Алан Мур и Грант Моррисон: оккультная война длиною в 25 лет

Мы публикуем перевод любопытной статьи с Break.com, посвящённой магическому и идеологическому противостоянию двух известнейших комиксистов современности — Гранта Моррисона и Алана Мура. Про Моррисона, являющегося поистине незаурядным творцом, у нас на сайте уже были материалы, поэтому вдвойне интересной представляется история его художественно-магического поединка с другим титаном нынешнего века комиксов, автором «Хранителей», Аланом Муром. Что не поделили два великих комиксиста и как комиксы стали магическими заклинаниями — в статье от Urbanski.

Два величайших писателя комиксов продолжают оккультную войну двадцать пять лет.

Два величайших писателя комиксов – маги. Серьёзно. Их работа изменила комиксы навсегда, оказала влияние на литературу и, в особенности, на киноискусство. Многие из ваших любимых фильмов и еще большее число сценариев, восприняли влияние этих парней. Так что, даже если вы никогда прежде не слышали об Алане Муре и Гранте Моррисоне, вы знакомы с их работой.

Оба британцы, нескольких лет разницы в возрасте. Оба представляют себя в некотором роде бунтарями. Оба страстно увлечены личной оккультной практикой, их таинственное творчество принято всерьёз, повлияло на сцену.

Но, вот незадача: Мур и Моррисон баснословно презирают друг друга. Настолько, что это отражается в их работах. Некоторые из величайших комиксов последних двадцати пяти лет являются результатом магической вражды между Муром и Моррисоном.

Для начала, немного истории: оба начали создавать комиксы в семидесятые, оба обрели известность в восьмидесятые (на международном уровне Мур достиг известности на несколько лет раньше Моррисона).

Вероятно Алан Мур более всего известен по комиксам V for Vendetta («V – значит вендетта»), From Hell («Из Ада»), The League of Extraordinary Gentlemen («Лига выдающихся джентльменов»), а также по своему минисериалу Watchmen («Хранители»), который навсегда изменил комиксы.

Моррисон создал Animal man («Энимал Мен»), Doom Patrol («Роковой Патруль») и The Invisibles («Незримые»). Он был ведущим автором линейки Vertigo («Вертиго») от DC comics (одно из крупнейших и наиболее популярных издательств комиксов), специализировавшейся на причудливой фантастике с оттенками оккультизма и ужасов, оказавшей колоссальное влияние на кино и телевидение.

Его работа была новаторской, но он ответственен также за невероятно значимую работу над мейнстримными комиксами, такими как X-Men («Люди Х»), the Justice League («Лига Справедливости»), Superman («Супермэн») и Batman («Бэтмэн»), радикально обновив каждую из этих серий и создав для них самые примечательные истории последних лет.

Мур также занимался супергеройскими мэйнстримными комиксами: в 1989 его работа для Green Lantern («Зелёный фонарь») оказала значительное влияние на этого персонажа, он обратил Swamp Thing («Болотную Тварь») из провального комичного монстра в крупного персонажа, изобрёл John Constantine («Джона Константина»), написал The Killing Joke («Убийственную шутку») для Бэтмэна и пару особенно запоминающихся историй для Супермэна. Однако, он порвал с DC comics из-за отчислений за “Хранителей” и несогласия с планом введения системы возрастных ограничений в комиксы. После чего прекратил работу над большими мэйнстрим-комиксами и никогда более не оглядывался назад.

В ранние 90-е между Муром и Моррисоном стали возникать очевидные трения. Мур заявлял, что дал старт карьере Моррисона (последний позже указывал, что создавал комиксы, хотя и менее известные, еще до того, как о Муре узнал кто-либо) и что Моррисон «в благодарность» скопировал всю работу Мура.

Моррисон, в свою очередь, заявлял что работа Мура является калькой его романа 1977 года под названием Superfolks, что «Хранители» вовсе не так велики, как всем казалось, что Мур хочет собрать лавры за всё великое в комиксах, при этом поливая грязью каждого, кого представляет конкурентом.

Мур продолжает намекать что Моррисон годами копирует его идеи, однажды многозначительно заявив: «Я читаю работы Моррисона дважды: впервые когда я пишу их, затем когда он».

Даже вопрос о том, кто из них «оккультнее» как писатель комиксов стал камнем преткновения. Каминг-аут Мура, как мага в 1993 был освещён шире, имел куда большее внимание прессы . С другой стороны, Моррисон публично говорил о своей вовлеченности в Магию Хаоса на несколько лет раньше, утверждал что Мур решился на выход в свет, подражая ему.

