Hollow Senses «Encirclement»

Слышишь меня? Если слышишь, то послушай. Гнилое рыло из 2016 затаилось когтями в кустах и бурлит. Бурлит себе тягостно и вдумчиво. (далее…)

Ominous Shrine, «Ο Δρόμος Της Αποθεώσεως»: тропами обожествления

Тру-блэкари, конечно, брюзжащие традиционалистские хуемрази. И мы не шутим – кажется, не было случая, чтобы кто-нибудь из них не пришёл в комменты высказать своё мнение по поводу неправильных трактовок Чорного Искусства. За это мы их и любим (а за что же ещё?). Они наверняка помнят ещё времена, когда норвежская BM-сцена была тем, чем сейчас является современная французская BM-сцена – только у нынешних французов, кажется, получше с интеллектом.

Вот, например, альбом «Тропой Апофеоза» от французского проекта Omi­nous Shrine – весьма интересное явление. Заходы в дэтуху и саунд начала 90х, но при этом это не выглядит как блядское ностальгическое нытьё – всё злобно и мощно. Лишним будет говорить, что участники сильно в теме всякого LHP и явно стремятся пройтись змеиной тропкой апофеоза прямо к Короне.

 

Gnosis Kardias (Of Transcension and Involution): в сердце антикосмического Гнозиса

Зри! Это первый вздох Вселенной. Пульсирующий абсцесс, исторгающий гной квантовой пены – семя материи, что становится существованием. Теперь всё связано в порочном круге непостоянства.

Список причин, которые вынуждают послушать этот альбом, довольно обширен, но можно сократить до нескольких. Во-первых – это артворк за авторством Хосе Габриеля Алегрия Сабогаля : вы сами видите, ПОЧЕМУ это должно быть здесь (гностическая гравюра, чёрные veтреугольники нисхождения? заверните!).

Во-вторых – это сам старейший чешский блэк-металлический культ с вполне однозначным именем Infer­no.

В‑третьих – идеологический посыл альбома «Сердце Знания (Выхода за Пределы и Свёртывания)». Почитайте тексты (некоторые могут возразить – ну сколько можно этого антикосмического пафоса, но ведь это и есть сердце блэкметаллического нигилизма).

А когда гравитационные витки этих трёх причин приводят, собственно, к прослушиванию самого альбома, то рождается четвёртая причина продолжать: сама музыкальная канва этого довольно причудливого повествования, богатого на неожиданные стилистические повороты и несущего толику бэдтрип-психоделии.

 

 

Tyrannosorceress «Shattering Light’s Creation»: у меня так Космос лопнул

Слышишь меня? Если слышишь, то послушай. Гнилое рыло из музыкальной редакции Катабазии обчиталось рецензий Алекса Дроуна – и теперь пытается побороть желание писать о музыке в таком же стиле. Но Алекс Дроун – всего один, двух Алексов Дроунов быть не может. Да и кто вообще такой этот Алекс Дроун?

Поэтому, перейдём сразу к делу. Гнилое рыло из музыкальной редакции Катабазии настоятельно рекомендует вам послушать АБСОЛЮТНО ОХУИТЕЛЬНЫЙ, АНТИКОСМИЧЕСКИЙ, ЕБУРЯЩИЙ альбом Shat­ter­ing Light’s Cre­ation от техасского проекта с немножко сомнительным названием Tyran­nosor­cer­ess (что вы представляете в первую очередь, когда читаете это название, а?).

Но плевать на названия! Десятилетия музыкального развития металлических жанров прошли не зря – это хорошо видно на примере означенного альбома: здесь и КАКОЙ НАДО блэк, и реверансы в сторону потерянного рая дэт-дума (pun intend­ed). Нет режущих слух дебильных скримов в стиле ago­niz­ing babush­ka, которые зачастую портят впечатление и не нравятся Гнилому рылу из музыкальной редакции Катабазии. Техничность музыкантов даже не обсуждается – это ведь и вообще не главное, а тут техничность присутствует в полном объеме.

Ну и идейный мессадж. Идейный мессадж – что надо, друзья: Хайль Хаос, демиургу – по ебалу. В общем, наше почтение, вам – рекомендация.

Храм священной трепанации

«О том Дне чудес Святого Грааля в Кембридже не стоит и вспоминать, как и о том проклятом дне, когда мистер Козмик завалился ко мне с бутылкой виски и ручной дрелью. Я не люблю виски, но мистер Козмик заставил меня выпить больше половины бутылки и только потом объяснил, что у него на уме. Он только что встретил в Гондолфз-гарден буддийского монаха из Тибета, и этот монах ему сказал, что человек может пребывать в состоянии постоянного мистического кайфа, если только решится на трепанацию черепа. Мистер Козмик хотел, чтобы я просверлил у него в голове дырку. Если все окажется так же чудесно, как обещал монах, то мистер Козмик просверлит дырку и мне. Он забрал у меня стакан с виски и вложил в руки дрель. В нее было вставлено кольцевое сверло с острым центром, которое я должен был без колебаний вогнать мистеру Козмику в череп. Центральный клин будет надежно держать дрель в кости, пока я не выпилю у него в черепе аккуратное маленькое отверстие. Высверленную кость мне предстояло вынуть перочинным ножом. Тогда поток кислорода ворвется в черепную коробку мистера Козмика, и он получит доступ к вечному блаженству. Отлично. Я налил себе еще виски, пока мистер Козмик устраивался на полу. Я предложил пропылесосить комнату, чтобы она хоть немного приблизилась к стандарту операционной, но мистеру Козмику не терпелось оказаться на седьмом небе. Я попытался воткнуть клин. Первый раз я сделал это недостаточно сильно. Поэтому пришлось повторить, и на этот раз он немного вошел, и я стал крутить ручку. Кровь хлестнула фонтаном, мистер Козмик застонал, а потом я потерял сознание — и нашу акцию пришлось отменить. Так что и писать особенно не о чем».

В этом отрывке из романа Роберта Ирвинга «Ложа Чернокнижников» (в оригинале «Satan Wants You» – довольно забавная беллетристика про телемитов и психоделики) в «буддийском монахе», пропагандирующем трепанацию, без труда угадывается Лобсанг Рампа – нью-эйджерский самосвят, утверждавший, что является тибетским монахом, одержавшим при помощи техники переноса сознания тело потомственного сантехника Сирила Генри Хоскина. В 1956 году Рампа издал свою книгу «Третий глаз», в которой всячески рекламировал «тайную тибетскую методику пробуждения путём просверливания третьего глаза», кардинально меняющую восприятие индивида. Так он описывал это:

«Вдруг послышался треск — кончик инструмента прошел кость. Моментально лама-хирург прекратил работу, продолжая крепко держать инструмент за рукоятку. Мой учитель передал ему пробку из твердого дерева, тщательно обработанную на огне, что придало ей прочность стали. Эту пробку лама-хирург вставил в паз инструмента и начал перемещать её по пазу вниз, пока она не вошла в отверстие, просверленное во лбу. Затем он немного отодвинулся в сторону, чтобы Мингьяр Дондуп оказался рядом с моим лицом, и, сделав знак, стал все глубже и глубже всаживать этот кусочек дерева в мою голову. Вдруг странное чувство овладело мной: казалось, будто меня покалывали и щекотали в носу. Я начал различать запахи, до сих пор неизвестные мне. Потом запахи пропали, и меня охватило новое чувство, словно легкая вуаль обволакивает все мое тело. Внезапно я был ослеплен яркой вспышкой.

— Довольно! — приказал лама Мингьяр Дондуп. Меня пронзила острая боль. Казалось, что я горю, охваченный белым пламенем. Пламя стало стихать, потухло, но на смену ему пришли мгновенные вспышки и клубы дыма. Лама-хирург осторожно извлек инструмент. Во лбу осталась деревянная пробка. С этой пробкой я проведу здесь около трех недель, почти в абсолютной темноте. Никто не смеет посещать меня, кроме трех лам, которые поочередно будут вести со мной беседы и инструктировать. До тех пор пока пробка будет в голове, мне будут давать ограниченное количество пищи и питья — чтобы только не умереть с голоду.

— Теперь ты наш, Лобсанг, — сказал мой учитель, забинтовывая голову. — До конца своих дней ты будешь видеть людей такими, какие они есть на самом деле, а не такими, какими они стараются казаться.»

Несмотря на то, что Лобсанг Рампа был неоднократно разоблачён как шарлатан, различные истории разной степени охуительности стали достоянием движения нью-эйдж и не один шизотерик попытался просверлить себе череп в погоне за чистотой восприятия.

Впрочем, у трепанации во имя духовной и интеллектуальной эволюции был и другой апологет – бывший студент медицинского колледжа при Университете Амстердама, Барт Хьюз. Неизвестно, оказали ли на Хьюза какое-нибудь влияние идеи Лобсанга Рампы, однако в 1964 он опубликовал свою фундаментальную работу «The Mech­a­nism of Brain­blood­vol­ume (“BBV”) / Homo Sapi­ens Cor­rec­tus». В неё он доказывал достоинства трепанации для эволюционного развития человечества: согласно его теории, после перехода к прямохождению в человеческом мозге нарушился баланс черепно-мозговой жидкости, а также ослаб приток крови, из-за чего работа мозга современного человека не так эффективна, как могла бы быть. Решить эту проблему (а вдобавок – проблему многих психических заболеваний), по мнению Барта Хьюза, смогла бы трепанация. Эту процедуру он и произвёл в 1966 году, претворив таким образом в жизнь свою идею о «Человеке разумном, исправленном». В последующие годы он продолжал пропагандировать свои идеи совместно с Амандой Филдинг, будучи на расстоянии вытянутой руки от Тимоти Лири, Альберта Хоффмана и Саши Шульгина. Бодимодификация Хьюза никак не помешала ему дожить до семидесяти лет, оставаясь при этом в здравом уме.

Собственно, именно оригинальной теории Хьюза и посвящается музыкальный альбом проекта Tem­ple ov BBV, который мы представляем вам.