Книга Чёрного Солнца: Порог инстинкта

От Редакции. Следующий из девяти порогов Чёрного Солнца «Liber Nigri Solis» называет порогом Инстинкта. Однако к сфере телесного его пересечение почти не относится, его пространство — скорее пространство автоматических реакций и их тренировки.

Именно в этой главе раскрывается не буквальный даже, а чисто практический смысл фразы из первых глав книги: «If you still think you are awake as you read this, you are having a lucid dream. Wake up. The Black Sun rises». Практик должен выработать такое же отношение к символу Чёрного Солнца, как сновидящий — к признакам сновидения: вспомнить при его виде о том, что он связан также и с иными, инаковыми пространствами или способами бытия.

Понятно, что с чем бы кто там ни был связан, эта связь может быть эфемерной, а может обладать весом. Для пересечения порога Инстинкта «Liber Nigri Solis» утверждает необходимость усиления этой связи с помощью «силового решения» — практик концентрации, доводящихся до многочасовых бдений или даже многодневных самоинициаций. Результатом таких практик станет появление автоматических, инстинктивных реакций, в том числе во сне, изменённом состоянии сознания и т. п. ситуациях; ну и установление постоянной связи с тем, о чём напоминает символ Чёрного Солнца.

Именно в этой главе лучше всего видны практические прорехи книги: они в изобилии наблюдались и раньше, но именно в этот момент очевидно, что набор советов и указание общего направления слабо сможет помочь в достижении таких результатов, какие описаны как необходимый минимум.

И это касается лишь первых врат порога, тогда как вторые, кажется, вообще даны в виде намётки или намёка — и тут уж ни практик, ни измеримых результатов не приводится.

Тем не менее некая подспудная связность, какой бывает связность магического сновидения, в тексте ощущается — но ускользает от разума и, кажется, должна самостоятельно дособираться по собственному наитию (что, кстати, совпадает с позицией автора, уже высказывавшейся ранее).

Полезно было бы сделать в случае отечественного издания книги половину листов пустыми — чтобы каждый мог дополнить и досоздать этот гримуар под себя.

Fr.Chmn

ПОРОГ ИНСТИНКТА

Поначалу многим кажется, что Чёрный Свет и Тёмное Сияние легче воспринимать бессознательно, тренируясь лишь наблюдать за своими откликами и реакциями на движение потока как на указатели, по направлению которых может быть обнаружено скрытое сознание. Такие инициаты уподобляются сновидцам, достигающим осознанности посредством тренировки наблюдательности за признаками сна, встречая которые такие сновидцы пробуждаются во сне.

Определённые оккультные символы, такие, как само Чёрное Солнце, действуют подобным образом — это «знаки снов» в мире бодрствования. Но они не напоминают спящему о мире бодрствования, а актуализируют для созерцающего прединкарнационное знание. Утончённые аксиомы экстремальной метаполитики, аналогичные идеальным Формам платонической метафизики действуют, кажется, так же, как и эманации Чёрного Солнца.

Именно поэтому некоторые маги прельщаются происходящей из этих источников эстетикой готического неоклассицизма. Она помогает отказаться от выученных ограничений светского общества победившей посредственности и сделать выбор в пользу сознательного самоосвобождения. Если эти инициаты зададутся сравнительно зловещими амбициями преуспевания и процветания, то достигнут своих целей даже в неблагоприятной для того среде.

Как великих поэтов узнают по строгости рифмы, размера и прочих форм эстетической искусности, так и искусство эоники и культурной инженерии судят по ним же. Настоящая радость эонических практик, однако, приходит с предостережением — магия соотносится с наукой в той же степени, в какой и искусство, τέχνη — в какой и ἀρετή. Те, кто променяет своё коварство на мистический экстаз в лучшем случае станут ударными войсками нынешнего эона. С другой стороны, те, кто не способен стать магом, но всё равно обнаружили себя копошащимися в оккультном в силу разгула постмодернистского беззакония, на свою удачу столкнутся с традицией, изливающей вдохновение и силу своего глубочайшего гнозиса в обмен всего лишь на такую презренную вещь, как их конечное существование.

Лазурные Врата Инфернального Дворца

Путешествие к ночной стороне осознанности — это, в первую очередь, изменение состояний и функций сознания. Профаническая рутина уступает место инициатическому трансу. Разумеется, полный спектр осознанности гораздо шире узкого диапазона восприятий бодроствования. Способность к сознательному смещению контрольной точки сознания в новые области этого спектра есть технический путь описания трансдименциональных и трансэонических путешествий в иные миры, в которые инициированный маг может намереваться попасть.

Тем не менее вывод о том, что эти изменённые состояния некоторым образом “являются” иным миром, эзотерически ошибочно. Так же ошибочно, как и предположение о том что сдвиг сознания от бодрствования ко сну непременно связан лишь с реальным наложением субъективных сфер сознания или является проекцией в иные измерения. Скорее, изменение в состоянии осознанности просто перестраивает аппарат восприятия по-новому, ничего более. Такое положение вещей, однако, точно будет очень полезным в оккультных вопросах. Практикующий, опытный в достижении изменённых состояний сознания, обладает способностью поразительного расширения доступных сознательному восприятию опций и возможностей в каждой конкретной ситуации. Точно так же он способен воспринимать много больше, чем некто со сравнительно ограниченным диапазоном осознания. Возможность «абиссальной навигации» незаменима в эонических и трансэонических операциях, как и в любом Походе за инициацией, особенно в одиночном, поскольку самостоятельному инициату предстоит стать самому себе и картографом, и проводником.

