всё, что я у них слышал. И мне не нравится гетто «Wild Plan­et», куда группы попадают от Sounds и т.д.

Мы появились на LP «The Ele­phant Table Album», с подзаголовком “…LP трудной музыки”, за что я них никогда не прощу. Насколько мне известно, там немногие чем-то выделяются – а мы выделяемся.

Мне очень нравятся новые группы The Very Things, The Swans, Son­ic Youth. Две из них из Америки… Я всё ещё слушаю Vel­vet Under­ground и нахожу там всё вдохновение, информацию и жестокость, какие мне только могут понадобиться. T.G. или группы первой волны слушать не могу – я во всем этом участвовал, воспринимаю их совершенно по-другому. Мы стремимся всегда смотреть вперёд, а не на старые формы… вроде потерявших свою актуальность институтов. Только вперёд. А оглядываться назад только затем, чтобы узнать, можно ли что-то улучшить.

“Тем, кто прошлое не помнит… и тому подобное”.

 

Как тебе “индастриальные группы”, которые сейчас играют коммерческую музыку?

Всё зависит от их намерений и от того, изменился ли их посыл. Думаю, что SPK подменили то, что когда-то было очень интересным воплощением теории на практике, практически на пустышку. Но не по глупости. Я слышал, что они просто заработанное пускают на стоящие проекты, поэтому, возможно, есть оправдание тому, что они сейчас творят. И я думаю иногда, что никакого оправдания на самом деле не нужно, если группа сама по себе может выдать нечто движняковое и вдохновляющее. Но я такого в последнее время не слышал.

Я знаю, что в случае с PTV, «Dreams less sweet» и первым коммерческим LP мы хотели смешать приятное с полезным посылом.

Всегда делай наименее ожидаемое, опирайся на их замешательство.

Люди всё ещё открывают для себя значение и намерения, скрытые в том материале. Это была смена тактики, обманный маневр. COIL пошли дальше и изменились – снова, к большему хаосу и замешательству, в спасительную силу которых я глубоко верю. Когда у людей накопилась целая груда вопросов – пришло время спокойно идти дальше, к следующему проекту.

Всё приходит из Хаоса, потенциал, творчество – большинство групп этого, к сожалению, не понимает. Или им просто нечего сказать.

 

Как считаешь, во что превратится музыка в будущем?

Думаю, во множество вещей. Как всегда, будут ревайвлы, а развития – не будет. На первый план выйдут мультимедийные мероприятия. Кажется, что даже в 60‑х было больше стиля и воображения, чем в 99% сегодняшнего материала. Вот взять, например, The Plas­tic Explod­ing Inevitable. Я не слышал ничего, что может сравниться с этим примитивным, простым и непосредственным опытом сочетания музыки и подобной идеи.

Возможно, ответом на вопрос будет видео – но только во что-то интегрированное. PTV работают над этим, но, кажется, только научные исследования в этой области – не пустая трата времени.

Но как недавно верно отметили CPO, пока не провели ни одного исследование о том, что на самом деле телевидение творит с мозгом. Думаю, что все области стоит изучить и использовать. Телевидение, видеофильмы, свет – столько всего! И, возможно, ещё долго это все будет тыканьем пальцем в небо. Как минимум COIL и PTV активно пытаются использовать эти тенденции, но всё это нуждается в хорошей встряске.

 

Чем вы занимаетесь кроме музыки?

Снимаем видео, пишем, собираемся выпускать пластинки других людей на своём лейбле – FORCE AND FORM.

Сейчас я пишу книгу о мужской проституции, о Марке Алмонде и печальной славе Soft Cell. Исследование, а не роман. Именно в этой области выходят наружу человеческие эмоции и лицемерие. Задевает за живое…

Где вы берёте музыкальное вдохновение?

Источник нашего вдохновения – устройство наших умов. Если на нас оказывает влияние какая-то группа, то потому, что мы хотим уйти как можно дальше от того, что они представляют, от их звучания. Повторюсь, у нас очень мало музыкальных героев. Son­ic Youth как-то сказали – “Убейте своих кумиров…” Нужно оградить себя от всех этих вещей и действовать по наитию. Чистое наитие, а не прослушивание подобных групп, откроет вам истинный путь. А если вы вдруг обнаружите, что внутри вас нет ничего, что вы бы хотели вынести наружу – что ж, вот и хорошо, вы и не пытались.

На самом деле подобная идея, подобный стимул – вот что меня вдохновляет. Дали, Матта и теории тоже помогают. Конечно, есть группы-исключения, и я говорил о них раньше: Vel­vet Under­ground, The Swans, Son­ic Youth и т.д…

Мне нравится черпать вдохновение из снов и бредовых состояний, у меня очень психоактивный ум. Мне не нужны наркотики. А в тех редких случаях, когда я их принимаю, меня захлёстывает чувство, что они и не нужны вовсе, и что они не откроют мне дверей, которые я уже бывал без их помощи.

Все источники вдохновения, которые мы упоминали раньше, с нами. Мы ушли из PTV, но наши интересы не изменились. Но сместился фокус и немного переменились методы.

Думаю, нас во многом стимулирует наша реакция на вещи – появляется катализатор и импульс для творчества и продолжения.

Я слушаю вещи, которые мне приносят, особенно если это записали друзья. Я многие группы уважаю, многими восхищаюсь, многих считаю важными – и не слушаю их. Мне нравится чистое пространство внутри. White­house, Nurse With Wound, Cur­rent 93 и You’ve Got Foe­tus On Your Breathe по-своему важны, но я не включаю их ради развлечения. Мне нравится материал Марка Алмонда и Скотта Уолкера, и некоторые этнические материалы, особенно тибетские ритуальные темы – они для меня бесконечный источник удивления.

Кто ваш любимый писатель?

Слизи любит научную фантастику, особенно “Tides of Lust” Сэмюэля Дилэни. Мне нравится Дали (он невероятно живо пишет, его гениальность раскрывается лучше в письме, чем в живописи), а также “Песнь Мальдорора” Изидора Дюкасса. Я читал много текстов и романов сюрреалистов, и остаётся надеяться, что вскоре на английском появятся ещё. Думаю, в следующем году мне придётся выучить испанский или французский. Ещё один гений – Берроуз, особенно его теоретические работы. Мне нравится Жене, Остин Спейр, Кроули, Лавкрафт, Мэкен, Кларк Эштон-Смит, и все оккультные готические писатели.

Я читаю много научпопа. Практически всё, что мне попадается.

 

А вы придерживаетесь какой-то философии?

Сложный вопрос. Думаю, PTV свою философию доступно изложили, но она вызывает критику и искажение фактов.

Людям известно, как мы живём и какого подхода в жизни придерживаемся. Мы верим в личность. Во сны и силу действия.

Мы против сонливости и пассивности. Мощь оргазма – ключ к освобождению духа. «Существования цена – вечная война».

Вот ранний

Манифест COIL.

COIL – скрытая вселенная. Шифр. Ключ от несуществующего целого. НЕ-бытие. В молчании и тайне. Заклинание. 

Спираль. Змей SHt кружит по женскому циклу. Ураган. Двойная спираль. Электричество и элементальный код. Атональный шум и брутальная поэзия. 

COIL – бесформенность, сияние, переменчивость. Встроенное устаревание. Встроенное неповиновение. Вместилище одержимостей. Вечное движение сновидческих циклов. Мы – головорезы. Инфантилы. Непорочно зачатые. Боль-ные. Вирус – это хаос. И мы его распространим.

COIL. Цена нашего существования – вечная война. Cила спит, скрытая в осевшей гуще условностей. 

Сны уводят нас вглубь, за грань, в состояние безумия. За пределы ограничений. За пределы навязанных ценностей и фальшивых универсалий. 

COIL. Дерзнувшие мечтать, создавать и убивать. Целое движется, но каждая часть пребывает в покое. Наша рациональность иррациональна. 

Галлюцинации – это истина, которой выторчены наши могилы. Coil – это побуждение. Желание и созидание. Со сброшенных нами шкур осыпаются мёртвые буквы. Каббала и хаос. Танатос и Телема. Архангелы и антихристы. Открытие и закрытие. Истина и намерение. Ловушки и дезориентация. 

COIL существуют меж тут и там. Мы – Янусы двуличные, и нас легион.

За пределами времени и пространства, за пределами озлобленности. Антидот для времён, когда люди стали ядом. 

COIL знает, как убивать ангелов. Как парализовать. Представь, что мир – внутри бутылки. Мы хватаем ее, разбиваем и вскрываем ею тебе горло. 

Необходимое хирургическое вмешательство: освободить слово, ведь оно – вдохновение. Предупреждаю: мы убийцы. Мы истребим логичные бунты. Мы ничего не знаем. Мы знаем лишь одно. Мы знаем всё. 

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: