Хаос-магия Джона Зорна

Ну вот Джон свет наш Зорн и добрался до новой, но столь ожидаемой остановки со своим лейблом «Цадик». За много лет существования этого проекта он уже плотно попрыгал на костях иудаизма всех видов и изводов, а также на каббале и прочих эзотерических темах. В текущей его итерации основной ves­sel музыки Зорна в рамках Tsadik – это ансамбль «Sim­u­lacrum» (Джон Медески, Кенни Гроховски и Мэтт Холленберг) + на предмете нашего сегодняшнего обсуждения – премного могучий джазовый пианист Брайан Марселла.

С 2015 года ползли-ползли они в направлении Хаоса («The True Dis­cov­er­ies Of Witch­es And Demons», «49 Acts Of Unspeak­able Deprav­i­ty In The Abom­inable Life And Times Of Gilles De Rais», «The Gar­den Of Earth­ly Delights», «Baphomet» – вы только посмотрите на эти названия и постарайтесь гнусно не хихикать) – и, наконец, доползли с альбомом «Chaos Mag­ick».

Звучит всё это безобразие на удивление мило (слово выбрано не случайно, оно звучит именно так), но при этом умудряется вызывать в голове, не к ночи будь он помянут, – «Present» (местами до уровня цитат), только очень пушистый, обитый мягкой шёрсткой и с очень большим джазовым влиянием (тут уж Брайан постарался). И результирующая смесь довольно доброго джаза с качественно запрятанным вглубь RIO даёт весьма занятный эффект – весьма схожий с тем, каким и должна быть магия хаоса: с лёгкой иронией и улыбкой.

Концепция альбома изначально вызвала скептицизм. Если вспомнить предыдущие работы в рамках Цадика, то глубокого проникновения в тему ожидать не приходится. Однако если проигнорировать местами слишком уж выпяченную джазовость всего происходящего – то впечатление в результате весьма удивительное и даже «умилительное», настолько звучание по-доброму хаотичное. Однако в то же время если включить погромче, то и прямо-таки RIOшно безумное, но без потери общей «доброты» – и вызывает на морде огромную улыбку.

Praise the Sun, Praise the Chaos.

- Вселенская Котота

Итоги апреля-2021

Подведём итоги апреля! Долгожданная весна после долгой, до марта аж, зимы не предрасполагает к интернет-активности, но месяц всё равно получился занятный. Начался он с ФЕЕРИЧЕСКОГО трейлера, продолжился переводами и публикациями, а также отметился рядом памятных дат.

(далее…)

Beefheart Electricity

Ух, у нас тут рубрика СПОНТАННЫЙ ГНОЗИС: кажется, кошмарное линчеанское Eeeeeeeleeeec­tri­i­iэээc­i­tyyy из «Fire Walk With Me» и «Твин Пикса» происходит не из фантазий Линча, а напрямую из благословенного 67 года, из композиции «Elec­tric­i­ty» Дона Глена Влиета (более известного как Cap­tain Beef­heart). По крайней мере, молниеносное узнавание звучания этого самого Eeeeeeeleeeec­tri­i­iэээc­i­tyyy в композиции подтверждается их творческим сотрудничеством сквозь года – съёмками Линча в короткометражке про Влиета, в которой кроме них участвовали только мама Дона и режиссёр, а также выступлением Линча на открытии выставки «Capt. Beef­heart Sym­po­sium».



Если это то самое Elec­tric­i­ty, то это очень красивый узор. Кроме того, это может быть не аллюзия, а намёк, шутка, «постироничное» обыгрывание, а то и просто интуиция, выбросившая на берег режиссёрского сознания услышанный где-то (или любимый?) музыкальный обрывок. В любом случае интуиция у Линча всё равно ого-го: Cap­tain Beef­heart был линчеанским персонажем лет за десять до первых фильмов Линча. На записи альбома «Trout Mask Repli­ca», например, который позже признают вехой музыкальной истории, он умудрялся вести себя как какой-то адский дровосек и угрожал заряженным автоматическим арбалетом музыкантам, с которыми они жили коммуной, записывая этот самый альбом. При этом получившийся в результате сложнейший шедевр звучит как босхианская насмешка над чувством прекрасного слушателя, this is the water, and this is a well. На обложке того альбома, если кто не помнит, сам Капитан Бифхарт в высокой шляпе и в маске форели.

Такую вот линчеану и предлагаем конфидентам этой весенней ночью.

Биопсиходелия Клаудио Ромо

Персоналии из классической мезоамериканской мифологии, биохоррор, трансмутации и хаос графичных форм, время от времени потрошащих сами себя, – основные компоненты творчества современного художника Клаудио Ромо. Бонусом прилагаются киноцефалы, летающие вагины, ацефалы и много чего ещё. Притом немалая часть из перечисленного отрисована в нежнейшей цветовой гамме – янтарных, персиковых, розовых оттенках.

Ромо родился в Чили в 1968 году и на данный момент активен в сети: ведёт инстаграм и страницы на фэйсбуке и девиантарте, где можно узнать, что любимый фильм Ромо – «Сталкер» Тарковского, а среди любимых писателей – Берроуз. И, кроме прочего, найти эксперименты со стилем и фрагменты комиксов.

Любимое племя: 99 лет Марджори Кэмерон

The Scar­let Woman Кеннета Энгера и багряной жене Джека Парсонса, «Тифозной Мэри оккультного мира» Кандиде-Кэнди Марджори Кэмерон исполнилоь бы сегодня 99 лет – всего год до юбилея! Её путь был дорогой неистовства и красоты, а такие дорожки, если уж освещаются чёрным солнышком оккультизма, редко проходят мимо болот откровенного безумия. К счастью, калифорнийское побережье не было разрушено американскими ядерными испытаниями, Мексика не стала завоёвывать США, а Камерон и всю её секту «Дети» всё-таки не забрала летающая тарелка с Марса, хотя именно это Марджори утверждала в пророчествах в наименее вменяемые свои моменты.

В честь дня рождения Кэнди присоединяемся к поздравлению Ибсората:

(далее…)

Ура деду Хоффману: всех с днём велосипеда

Понедельник – странное время для Дня Велосипеда. Тем не менее мы как полупрофессиональные велосипедисты и большие поклонники велоспорта просто обязаны поздравить всех причастных и вспомнить дедушку Хоффмана, первого велосипедиста истории! Тем более что недавно мы провели ревизию всех вышедших у нас за 10 лет материалов, посвящённых велоспорту, его истории, лучшим велосипедистам, самим велосипедам, их запчастям, конструкторам и магазинам спорттоваров.

Однако по ссылке [в конце этого материала] – вообще все крупные статьи, что мы публиковали на тему. В таком озере можно и утонуть – так что прилагаем ещё небольшой минидайджест по самым популярным материалам этой тематики.

В первую очередь, конечно, стоит ознакомиться с интервью с независимым исследователем горных байков и автором книги «Горный байк и моё оккультное сознание» Диком Ханом:

Независимый исследователь ДМТ: интервью с Диком Ханом

Во вторую – с «Опытом с велосипедами-тандемами» Клаудио Наранхо – чилийским велотренером, одним из первых физкультурников, которые проявили систематический интерес к этой области исследований. Дружил и сотрудничал с Александром Шульгиным – «крёстным отцом» шоссейных и множества других велосипедов.

«Опыт с межличностными психоделиками» Клаудио Наранхо

Очень важно для всех, кто ещё не, ознакомиться с завершающими тезисами статьи «Седло и велотранспортный опыт» Евгения Торчинова:

От хилотропического к холотропическому (Евгений Торчинов о тюрьме сознания и психоделических исследованиях)

Также любому заядлому велоспортсмену будет интересно прочесть рецензию на книгу «The Secret Chief Revealed» известного веломеханика, Лео Зефа, который продолжал практику даже после запрета на велоспорт в его стране:

Психоделический шаманизм Лео Зефа: рецензия на книгу «The Secret Chief Revealed»

Ну и куда в такой день без Тимоти Лири – в его 97‑й день рождения мы выложили во всеобщий доступ книгу «Путешествуя по сети велотрасс», отсканили её и сделали для вас .pdf:

97‑й день рождения Тимоти Лири: «Путешествуя по Сети сознания» в .pdf

Слава пионерам! Ура первопроходцам!

Ревизия: десять лет психоделии на Катабазии

 

БЕЛАЯ выставка под новой луной: отчёт о стрит-арт-выставке АРТТРАК

Отдельной сводкой – об оккультурных событиях в Вавилоне-на-Неве (где по стечению обстоятельств находится наш главный домен). Итак, 11 апреля художественное объединение АРТТРАК провело свою БЕЛУЮ выставку, на которой были представлены уличные интерпретации дневных арканов Таро (Старшие Арканы с I по IX), – эта выставка была логическим продолжением ЧЁРНОЙ выставки, которая проходила в октябре в подвале популярного заброса на Обводном (и про которую у нас уже был отдельный репортаж).

БЕЛАЯ выставка также состоялась в психогеографической артерии Обводного канала: местом проведения стало пространство под Атаманским мостом. Если посетителям ЧЁРНОЙ приходилось спускаться в тёмный подвал и там самостоятельно выхватывать из тьмы лучом фонаря работы художников, то на БЕЛОЙ всё было прекрасно освещено долгожданным весенним солнцем.

Однако особенность БЕЛОЙ выставки была не только в этом, а ещё и в том, что по завершении выставки все работы были закрашены белой краской – наглядный урок непостоянства стрит-арта, скомпрессованый в три часа существования выставки. Так что кто не успел – тот опоздал (но остались фотосвидетельства, которыми и спешим поделиться с вами).

Кстати говоря, следующие цветные выставки АРТТРАК по младшим арканам Таро тоже будут содержать в себе перформативные элементы, закрывающие каждое мероприятие, так что рекомендуем всем интересующимся успеть посещать их и заставать кульминацию.

I. МАГ (соня.спора)

Изображение 1 из 39

Уже не первый раз подмечаем многообразие подходов, техник и замыслов художников-участников. Здесь можно встретить и графику, и фактурные работы на холстах, и целые интерактивные арт-инсталляции. Формат свободный, а потому обширное поле для экспериментов. Тем более что проживут работы только до конца выставки.

И этот момент непостоянства очень важен: всеобщее непостоянство, с одной стороны, безжалостно, а с другой – даёт эксклюзивность момента. Слабое утешение, но вот некоторые находят в этом свой кайф, японское mono no aware – вот это вот всё. Ты видел этот стрит-арт, прежде чем его уничтожили, даже успел зафиксировать? Молодец, у тебя есть эксклюзивный момент, недолговечность стрит-арта – это одно из двух его основных преимуществ.

Не стрит-артом единым – эксклюзивность момента расширяется на всё то, что непостоянно. Отличный вечерочек, когда в промежутках между ямами настроения чувствуешь ничем не мотивированное счастье? Или, наоборот, глубочайшая пропасть, близкая к самодезинтеграции? Сфоткать такую эксклюзивность, конечно, нельзя, но можно хотя бы зафиксировать в проговорённой фразе.

Воспоминания – это даже не консервы с мясом событий, а детский конструктор с отсутствием значительной части деталей, из которого можно собрать примерную копию прежних моделек, когда детали ещё были на месте (или собрать вместо этого совсем что-то непохожее). Это тоже эксклюзивность своего рода – наслаждайся ею.

Фото: Uriel, luzhalos­er

Во имя бессмыслицы: рецензия Ибсората на НОМ – «МАЛГИЛ» (2021)

Вчера у Ибсората вышла рецензия на новый концептуальный альбом НОМ под названием «МАЛГИЛ», посвящённый поэзии ОБЭРИУ. Песни на стихи Хармса, Введенского, Заболоцкого, Олейникова, Вагинова и Бахтерева, без всякого дуракаваляния под прог, дум, трип-хоп, джаз, постпанк и чёрт знает что ещё – да ещё с аллюзиями на Малевича-супрематизм-ВХУТЕМАС на обложке! Альбом будет в доступе через 10 дней, но нам интересно его послушать уже сейчас.

Эта книга такова, что говорить о ней надо возвышенно.
Даже думая о ней, я снимаю шапку.

– Д.Хармс, Случаи: «Макаров и Петерсен №3»

 

В прошедший «год пандемии», когда едва ли не весь мир упражнялся в драматизациях и идиотизациях, группа НОМ подготовила новый проект – альбом «МАЛГИЛ», полностью основанный на творчестве знаменитой ленинградской поэтической группы ОБЭРИУ.

Конечно, это не первое их обращение к обэриутам. В 2004 году, например, вышел «Альбом реального искусства», посвящённый столетию Хармса и содержащий, в числе прочего, композиции на стихи Хармса, Олейникова и Чуковского. Но вообще говоря, среди множества отечественных музыкантов, испытавших влияние ОБЭРИУ (тут, среди прочих, и Хвостенко, и Фёдоров, и Летов, и Странные Игры), НОМ, пожалуй, первые, кто заслуживают звания «прямых продолжателей». Вот забавная иллюстрация: автор данной рецензии впервые услышал группу НОМ где-то на рубеже веков – кто-то из знакомых включил кассету, и зазвучала знаменитая песня «Насекомые». Так вот, я был совершенно уверен, что это композиция на какое-то стихотворение Николая Олейникова, но, конечно, так и не вспомнил и не нашёл предполагаемый «оригинал». Явное влияние обэриутской поэзии можно легко услышать в песнях почти с каждого альбома – «Воробей», «Листопад», «Время», «Гном»… И вот, наконец, закономерный итог: «МАЛГИЛ», дань уважения группы своим великим предшественникам.

Александр Введенский говорил, что интересуют его в первую очередь Время, Смерть и Бог – и эти искания поэтов воспринимаются особенно остро, если вспомнить их трагическую судьбу. Почти все участники группы погибли молодыми, в конце 30‑х и начале 40‑х годов, репрессированные, обвинённые в контрреволюционной деятельности, в психбольницах, на пересылках и так далее. Несчастный Заболоцкий остался жив, но прошёл ад лагерей и совершенно изменился как поэт. Дожили до преклонных лет лишь философ Яков Друскин – тот самый, что спас архив Хармса, Введенского и Олейникова, вынеся в чемодане из разбомбленного бывшего дома Хармса, – да поэт Игорь Бахтерев.

Новый НОМ во многом об этом – и если «Альбом реального искусства» был скорее такой литературно-музыкальной постановкой, опирающейся на юмористическо-игровую сторону ОБЭРИУ, то в «МАЛГИЛ» всё намного серьёзнее и глубже и с текстами, и с музыкой. Важно и то, что здесь использованы не только произведения ставших сейчас достаточно известными «главных» обэриутов Хармса, Введенского, Заболоцкого и Олейникова – но и произведения Бахтерева и Вагинова.

Открывает альбом «Пробуждение элементов» на стихотворение Хармса, музыканты как будто вместе с Даниилом Ивановичем «славословят новый день» русской и мировой культуры – те самые художественные открытия 1920‑х годов (тут не только футуристы и обэриуты, но и, например, супрематисты, тот же Малевич, чья эстетика была использована в клипе на эту песню). И это едва ли не единственный трек на альбоме, целиком жизнеутверждающий и не затрагивающий смерть.

«Смерть героя» на стихотворение Олейникова звучит, как и следовало ожидать, бравурно и героически. И тут можно снова задуматься о связи и преемственности НОМ и ОБЭРИУ – точно так же как я когда-то принял «Насекомых» за озвучку олейниковского стиха, так и те, кто не знает творчество Николая Макаровича, легко сочли бы «Смерть героя» просто новой ном-оперой в исполнении Ливера.

Ещё одна композиция на стихи Хармса – прог-роковая «Жил мельник», с женским вокалом и дум-металлической гитарой. Как я уже говорил, в музыке здесь всё весьма серьёзно, разнообразно и полно сюрпризов. Вот хотя бы в номере «Котяты» (единственное «авторское» стихотворение Андрея Кагадеева с очевидными отсылками к «Потцу» Введенского и «Весёлым чижам» Хармса-Маршака) – регтаймовый «легкомысленный» куплет внезапно сменяется тяжёлым маршевым индустриальным припевом, напоминающим не то Die Krup­ps или Ramm­stein, не то «Grotesk» Мэрилина Мэнсона. И главное – всё это сделано органично, талантливо и без всякой вымученности, вполне под стать текстовой основе.

Музыкальная составляющая – заслуга в первую очередь талантливого мультиинструменталиста и основного нынешнего композитора НОМа Алексея Зубкова, способного задействовать, кажется, любые инструменты и жанры, не забывая и про традиционные для НОМ отсылки. Кроме него и бессменного худрука Андрея Кагадеева в сочинении и записи песен приняли участие постоянные «номовцы» Александр Ливер и Николай Гусев, блистательная во всех отношениях барабанщица Валентина Векшина, вокалистки Варвара Зверькова и Ольга Зубкова, а также Федул Жадный, Артём Зенёв и несколько приглашённых музыкантов.

И вот этот чудесный оркестр подводит нас к двум, условно говоря, «постпанковым» номерам – «В повышенном горе» Константина Вагинова и «Страшно жить на этом свете» Олейникова, текст которого основан не только на знаменитом «Надклассовом послании», но и на «Пучине страстей». Обе композиции вновь нагоняют мрака, имея своеобразный «похоронный» фаталистичный оттенок. «Всё погибнет, всё исчезнет, от бациллы до слона / И любовь твоя, и песни, и планеты, и луна». А затем вдруг неожиданно светлая баллада «Один старик» по стихотворению Игоря Бахтерева. Абсолютно «номовский» текст, будто специально написанный для них, и чудесная передышка с каким-то пасторально-колыбельным настроением перед грандиозным двухчастным финалом.

Финал состоит из, во-первых, композиции «Значенье моря». Одно из сильнейших стихотворений Александра Введенского с совершенно «твинпиксовским» образным рядом здесь превращается в ритмичное чуть ли не заклинание-речитатив (Введенский, кстати, утверждал, что читать его стихи вслух нужно именно таким образом). Песня звучит как гимн героическим усилиям поэтов по постижению и преодолению Времени (которое «открывается» тут и в меняющемся несколько раз темпе), и кстати, использует только первую половину оригинального произведения, завершаясь всё той же «смертью». А затем «Прощание с друзьями», о котором стоит сказать подробнее.

Автор этого стихотворения – Николай Алексеевич Заболоцкий – начинал свой путь как один из центральной «великолепной четвёрки» обэриутов, вместе с Олейниковым, Введенским и Хармсом, и почти разделил их трагическую судьбу. Трое его товарищей погибли к началу 1940‑х годов, а Николай Алексеевич был арестован по обвинению в антисоветской пропаганде и отправлен в лагерь, из которого был освобождён после почти пяти лет заключения, в 1943 году. Незадолго до этого он узнал о смерти Хармса и Введенского, надежда на встречу с друзьями исчезла. В новой жизни после отбытия срока Заболоцкий стал писать совсем другие стихи, которые стали намного популярнее, чем вещи обэриутского периода. Но вот в 1952 году он пишет «Прощание с друзьями», где слышен тот, прежний поэт-обэриут. Наталья Роскина вспоминала, как однажды Николай Алексеевич показал ей страницу сборника, в котором было напечатано это стихотворение, и сказал: «Вот мои друзья».

Это, стало быть, его последний привет ушедшим товарищам, своеобразное признание в верности тем идеалам и той дружбе, и в произведении использованы их излюбленные образы и темы. Своеобразный реквием по эпохе ОБЭРИУ – и понятно, почему именно это произведение завершает альбом, под неумолимый ритм времени уносясь в те края, «где вы исчезли лёгкие, как тени/ В широких шляпах, длинных пиджаках, с тетрадями своих стихотворений».

В общем, это один из самых амбициозных проектов группы НОМ и, наверное, самый серьёзный в лирическом отношении. И больше всех остальных напоминающий о другой стороне – о той, куда ушли поэты-обэриуты и откуда, наверно, и приходили их гениальные стихи. В конце концов, МАЛГИЛ, если кто забыл, – это колдовская книга в одном из «Случаев» Хармса, функционирующая примерно так же, как знаменитый синий куб в линчевском «Малхолланд Драйв». Как дверь на ту сторону.


Альбом «МАЛГИЛ» будет доступен на всех площадках 23 апреля.

Концерты, посвящённые премьере альбома, пройдут 30 апреля в Москве в «Главклубе» и 1 мая в Санкт-Петербурге в клубе «Время N».

Инфернальное шапито: «Ло»

Тихий шедевр инфернального шапито – такая характеристика приходит на ум после просмотра фильма «Ло» Трэвиса Бетца. Это кино о вызове демона и о любви за пределами добра и зла – причём неожиданно хорошее кино на такие-то темы. Сначала, когда герой вынимает чуть ли не комиксовый местный аналог Некрономикона с фоткой девушки и уже после начала церемонии сваливает из круга, чтобы прихватить кухонный нож для ритуальных надрезов, кажется, что либо сейчас начнётся лютая трэшанина, либо же демоны будут играть героем, как кошка мышкой. Всё почти так и получается – но… сложнее.

В действии участвует натурально три с половиной персонажа. Оно не выходит за пределы даже не ритуальной комнаты (её фактически нет до последней сцены фильма), а галлюцинаций в темноте вокруг заклинательного круга. Вообще фильм хоть и создан с использованием современного грима, тяготеет по формату то ли к первому кино в истории, где снимались ещё театральные актёры, то ли попросту к очень качественной телевизионной или даже театральной постановке. Казалось бы, какие демоны в аду без спецэффектов и экш0на – ан актёрская игра и диалоги справляются гораздо лучше.

(далее…)

Апрельский дайджест мероприятий Вавилона-на-Неве: БЕЛАЯ выставка, Храм Больного Звука, ЭТО ЗДЕСЬ

Весёлые старты в день Астарты! Специально уведомляем жителей Вавилона-на-Неве о том, какие дружественные мероприятия пройдут 10–11 апреля в городе.

Во-первых, это открытие пространства ЭТО ЗДЕСЬ, где содружество аффинити-групп в составе Студии 4413, НИИ Шума, хакерлаунджа Напряжки и школы Пайдейя, а также независимых со-творцов презентует новую креативную точку в андеграундном кластере на набережной Фонтанки. Пишите в директ, количество мест ограничено и рандомизировано.

Во-вторых – любители гностической чернухи могут посетить в су666оту очередное мероприятие ХРАМА БОЛЬНОГО ЗВУКА: меж альфой и омегой прозвучат музыкальные программы THE OBSIDIAN SATANIC SALT, ΚΕΝΩΣΙΣ и ТУГА.

И в‑третьих – в воскресенье под мостом поймают дурака с хвостом. А вернее – творческое объединение APTTPAK проведёт БЕЛУЮ выставку стрит-арта, где будут представлены урбанистические интерпретации девяти первых Старших Арканов Таро. (Предыдущая ЧЁРНАЯ выставка этой серии прошла в октябре прошлого года – можно вспомнить то мероприятие по нашему отчёту.)

Хорошего досуга вам, конфиденты!