Упомянутая выше «Ночная сторона» есть предпосылка или фон другим, приоритетным состояниям осознанности. Ночная сторона профанической реальности — это сны, непрестанно танцующие в умах ходячих мертвецов, движимых инстинктами зомби, не способных запоминать их. С ночной стороны мир представляет собой мрачный некрополь, населённый полчищами нежити, достойными фильмов Джорджа Ромеро. Маг же может научиться находить тайные грёзы, сопровождающие мышление бодрствования. Саббатический «бодрствующий сон» — отличный пример таких приёмов. Способность вытеснять эти бодрствующие сны в сознания других людей временами доступна даже для профана в форме «контакта с высшим», так что потенциальный результат тренированного мага будет заметен.

Такие действия повлекут за собой переключения точек сборки других людей. Эта техника не поддаётся вербальному описанию, но иногда возможно получить о ней представление: например, представьте, как вас втягивают в бессвязный дискурс, какой пьяные люди склонны навязывать даже в случае возможности рационального диалога, или используют против вас круговерть из повторов и приукрашиваний, завуалированную словесной эквилибристикой. Иногда эти странные разрывы коммуникации могут содержать тонкие или подсознательные внушения, способные вызывать различные, в том числе экстремальные психические реакции у людей, бессознательно их воспринимающих. Тут даже не поможет осознание механизма такого внушения/убеждения, так как всякое внушение приводится в действие и поддерживается самовнушением, прекрасным инструментом магов, раз уж никто кроме них не имеет самости. А есть ли она у вас?

Лазурный ключ

Изменённые состояния сознания приобретают магическую пользу, только если маг умеет ориентироваться в них и не теряет контроля, не теряет своего пути в этих запутанных безднах. Один из способов сделать эти бездны полезными, «ключ» от них, укрощающий их капризы, это исследование своей точки отсчета.

Особый транс себя как точки отсчёта, иногда описываемый как «мистический аутизм», — наилучшее средство подготовки к карьере психонавта. Первый шаг к нему — научиться игнорировать всё вокруг, абсолютно всё, что угодно. Некоторым будет удобнее обучаться через погружение в определённые тренировки сознания, другим — через блокировку или опустошение целых его сегментов.

У такой практики есть интересное следствие — обнаружение способности сознания продолжаться в отсутствие заметной осознанности, в том числе в форме осознанных сновидений, вспоминаемых через продолжительное время после пробуждения. Сознание присутствует в осознанных сновидениях по определению, каким же образом они забываются? Другое следствие — обнаружение способности действовать в соответствии со своей собственной волей в состояниях диссоциации, одержимости или настоящей автоматической бессознательности, сомнамбулизма и химически индуцированных состояниях. Магическое сознание в таких состояниях иногда просто расцветает.

С помощью этого же принципа действует простейшее из всех заклинаний: если некая проблема после часов обдумывания не разрешается, лучше просто уснуть — а к утру всё встанет на свои места. Самовнушение для дивинационного вдохновения во снах настолько распространено, что известно даже в среде профанических учёных и художников. Но маги с его помощью временами просто совершают чудеса! Сделать эту практику привычкой наяву и решать с её помощью проблемы будет гораздо полезнее, чем пытаться нащупать решение механически. Иронично, но эта привычка может стать автоматической, а потом и сойти на нет, что принесёт внезапное наступление чёрной полосы и потребует осознанного возвращения к ней.

Научившись игнорировать стимулы, включая как вполне конкретные и сенсорные, так и совершенно абстрактные, учащийся сможет добиваться исключительной концентрации. Удовлетворительным результатом может быть названа только способность сосредотачиваться на одной мысли в течение нескольких часов. Овладение техникой проверяется такими экстремальными испытаниями, как круглосуточное и непрерывное созерцание специфического предмета некой эзотерической задачи. Великолепным ритуалом самоинициации в этом отношении может стать двадцатичетырехчасовое сосредоточение на Чёрном Солнце: по часу на созерцание каждого из двадцати четырех путей искусства. Чуть менее ужасная практика — двенадацатичасовое бдение над Изломанными Путями Молнии.

Разумеется, классический Тевтонский ритуал, длящийся девять дней и девять ночей, будет блестящей самоинициацией в поток Чёрного Солнца. В его рамках можно пройти через все ворота и пороги, описанные здесь один за другим, используя созерцательную или ритуальную практику. Маг может, к примеру, разработать систему сигил и соответствий или космологию, вокруг которой подобное приключение может быть организовано, или использовать трансовые опыты ритуала с целью выделить паттерны для практического магического применения.

Врата Полуночи

Образ “чёрного солнца” или “солнца ночи”, сияющий в своем антизените, является инциатическим иероглифом, относящимся и к микро-, и к макрокосмическому возвышению к божественной славе, а также к принципам антипатии и противостояния. В то время как многочисленные мифы о смерти и возрождении вульгарного солнца и его дальнейшем существовании во мраке подземного мира относятся к предыдущим эонам, миф о вечной ночи наиболее релевантен рациональному научному мифу о солнце в космосе, вульгарном солнце, низведённом до соответствующего статуса одной звезды среди множества подобных. Вечная «полночь» его чёрного ядра остаётся инициатическим знаком, относящимся к любым солярным концепциям эоники, предлагая формулу для создания и утверждения зловещей Империи: Sol Invictus Niger.

Ключ Полуночи

В момент величайшей катастрофы, поражения, разрушения или неудачи зловещий маг, соответствующим образом подготовленный и наделённый силой, закладывает чёрное семя своей личной окончательной победы и обновления, погребая его как можно глубже в пепел умирающего эона или мёртвую плоть. Чем точнее и драматичнее выбранное время — тем победоноснее результат. Видар побеждает врагов Эсира и Бальдр восстаёт полновластным из ада, но только потому, что Фенрир проглотил Всеотца, в то время как его сородичи пожрали солнце и луну.

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть