Карликовая «Soma»: «Transference»

Ну что, конфидент, декабрьская ночь достаточно темна и глуха для малой игропритчи о Чёрной Железной Твоей нашего восприятия? Рассказ пойдёт о «Trans­fer­ence» – короткой, но впечатляющей игровой зарисовке об оцифровке сознания и том, как она может завести нас в ад просто в силу человеческой природы. Поначалу кажется, что это такая карликовая «Soma» в мире размером с квартиру и часть подъезда, но затем становится ясно, что изюминка действа – в столкновении тоннелей реальности. Оцифрованные личности пребывают в очень различных мирах, пусть даже фактически живут вместе, – и нам предстоит увидеть трагическую семейную историю со всех сторон.

Мы обнаружим, как суровое адище одного просто не видно другому, а сражение за счастье третьего выглядит в его глазах в лучшем случае вредительством. Сначала источником муки кажется внутренний мир героев, ставший теперь внешним. Но затем становится ясно, что истинная мука состоит в отсутствии коммуникации и содействия, которое и приводит всех персонажей в ад – сначала реальный, а потом уже виртуальный. Впрочем, такой «виртуальный ад» больше всего напоминает мучительный мир голодных одиноких призраков.

Больше всего «Trans­fer­ence» напоминает миниатюру по мотивам «Lay­ers of Fear» или «Observ­er» без возможности выбраться из кибер-варианта памяти мёртвого человека. И именно камерный формат вместе с изложением сюжета в серии «видеологов» (фактически в двадцатиминутной короткометражке, которую по кусочкам нужно собирать в мире игры) позволяет сделать атмосферу яркой и насыщенной – пусть и на совсем короткое время, она легко проходится за пару часов.

93 года со дня явления Филипа Дика

93 года назад родился человек, который вспомнил не прошлую, а иную нынешнюю жизнь, восстал против Римской империи, которая никогда не кончалась, присоединился к транстемпоральной осаде Чёрной Железной Тюрьмы – и каждого из нас так или иначе позвал с собой. Филип Киндред Дик всю свою жизнь писал о ЧЖТ – и том, как смещающиеся реальности позволяют или не позволяют сбежать из неё; и, конечно, не просто так: личный его гнозис открыл ему историю о бесконечном разнообразии параллельных миров мультивселенной, тёмном слепом Противостоящем и Царстве, в которое можно войти не после смерти, а при жизни.

В меньшей степени его творчество является фантазией или интеллектуальным экспериментом, и в большей – предчувствием, переживанием или послевкусием пережитого опыта. Если кто-то ещё не видел его легендарное выступление в Метце в 1977‑м – обязательно к просмотру. Погрузиться в миф Дика достаточно просто и полезно – ну и уж поверьте, повредиться реальностью в нём можно очень основательно. Но… как будто что-то плохое, да? В конце концов, Чистый Гнозис наполнит вашу кухню ароматом свежемолотого кофе.

В честь этого дня давайте вспомним все наши публикации, связанные с именем Филипа Дика.

— Мы перевели комикс «The Reli­gious Expe­ri­ence of Philip K. Dick», созданный в 1986 г. Робертом Крамбом.

— Оцифровали блестяще написанную книгу Эм­ма­ну­эля Кар­ре­ра «Фи­лип Дик. Я жив, это вы умер­ли».

— Опубликовали у себя лучший в рунете обзор творческого пути писателя, написанный автором журнала «Мир фантастики» Николаем Караевым и с его благословения перепечатанный нами: «Сквозь мутное зеркало и что там увидел Филип Дик, или Империя и не побеждала».

— Похитили и раздали экранизацию Дика «ВАЛИС как он есть: премьера «Свободного радио Альбемута»» – явки-пароли для её скачивания с русской-английской озвучками и английскими сабами.

— Также у нас есть подробнейший обзор экранизаций Дика, щедрый на киноманскую фактологию «Глаз ихтиса: с выражением».

— И перевод ключевой статьи Филипа Дика, «Человек, андроид и машина» (после принятия юридического статуса роботов будет наиболее актуальным).

— И вдумчивая рецензия на одну из лучших экранизаций Дика «Помутнение» от Невздрасимеона «Место, где всё странно, или Атопии Ричарда Линклейтера».

Philip K. Dick nev­er end­ed.

Игра в Нубу

Пока мы копим ману, чтобы вернуться к активному постингу после крауда, можно обратить внимание на близких проекту деятелей. Вот Oog­los, один из катабатических художников, недавно смастерил свою игру Нубу – похоже на какую-нибудь королевскую игру Ура или сенет, только аккадцев/египтян из параллельного мира. Она играется деревянными колышками-фигурами одиннадцати видов на трёхуровневой доске и вдохновлена (вероятно) МАК (метафорическими ассоциативными картами), но является попыткой выйти из карточных плоскостей в 4D-метафорию.

До игры существовал очень странный визионерский очерк о сновиденном Городе с реками из белого тумана, костяными дирижаблями и очень странными порядками; в нём некая «игра Нубу» имела сакральное значение и за партией следил, объявляя начало и конец партии, а также, рискуя жизнью, защищая игру от вторжения извне, свой Жрец. Из этого очерка Нубу пришла не потеряв сновиденных атрибутов – некой смутно угадываемой чужеродности, колоритной псевдоархаичности и лукавой символичности (что, конечно, не может не радовать).

С одной стороны, правила в Нубу довольно расплывчаты, с другой – это «игра» в смысле изначальном, похожая скорее на танец, колдовской ритуал или гадание, чем, например, на схему путешествия (как сенет) или боя (как шашки и шахматы). В Нубу нет победителей: в результате партии должен возникнуть уникальный узор из иерархических и пространственных отношений нескольких переменных, обозначенных восемью колышками. Их значения по расплывчатости и иконичности местами могут поспорить с Таро, и каждая партия, видимо, будет рассказывать каждому игроку о чём-то своём.

Нубу ещё не сложилась в виде расхожей практики или, там, готовой настолки для магазинной полки (но амбиции есть) – и её создатель сам предлагает ряд опциональных модификаций, которые могут немного корректировать ход игры. Но задумке не отказать в оригинальности и потенциале – провиденциальной практикой Нубу может быть не хуже, чем Лила.

Подробно познакомиться с игрой можно на страничке проекта.

Итоги крауда на «Liber Nigri Solis»

Запоздало (вчера подбивали базу, выбились из сил), но давайте подведём итоги нашего черносолнечного сбора.

Вчера он завершился успешно – всё получилось! Снова можно повторить, что конфидентская поддержка – ВАША поддержка! – самое ценное, что успел накопить наш проект, и эта ценность всё ещё огромна.

У крауда случился только один действительно беспокоящий нас недостаток: у нас всё ещё с десяток неопознанных жертвователей, включая самого щедрого (комментарий «околокойловщина», кекеке), а жертвователей без обратной связи и без размера футболки – десятки. Если вы с нами ещё не связывались, но хотите после отправки издания получить трек-код, а также если вы вообще хотите получить всё причитающееся, а не просто дать нам крови уицраоровой, – пишите нам на почту: katabasia@gmail.com Сегодня вечером, часов после 23, будет также доступна и личка сообщества Вконтакте, но почта – в приоритете.

Как только всё заказанное окажется у нас на руках, мы начнём рассылку по донорам. Раз уж продемонстрировать товар лицом не удалось, то небольшой излишек масок и футболок поступит в продажу – для тех доноров, которые раздумывали над бОльшим донатом, но на такой вот прыжок веры не решились. Первые 23 донора получат всё обещанное, а трое самых щедрых жертвователей – ещё и дополнительный сюрприз.

Не переключайтесь! Дальше – больше.