Едва ли кто-то из них действительно скрывал это. Магические идеи Мура прослеживаются в его ранних работах, работы Моррисона и до 93 года были веьма эзотеричными. V for Vendetta Мура очевидно завязана на гностических концептах и магической философии Алистера Кроули.

В плане магии эти двое придают значение разным вещам. Ни один из них не является однозначным ортодоксом, однако Мур относится к более традиционалистскому типу волшебников, являясь почитателем телемитской магии Алистера Кроули и философии «Книги Закона». Принимая ценность магии как формы искусства, признает искусство разновидностью магии.

Грант Моррисон относится к школе Магии Хаоса, в котрой магическая практика сфокусирована в большей степени на достижении целей, чем на правилах и ритуалах. Магия может быть чем угодно, если у вас есть должное намерение. Магам Хаоса свойственно смешивать элементы различных культур и эпох, изобретать вновь и подгонять как заблагорассудится, отдавать предпочтение личной выгоде (или изменению мира) чем банальному превосходству над простыми смертными.

Громкие заявления публично объявившего себя Магом Мура, вероятно мотивировали Моррисона с особенной скурпулёзностью создать «оккультную книгу комиксов», когда он приступал к работе над «Незримыми» в 1994.

«Незримые» это 1500 страничный (59 выпусков) шедевр Оккультной Литературы в форме книги комиксов. Его витиеватая сюжетная линия сообщает единственную длинную историю (с разнообразными подсюжжетами) о группе оккультных повстанцев использующих магию в попытке освобождения человечества, противопоставленных могущественным черномагическим заговорщикам и властям, пытающимся применять колдовство для контроля и подавления человечества. Проще говоря, это одна из величайших серий комиксов всех времён.

Согласно Моррисону, если не усматривать в этом хаосмагическую метафору, часть этой истории он услышал от инопланетян, когда был похищен в Катманду. Весь комикс был продуман как заклинание, создающее мощные изменения в сознании всякого читателя. Кроме того, комикс произвёл причудливые спецэффекты в жизни самого Моррисона.

Его персонаж, King Mob был прототипом собственного идеального образа Моррисона как оккультного героя-бунтаря. Моррисон обнаружил, что когда он описывает негативные события, приклчающиеся с Кинг Мобом, ужасные штуки происходят с ним самим. К примеру, когда в одном из выпусков, Кинг Моб находится присмерти от волшебной бактерии, Моррисон сам подхватыает угрожающую жизни инфекцию. Позже, когда Кинг Моб был почти летально поражён выстрелом, Моррисон был госпитализирован с пищевым отравлением. После этого, Моррисон описывает прекрасные события в жизни героя, сам обретая при этом неожиданные славу и удачу.

Хотя у “Незримых” до сих пор нет собственного сериала или фильма, комикс оказал чрезвычайно глубокое влияние на sci-fi и фэнтэзи писателей и режиссёров. В частности, The Matrix была создана под значительным влиянием The Invisibles.

Здесь мы подошли к той части, что упущена большинством заметок о междуусобице Мура-Моррисона. Моё мнение как читателя комиксов, не настолько экспертно, чтобы по-настоящему детализировать историю и качество работ более чем на фанатском уровне. Однако, я эксперт в области оккультзма. И я могу сказать, что война Мура и Моррисона, это не просто «вражда писателей», это война магов. Два разных взгляда на магию, палящих залпами комиксов друг по другу.

Через несколько лет после того как Моррисон начал The Invisibles, увидела свет Promethea Алана Мура – комикс в тридцать два выпуска, о молодой женщине, которая становится настоящим обладателем духа древней супермощной богини воображения. Инкарнируя в современный мир, она принимает на себя роль супергероини в стиле Wonder Woman.

Как и The Invisibles, Promethea изобилует оккультным символизмом и эзотерическими философскими идеями. Она потрясающе красиво, великолепно написана. Как и The Invisibles, послужившие примером моррисоновских идей о хаосмагии, буддизме, теориях заговора, психоделии, НЛО-фанатизме, эзотерической психологии, панк политике и апокалиптике; Promethea демонстрирует идеи Мура о Магии, Телеме, Каббале, Гностицизме, магии в качестве искусства и воображении в качестве реальности, превосходящих ограниченность современного мира и апокалиптицизм.

Да, оба комикса заканчиваются «концом света». В то же время, финалы сильно различаются, отражая отличия во взглядах двух магов. В the Invisibles, апокалипсис есть превосходящая человечество сингулярность. В Promethea же это божественный союз, очеловечивающий нас более чем когда-либо. Это различие, как и почти всё остальное содержание комиксов, демонстрирует разницу идей Мура и Моррисона в оккультной философии.

Я могу привести некоторые другие цитаты Мура, например его манифест о том, что магию следует отделять от ностальгии и интровертированной раздражительности, относясь к ней как к проявлению искусства, о том, что правильное использование слов есть основа магии (вы кастуете заклинание точно так же, как «произносите» слово). Но, вышеупомянутая цитата в некотором смысле представляется более уместной. Моррисон хочет быть точным и последовательным, хочет преподнести собственный образ во всем, что делает. Мур своего рода проповедник от магии. Он класть хотел на ваше мнение о нем, стараясь дать подсказки мудрости, об остальном предлагает поразмыслить самостоятельно.

В «Прометее» Мур очевидно насмехается над хаосмагией в стиле Моррисона, обзывая её «задротством». В одной из сцен комикса, персонаж Мура подмечает, что в 1920-е (ритуальная) магия исчерпывалась «тюрбанами, смокингами и шлюхами в диадемах», но теперь современная (хаос)магия это «сигилы, щетина и самоунижение».

В ответ Моррисон называет Прометею Мура «элитистской», желая доступности магии для каждого и в то же время — её революционного значения.

Как маг, я бы сказал, что оба комикса являются совершенными шедеврами современной оккультной литературы. Promethea включает возможно наилучшее объяснение «Древа Жизни» – дорожной карты традиционной западной магии. The Invisibles – это, пожалуй, самый полный сборник оккультных представлений современности. Основное отличие в том, что Promethea показывает магию, учит её важности, приглашая вас сделать собственное человечество волшебным. «The Invisibles» не оставляют выбора: чтение меняет вас, взрывает ваш разум, словно сверхъестественный препарат. Не инструкция, но опыт.

Было бы слишком легко описать конфликт, изображая Мура своего рода сварливым старым традиционалистом, а Моррисона – выплёскивающим контрукультуру в лицо бунтарём.

Как вы помните, Мур утверждал, что навсегда отказался от мэйнстрим комиксов. По другую сторону, Моррисон, играя мятежника, стал символом мэйнстримных комиксов (хотя рассудительный читатель согласится, что он трансформировал мэйнстрим, умножив его качество).

Моррисон даже получил членство в Ордене Британской Империи от Королевы, которое Мур находит окончательным подтверждением фальши моррисоновского бунта. За это он называет Моррисона «Тори» (грязнейшее из возможных слов для Мура).

Моррисон заявил однажды, что у Мура есть только один Watchmen, в то время как он делает по Watchmen’у в неделю (откровенный вздор, честно говоря). Высокомерие Моррисона было бы смехотворным, если бы не продолжение в виде магической атаки, запущенной непосредственно в Watchmen в его комиксе Pax Americana.

Watchmen начинались как идея, в которой Мур использовал определенную группу персонажей, принадлежащих, но практически не используемых DC (Captain Atom, Peacemaker, The Question, Nightshade, Blue Beetle, Thunderbolt). К счастью для всех, DC не позволили ему использовать эти персонажи, поэтому он переделал их в персонажей “Watchmen” (Dr.Manhattan, Comedian, Rorschach, Silk Specter, Nite Owl, Ozymandias), создав настоящий шедевр.

С Pax Americana Моррисона, ситуация обратная. Во-первых, он использовал персонажей DC, хотя и написал их в стиле имитирующем (почти издевательски), персонажей Мура. Вся история в одном выпуске, такая же гениальная, как двенадцатисерийные «Хранители» Мура. И это тоже волшебная техника, Моррисон вновь превратил комикс в заклинание. Pax Americana имеет дело с природой времени и ключами ко Вселенной в числе 8. Волшебным образом он перекрывает base-3 формат «Хранителей» (девятипанельный) форматом base-4 (8 или 16 панелей), подобно волшебнику, создающему более мощный магический квадрат-талисман, чем его соперник.

Первая страница истории рассказывает ее окончание, вы можете читать Pax Americana задом наперёд и спереди назад, начав с любой страницы. Играя со временем подобным образом, используя персонажей прототипов «Хранителей» Мура, комикс-заклинание Моррисона в сущности стремится задним числом изменить историю, отсекая претензии Мура на первенство. Pax Americana – это не просто изумительный комикс – это изумительное заклинание.

Мур ещё не ответил на этот последний залп, занятый работой над своим десятилетним проектом «Иерусалим» (Jerusalem), который он, наконец, опубликовал в прошлом году. Роман вошел в десятку длиннейших на английском языке, получил довольно хорошие отзывы. Но я предполагаю, что комиксы вернут его, магическая дуэль Алана Мура с Грантом Моррисоном продолжится, пока смерть не завершит её. А может быть и того дольше…

Перевод: A.G.

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть