Johhny Jewel – Windswept: ретростремительный гипнолёт

Ок, в этом году все дороги приводят в Твин Пикс, даже если ищешь что-то совершенно иное. Впрочем, не так сложно догадаться, что именно мы искали, прежде чем случайно наткнулись на альбом Джонни-Самоцвета «Windswept». После прослушивания этого темного синтвейва закрались некоторые подозрения – уж очень отчетливые ассоциации с фильмами Линча вызывал альбом. Тем предсказуемей оказался тот факт, что часть треков с альбома и есть саундтрек к последнему сезону «Твин Пикс».

Джонни Джуэл – американский музыкант-мультиинструменталист, стоящий за лэйблом Ital­ians Do It Bet­ter. Его ретростремительные композиции звучат в ряде довольно известных фильмов («Драйв» и «Бронсон» Рёфна, «Как поймать монстра» Гослинга), но участие в записи саундтрека к третьему сезону такого фильма, как «Твин Пикс» стало для него, видимо, особым экспириенсом. В итоге в сериале звучат три композиции проекта Chro­mat­ics (где Джуэл выступает в качестве продюсера, композитора и исполнителя), а другие треки, которые не вошли в итоговый трек-лист, Джуэл издал в виде альбома «Windswept». На заглавную композицию данного альбома (которая звучит в финальных субтитрах пятой части нового «Твин Пикс») даже снято видео с характерным образным рядом, который Джуэл стремится передать слушателю.

Now Lit­tle John­ny Jew­el,

Oh, he’s so cool,

He has no deci­sion,

He’s just try­ing to tell a vision.

 

Нейро-скальдическое программирование: искусство пауков нитей звуков

Эй, чавалэ! А сейчас речь пойдёт об том, как индо-арийские технологии цыганского нейро-лингвистического программирования использовались викингами для эффективного поражения противника.

Впрочем, обо всём — по порядку. В серьёзном академическом исследовании скальдической поэзии («Поэзия Скальдов», АН СССР, 1976) рассматривая дротткветт (один из самых сложных поэтических размеров скальдической поэзии — да и поэзии вообще), исследователи задаются вопросом необычной структуры некоторых вис.

Но для начала необходима демонстрация того, что такое дротткветт.

(далее…)

Windswept – The Great Cold Steppe: холодное и голодное Пространство

Кроме уже упомянутого нами сплита с Paysage d’Hiv­er, харьковский гениус Роман Саенко поучаствовал в этом году и в иной блэковой коллаборации. Совместно с соратниками по Drud­kh и Blood of Kingu он вышел под знаменем нового проекта Windswept в Великую Холодную Степь (так, собственно, называется альбом).

Как отмечают наши ультравосточные эксперты, альбом вызывает реминисценции с классическим периодом Burzum, а в барабанах им услышались отзвуки Blood of Kingu. Но зачем пытаться описывать музыку, если её можно послушать и ощутить?

 

Ощутить как вектор, устремленный в бескрайнем пространстве – то ли это степь, то ли это открытый космос, то ли пространство ума слушателя. Звук истово стремится чрез это пространство и не встречает ни преград, ни целей – одно лишь холодное пространство. Ни конца, ни края, продуваемо всеми ветрами, во все стороны.

 

Drudkh/Paysage d’Hiver: Somewhere Sadness Wanders / Schnee

К приходу осени подоспел сплит-релиз от харьковского учителя истории Романа Саенко, проводящего в этот мир Музыку с большой буквы и швейцарского подгорного короля Тобиаса Мёкла – мастера вводить в экстатический транс при помощи своих монотонных звуковых пейзажей.

Сезонная тематика сплита задаётся оформлением и текстами треков: здесь проклюнувшаяся осенняя тревога и меланхолия сменяется зимним мраком, но интерес представляет и иной тематический подтекст: все тексты треков Drud­kh представляют собой отрывки из произведений украиноязычных поэтов, на сплите «Some­where Sad­ness Wan­ders» Роман Саенко использует стихи Евгения Плужника и Майка Йогансена. Оба поэта погибли в годы Большого Террора, обвиненные в терроризме: Йогансена расстреляли в Киеве в 1937 году, Плужник скончался от туберкулеза в 1939 году в лагере на Соловках.