Последние сутки краудфандинга на «Liber Nigri Solis»

Итак, друзья! До конца краудфандинга на эонический астрохимический гримуар Чёрного Солнца «Liber Nigri Solis» осталось меньше суток. Он завершится в совершенно случайно (хотите верьте, хотите нет) выпавший на 4 декабря момент солнечного затмения молодого (всего 13‑е затмение!) 152-го сароса – и когда оно закончится (а это случится в 12:36 по Москве), то закончится и кампания сбора средств. Если кто-то хотел дотянуть до последнего момента – вот и он, следующего шанса поучаствовать уже не будет.

Окончательные итоги подводить рано, но в целом картина ясна. Как вы наверняка уже догадались – изданию быть, мы собрали больше нужной суммы. В отличие от прошлой кампании, прошедшей два года назад, у нас не было столь широкой тематики (всё-таки черносолнечный поток интересен не всем конфидентам), изобилия визуального материала, не было даже достаточно пишущего народа, чтобы полностью выполнить наши [наполеоновские] планы. Тем не менее мы собрали больше, чем минимально необходимо, – и почти в два раза больше, чем ставили себе целью в прошлый раз!

Мы боялись, что дегенерация площадки Вконтакте, недостаток рабочих рук, узость тематики LNS да и общее настроение конфликтного времени проредит ряды и сплочённость конфидентов. Но нет, всё это были лишь эфемерные тени: катабач всё ещё ой какой тот (и, для ветеранов астральных войн и штанов, – ой как разъебал)! Отдельно радует, конечно, количество гранд-доноров, которых в этот раз уже под тридцать, – а также то, что благодаря этому мы можем позволить себе закупку оборудования для воистину БОГОБОРЧЕСКИХ артефактов… На самом деле – для стяжания в наших рядах навыков и умений их производства, о которых раньше можно было только мечтать.

Но выявил краудфандинг и ряд проблем. В первую очередь, конечно, простой недостаток рук: времена тяжёлые, помощников, редакторов и авторов мало, в результате удалось сделать далеко не всё, что было задумано. Команда черносолнечного фронтира трудилась для этого крауда просто стахановски, но этого оказалось не вполне достаточно.

Другая неприятность является продолжением первой: из-за недостатка сил и внимания, безошибочно организовывать сложные процессы невозможно. Из-за этого, собственно, не появился – и, увы, не появится и завтра – пост о футболках и масках для донаторов. Вовремя не сориентировав художников и печатников, мы получим маски с задержкой – тем более не успеем всё сфотографировать и обработать. Поэтому небольшая партия масок и футболок для крауда, которые изначально полагались только донаторам, поступит в продажу в первые месяцы после рассылки книги.

Ну и традиционная, но менее серьёзная неприятность: всё ещё много донаторов, которые оставили нам свои деньги, но не указали ни своего адреса, ни имени-отчества, а зачастую всё указали, кроме размера нужной им футболки. Проверьте себя! Сомневаетесь – свяжитесь с нами: katabasia@gmail.com; хотите получить трек-код – пишите туда же.

Тем не менее изданию – быть, и быть в том самом качестве, которое мы от него хотели! Мы полностью выполним все наши обязательства по кампании, а значит, начнём нечто большее, чем просто издание полюбившегося нам гримуара. Оставайтесь с нами! Дальше – ярче.

 

P.S. Краудфандинг этот начался в бушевании варпа и в нём же завершается. Вчера из-за атаки ботов на наше сообщество Вконтакте личка там была забанена, и для связи нужно использовать нашу почту: katabasia@gmail.com

Неприкаянные демоны Хадима Али

Кстати, вдогонку «чёрному перу Ирана» Мухаммеду Сиях Каламу – в современности у него появился последователь. Афганистанский, пакистанский, а теперь и австралийский художник Хадим Али, кажется, влюблён в образ исламских демонов – с витыми рогами, ослиными ушами, с бородой и без усов. Обычно на его картинах, росписях и гобеленах они жеманно возлежат в позе Будды на горе чьих-то выпущенных кишок, мучают в аду грешников, а где-то просто собираются в восхитительной красоты толпу и чего-то ждут, сияя золотыми нимбами и белыми крыльями прямо в пламени ада.

Впрочем, по словам художника, это не столько религиозно-мистические образы, сколько романтическое видение дегуманизации беженцев, к которым потомственно относится и сам Али. Он – хазар, ведущий род из Афганистана, откуда его родители бежали, спасаясь от преследования. Али попробовал было вернуться – но оттуда снова пришлось спасаться; при этом брат его много лет провёл в лагере беженцев в Индонезии.

Спасаясь из Афганистана, Хадим взял с собой только две книги: Коран и «Шахнаме», которая в детстве оказала на него огромное влияние, в том числе визуальное. Иллюстрации к «Шахнаме» считаются самыми известными образцами персидской миниатюры, и в картинах Али видна с ними связь: в них нет перспективы, зато много золота, [менее мистического, чем сначала видится] символизма и арабской каллиграфии.

11 лет со дня смерти Питера Кристоферсона

Одиннадцать лет прошло со смерти Слизи, создателя машин времени, мастера зеркал, мальчишеского фотографа, аутсайдера из аутсайдеров и алхимика музыки Питера Кристоферсона. Он завещал нам «встретиться, найти своих, держаться вместе и быть достаточно храбрыми для того, чтобы гордиться быть теми, кто они есть»; он вершил Великое Делание – и добился в этом немалого прогресса: «Да, это так. Это не игра и не развлечение… всё, чем мы заняты, по сути, связано с трансформацией других людей, да и нас самих тоже». Одиннадцать лет – не слишком большой срок, но уже ясно, что пик популярности работ Кристоферсона ещё далёк. Сегодня давайте кратко вспомним обо всех наших материалах, в которых он фигурировал.

Начнём, пожалуй, с последнего перевода – «Секс, наркотики и внежанровость», статьи, в которой рассказывается история о похоронах и кремации Кристоферсона в Таиланде:

«История эта — одновременно дань памяти его близкому другу и ремарка для того, чтобы напомнить ярым фанатам о том, что стоит сосредоточиться на по-настоящему важных вещах и не отвлекаться от главной идеи.

Вместе со своим другом Хэмпшир поехал в морг при полиции Бангкока, чтобы получить тело Кристоферсона и подготовиться к панихиде. Власти отказывались отдавать тело, пока Хэмпшир не принесёт документы из британского посольства. Когда бумажная волокита закончилась, Хэмпширу разрешили перевезти тело его друга в храм.

«И они сказали: “Ладно, можете перевезти тело в храм. Вы его заберёте?» — вспоминает Хэмпшир. — Я сказал, что не знаю, и мне ответили: “Ладно, у нас есть специальная служба”. Мы думали, он имеет в виду ритуальную службу, заплатили за их услуги… и тут выходит парень в грязном комбинезоне. Я сначала решил, что это электрик, но чиновник сказал, что именно этот парень со всем разберётся».

«Он был совершенно во вкусе Слизи. Точно бы ему понравился. Ему было двадцать с чем-то, и он отпадно выглядел в своём комбезе. “О боже, Слизи бы точно это понравилось”. А он нам: “Следуйте за мной”. Мы сели в машину, а они вынесли тело Слизи в саване и загрузили его в кузов фургона. Потом мы втиснулись назад, а спереди сел этот парень с водителем. И пока мы ехали к храму, где шла подготовка к пятидневной панихиде, этот сногсшибательный таец открыл окно, достал мешок с тайскими батами — монетами где-то около цента или пенни — и начал разбрасывать их из окна».

«Мы спросили его: “Ты чего творишь?” – а он отвечает: “Это для духов, чтобы они не увязались за нами. Деньги их отвлекут”. И в тот момент, когда этот отпадный молодой человек бросал в окно фургона деньги для духов, я почувствовал: это будто бы снял сам Слизи. Такой идеальный момент. Я почувствовал, будто он был рядом с нами и заправлял всем»».

Секс, наркотики и внежанровость

И также недавно опубликованное у нас исследование символа Чёрного Солнца у Coil и принципов их делания с точки зрения академического исследователя эзотерики:

Инвокация Чёрного Солнца: алхимия и сексуальность в работах Coil

Кстати, ещё одна статья того же исследователя у нас уже выходила – это «Лиминальные гимны: пространства нестабильности Coil и Кроули»:

Лиминальные гимны: Пространства нестабильности Coil и Кроули

Самый памятный из материалов для нас – альбом фоторабот Кристоферсона, отсканированный нами несколько лет назад:

Peter Christo­pher­son: Pho­tog­ra­phy (альбом фоторабот Питера Кристоферсона)

Раскрывающая творчество Кристоферсона с непривычной стороны заметка Раймонда Крумгольда:

Кино, прекратившее существовать: видеография Питера Кристоферсона

И дополняющий его рассказ о двух «скелетах из шкафа» Слизи, фильмах «After Cease to Exist» (1978) + «Mys­tery Movie» (1982):

Скелеты из шкафа Кристоферсона: «After Cease to Exist» (1978) + «Mys­tery Movie» (1982)

И последняя из выловленных из мутных вод запароленных видеохостингов чёрных жемчужин, фильм Кристоферсона «A Well Hung Monk» (2008):

Привязанный монах и та самая лестница: A Well Hung Monk (2008)

Интересное исследование о разнице в путях и магических подходах Coil и Psy­chic TV:

Странные горизонты оккультизма Coil и Psy­chic TV

И также интервью, в котором фигурировали оба главных участника Coil:

Coil — Всадники Апокалипсиса

Чёрное перо Ирана: творчество Сиях Калама

От нехарактерного ни для своего времени, ни для своей страны художника Мухаммеда Сиях Калама нам осталось только его полное демонов, драконов, дервишей и шаманов творчество. Даже имени мы, скорее всего, не знаем – только кличку: «Сиях Калам» значит «чёрное перо». Непонятно, был он исторической фигурой или самоназванием целой мастерской, в XIV веке работал, XV или в XVI, были у него ученики – или он сам любил разнообразить творчество и делать что-то для самого себя оригинальное.

Считается, что творил он в Иране, но его работы несут явный след китайского и буддистского художественного влияния. Идиллическими или романтическими, как прочее персидское искусство того периода, его работы никак не назвать – они экспрессивные, агрессивные, иногда гротескные. К сожалению, его работ сохранилось не так уж много – и не всегда понятно, имеем мы дело с чёрным пером или с его учениками (или с целым забаненным веянием в живописи – как подсказывает наша паранойя).

Привязанный монах и та самая лестница: A Well Hung Monk (2008)

Вдогонку вчерашнему памятованию Джона Бэланса у нас ПРЕМЬЕРА: представляем вниманию конфидентов нигде (кажется) ранее не появлявшуюся, э‑э-э, короткометражку Кристоферсона A Well Hung Monk с Бэлансом в главной роли. Буквально этой ночью соратники из телеграмогорода выдрали её из запароленных тайников и… Это, конечно, нечто: во-первых, не столько короткометражка, сколько атмосферный фотоотчёт о, во-вторых, гомоэротическом арахноритуале, в‑третьих это ТА САМАЯ лестница…

Если вы ханжа, у вас сатанопаника или аллергия на голых людей – лучше даже не думайте об этом видео, тем более не смотрите.

За видео огромное спасибо Раймонду и его каналу Paracin­e­mas­cope:

«Перед нами набор фотографий, фиксирующих тайный BDSM-ритуал с участием Бэланса и Массимо и Пирса из Black Sun Pro­duc­tions. Ритуал жёсткий… там хватает и крови, и гомосексуального секса. Не думаю, что эти фото изначально предназначались для посторонних, но, судя по тому что фильм вышел за два года до смерти Кристоферсона, согласие на их использование было получено.

Самое главное – это сильное произведение искусства. Слизи был великим фотографом, и полароид в его руках тоже превращался в инструмент художника. Гипнотический монтаж и музыка от «Чёрного Солнца» тоже добавляют впечатлений. Не думаю, что такое может кого-нибудь возбудить, но, на мой взгляд, это, безусловно, искусство, имеющее все права на существование (конечно подальше от несовершеннолетних и возбудимых).

Да, если я правильно понимаю ситуацию, Джон привязан к той самой лестнице, с которой потом упал навстречу чёрному закату. И один этот факт делает зафиксированный ритуал по-настоящему пугающим».

Скачать фильм можно тут.

Лавкрафтианский хоррор в корпоративном раю: Prey

Сегодняшним пятничным вечером поговорим об игре, тематически и идейно наследующей одновременно Soma и Dead Space, сценарием которой занимался один из создателей Planescape: Tor­ment, – Prey. Лавкрафтианский хоррор в холодном космосе на корпоративной станции, набитой чем-то средним между шогготами и злом из «Нечто» – и твоими конфликтующими рободвойниками, конечно. Пост  практически полностью из спойлеров, так что читайте только если они вас не страшат, если вы уже играли – или если точно играть не захотите.

В основе сюжета Prey – погоня за ментальной пластичностью. Корпорация из альтернативных США XXI века (СССР не распался, а прошёл через вторую революцию, Кеннеди прожил долгую и счастливую жизнь), TranStar занимается развитием технологии нейромодификаторов, которые во мгновение ока могут продлить жизнь человека на много лет, сделать его гениальным пианистом, боксёром или инженером, в общем, превратить в полубога. Только вот, как мы выясним в процессе игры, для каждого нейромодификатора используется плоть хищных инопланетян, которых разводят на орбите и кормят… добровольцами из советских трудовых лагерей. В игре никак не объясняется, почему нельзя скормить чужим корову, свинью или мешок муки, но нейромоды – единственная возможность прокачивать своего персонажа, а без прокачанных навыков игру не пройти. В общем, уже в первый час игры становится понятно, что главный герой – это такой симбионт человека и чужого, и чем дальше, тем меньше в нём человеческого. Но до конца игры этому пониманию предстоит совершить ряд интересных кульбитов.

Кстати, за игру главный герой может употребить до двухсот нейромодификаторов. Правда, материю для них придётся добыть из инопланетян, питавшихся его коллегами и подчинёнными. Если вдуматься, то абажур из еврейской кожи менее ужасен и более очевиден в своём людоедстве, чем нечто подобное. Скрытое людоедство с натянутой улыбкой или, что ещё хуже, деланным вздохом – норма корпоративного мира Prey. И это настолько ужасно, что даже хорошо – ну какая хорошая корпорация не является такой вот дары приносящей корпорацией зла?

Хищные инопланетяне, или «тифоны», – космическая фауна, которая на человечество просто набрела. Непонятно, есть ли у них культура или разум, но они столь же чужды, сколь и непостижимы. Они путешествуют по космосу, превращаются в предметы человеческой культуры ради охоты, пожирают людей и создают невероятно красивую световую паутину, которой окутывают место долгого пребывания. Базовая их форма очень минималистична, но контакт с человечеством спровоцировал волну мутаций. Сначала выделились более крупные «ткачи», а затем тифоны «поняли» человечество: научились анимировать трупы людей, превращая их в антропоморфных тифонов, «фантомов», создали подвиды огромных «телепатов», берущих людские разумы под контроль, и «технопатов», взламывающих технику и роботов.

Вообще тифоны из Prey – интересное размышление о том, как потусторонний разум попытался бы осмыслить человечество, создавая химерные формы симбиоза своих форм с нашими. То, что люди с помощью нейромодов могут перенимать их способности (вплоть до умения превратиться в чашку!), делает этот контакт ещё более зловещим. У них даже присутствует некое подобие сообщества – правда, как часто повторяют герою, у них нет зеркальных нейронов (а что, обычные нейроны у них есть?..), так что друг другу они не сочувствуют и не содействуют. Но способны провоцировать друг у друга эволюционный скачок – как правило, насильно. Кстати, их «финальная форма», как выясняется в конце, – натуральный Древний, гигантский тифон планетарного масштаба, так что ушки дядюшки Говарда торчат тут неиллюзорно.