Трек «Снег IV» от Мёкла не выбивается из общего настроения, заданного Саенко, несмотря на весь традиционно-трушный лоу-фай саунд и монотонность «Зимнего Пейзажа» – хороший трек для того, чтобы выйти из своего тела и времени и посетить урочище Сандармох среди зимы.

По-осеннему тучи плывут,

Ветр осенний рыдает все крепче…

Собираясь в далекий путь,

Черна галичь слетелась на вече.

В вязах до ночи стрекотня

Разгоняет высокие тучи,

Мой покой средь осеннего дня.

Смуте быть неминуче…

Dälek – Endangered Philosophies: угроза уничтожения

Премьера нового альбома Дэлека должна состояться 10 сентября, но сам альбом уже давно ликнут и доступен для прослушивания (информационное общество вносит свои коррективы в «даты премьер»). «Исчезающие философии» по саунду ближе к «Трущобным тактикам», чем к прошлогоднему «Асфальту для Эдема», что радует.

Ползучий, зашумлённый хип-хоп с мрачной читкой, но о чём читает Уилл Брукс aka Dälek? Знакомым с предыдущим творчеством не трудно догадаться – мотив Black Lives Mat­ter в последние несколько лет рефреном идет через лирику Дэлека (достаточно вспомнить Police State Is Ner­vous), ну а в последнее время данная тема только набирает социальную остроту. Упоминая Мартина Лютера Кинга, Малкольма Икс, Фреда Хэмптона и Медгара Эверса – может быть именно их идеи Дэлек называет «Философиями под угрозой уничтожения»?

Тучи сгущаются, социум бурлит (гуд найт, альт-райт! / лефт скам, гоу даун), а Брукс оттаптывается на образе Трампа в «Sac­ri­fice» и, несмотря на весь пессимизм, надеется на лучшее: Per­haps we all bro­ken / Cur­rent state got me heart­bro­ken / Got­ta say what we all hop­ing / Explo­sive time will get the illest mind’s open.

Просвет психоделической эпохи: Caedmon 1978

Продолжая серию обзоров, посвященную малоизвестным шедеврам Психоделической Эпохи, нелишним будет упомянуть и отаком любопытном явлении, как Caed­mon (1978), долгое время остававшимся совершенно незаслуженно забытым. Итак, группа возникла в 1973 году в Эдинбурге, Шотландия, единственный альбом был записан непосредственно перед её распадом, пять лет спустя. Мода на фолк-рок к тому времени уже неуклонно сходила на нет, так что можно считать его одним из последних классических образцов жанра.

Содержание песен здесь интересно своей недвусмысленной идеологической заряженностью: сюжетами для них служат древнеанглийские церковные гимны, притчи из Нового завета, даже льюисовские «Хроники Нарнии». Впрочем, форме это совершенно не мешает: требуется немалый талант и хороший вкус для того, чтобы органично совместить народные мелодии, прог-рок, босса-нову и спиричуэлс в пределах одного альбома – и сделать это с таким изяществом и верой, прежде всего, в своё дело. А отдельные вещи (например, «Death Of A Fox») запросто могли бы стать саундтреком к хорошему фолк-хоррору.

Inner Missing – The Cage: Чёрная Железная Клетка будет разрушена

А теперь в рамках рубрики «Думдет, XXI век» представляем вашему вниманию эстетически и идеологически верное музыкальное видео про Чорную Железную Тюрьму от ребят из Inner Miss­ing. Несмотря на некоторую статичность, характерную для лирикс-видео, меланхолия и эпичность самой композиции в лучших традициях стиля, ну а подтекст («Чёрная Железная Клетка будет разрушена!»), разумеется, нам весьма близок.