Однако сколь бы ни была очаровательна и ужасна тема местных чужих, она уступает корпоративной теме. TranStar, как уже сказано, корпорация зла – но при этом в ней, кажется, нет ни единого злодея. Большинство работников – неплохие люди, любящие, романтичные, играющие в местный аналог D&D, гораздо более привлекательные, чем «добровольцы» из лагерей – как правило, осуждённые на смерть или пожизненное. Главные лица компании – обворожительные или сурово харизматичные, «дурные» же корпораты есть где-то там, на Земле, в кругу акционеров, но мы их не увидим. Главный, казалось бы, антагонист, родной брат героя, на самом деле оказывается спасителем, изобретает способ отвести неминуемую гибель всего человечества. Его цитата по памяти – «с нашими достижениями завтра люди станут бессмертны и гениальны, вот они пусть и судят нас».

Ну а главный герой – идеальное отражение всей этой ситуации. Из-за постоянного вживления и изъятия нейромодов (при изъятии вся память с момента вживления стирается) он успел прожить несколько жизней, полных надежды и веры в человечество, нигилистических или эгоистичных. И создал несколько личных операторов – роботов, которым дал свой голос и волю того своего воплощения, что на тот момент было у руля. Эти роботы попытаются повлиять на очередного аватара главного героя, превратить его в «своего», и средств выбирать не станут – будут, если нужно, убивать конкурентов или подводить героя под монастырь.

Сюжет можно привести к условно счастливой концовке. Спасти нескольких выживших, станцию и результаты исследований… Но герой в любом случае будет воплощать совершенно расщеплённую личину корпорации, хотя, по сути, – просто наиболее удачный символ человечества на нынешней стадии своего развития. В один момент своей жизни он будет ужасным бездушным палачом – а в другой спасителем. Однажды он убьёт отца – а потом спасёт дочь. Вызовет апокалипсис – и прекратит его «малой кровью». И это, наверное, правдиво – как и правдиво то, что этому корпорату гораздо проще привести всё к гибели или ещё худшей участи, чем к спасению. Мрачная шизофрения, помноженная на симбиоз с лавкрафтианскими чужими…

Место действия игры, станция «Талос‑1» на орбите вокруг Земли-Луны, заслуживает отдельного комментария. Это настоящая корпоративная утопия, возвездённые в абсолют ревущие двадцатые: кажется, она создана из золота и драгоценных пород дерева не в меньшей степени, чем из стали и пластика. Хотя в космосе понятия «верха» и «низа» теряют смысл, «Талос‑1» сделан как великолепный бело-золотой небоскрёб (с золотыми сфинксами на крыше!), а его общественные пространства по большей степени напоминают холлы дорогих гостиниц. В его образе не обошлось без иронии: «Талос‑1» построен вокруг советской станции «Клетка», заражённой тифонами, и, по сути, сердцевина этого золотого дома – гнилая. Нам придётся разблокировать его залы и отсеки, искать трупы у его обшивки, а в конце концов спасти или убить его – как живого персонажа.

Единственное, что вызывает нарекания в игре, – картинка и формат. Несмотря на нагруженный сюжет и невероятную его мрачность, играть придётся в почти мультипликационной, практически кукольной гамме, бегая и прыгая как заядлый эквилибрист ещё до всяких нейромодов. Тематически и атмосферно Prey наследует Soma и Dead Space, но такого сгущённого мрака тут, конечно, не дождёшься, хотя потенциал к нему был. В прочем же Prey однозначно стоит того, чтобы пройти её хотя бы раз (а лучше проехаться на всех доступных рельсах и оценить всю сложность замысла).