Композиция The Cage входит в альбом The Inef­fa­ble, который будет выпущен этой осенью. Поддерживайте локальную сцену, крепите невидимый фронт гностического освобождения, говорите смело и прямо в лицо – Чорная Железная Клетка будет разрушена!

Если же вы тяжеловато воспринимаете sad­ness of things и гностический пафос, то напомним вам о других выпусках «Думдет, XXI век» с обзором на парочку видео САМОЙ ЛУЧШЕЙ ТРАНСМОДЕРНИСТСКОЙ дум-дет группы всея пост-(модерн)-советского пространства – там гностический пафос и sad­ness of things подаются немного в другом ключе.

Когда душа горит: возвращение ко злу в этих лесах

Наверное, многие наши читатели хотели бы побывать в одном уютном загадочном городке, съесть знаменитого вишневого пирога с черным как безлунная ночь damn fine кофе или понаблюдать за сомнамбулическим танцем Одри Хорн? На нас тоже иногда накатывает ностальгия по этому месту, но влечет в нем немного иное.

Кто из вас хотел бы послушать флейту безумного агента ФБР в хижине глубоко в чащобе? Подсмотреть, как в паре шагов от тела обморочной жены Лиланд Палмер одевает одноразовые медицинские перчатки и, широко улыбаясь, видит в зеркале БОБа? Увидеть, как сосновая роща плавно сменяется красными занавесями?

Вот для таких как мы некоторые бодрые последователи Анджело Бадаламенти создали на основе оригинального саундтрека сериала несколько специальных миксов, среди которых нам очень приглянулся микс Уиндома Эрла. Достаточно обратить внимание на названия: «Первая пешка Уиндома Эрла», «Темные силы», «Мрачные леса» – и, конечно, «Страх – это ключ» (композиция номер 11!)

Редакция не несет ответственности за нападения злых духов или одержимость ими во время прослушивания.

Narcosatánicos «Body Cults»: что за кровавое месиво в котле?

В середине нулевых по интернету бродил переводной список «Тридцать шесть признаков того, что ваш ребенок – гот» с одного американского христианского сайта. В частности, благочестивым родителям предлагалось всерьёз обеспокоиться, если у их ребёнка обнаруживался «чугунный котёл – один или более». Среди прочих пунктов, вызвавших тогда в рунете много веселья, этот казался наиболее абсурдным. И хотя тут можно было бы шутить, что наличие котлов в комнате вашего отпрыска может означать, что ваш ребёнок очень любит рассказ Сорокина «Землянка», у этого странного пункта из списка (составленного напуганными протестантскими фанатиками) всё же могли быть куда более серьёзные и жуткие основания.

Ведь в чудесные восьмидесятые именно такой котёл, называющийся «нганга» в магических практиках афро-карибской религии Пало Майомбе, использовал Адольфо де Хесус Констанцо, создатель одного из известнейших оккультных наркокортелей современности, который в прессе окрестили Los Nar­cosa­tan­i­cos, «наркосатанисты». Котёл-нганга был основным артефактом в ритуалах с человеческими жертвоприношениями, практикуемых Констанцо и организованным им культом.

(далее…)

Музыкальный трип на «Дикую планету»

А помните Рене Лалу и его удивительную совместную с Роланом Топором «Дикую Планету» про жизнь в чужом мире, с местными великанами-телепатами и их домашними животными-опустившимися людьми? Атмосфера этого мульт-эпоса давно уже живет собственной жизнью, претерпев только за последние двадцать лет несколько перерождений в виниловой и CD-форме музыкального сопровождения мультфильма.

Его автор – джазовый пианист, композитор и аражнжировщик Ален Горажье (Alain Gor­a­guer). Вот про него известно гораздо меньше, чем про Лалу или Топора – и зря, саундтрек «Планеты…» ведь не менее культовый статус сегодня имеет, чем сама анимация.

loss­less на торрентах