8 лет со дня смерти Питера Кристоферсона

Время летит неумолимо – вот уже и восемь лет прошло со дня смерти создателя машин времени, мастера зеркал и мальчишеского фотографа Питера Кристоферсона. А чувство такое, будто ещё вчера в комментариях разбирались, имел ли он отношение к первому семплеру, носились по Вавилону в поисках подходящего сканера с книжкой его фотографий наперевес и даже выясняли, где нашли пристанище его останки.

Ну что ж, время летит вперёд, Кристоферсон уже сбылся – и есть вещи, которые мы хотим о нём помнить. В одном из последних своих интервью и чуть менее чем за полгода до смерти он заявил, что умер бы счастливым человеком, если бы знал, что в жизни помог хотя бы нескольким таким же, как он, аутсайдерам встретиться, найти своих, держаться вместе и быть достаточно храбрыми для того, чтобы гордиться быть теми, кто они есть.

Whis­per good­night for­ev­er
Whis­per for­ev­er good­night
Look for a star at the end of a dawn­ing
An exit of kind­ness so bright.

My arms are around you
You nev­er grow old.

Coil – Wormsongs

Ну что ж, друзья, вот уже и 14 лет прошло со дня смерти Джона Бэланса.

«Внук» Остина Спейра в Магии Хаоса; интуитивный шаман и медиум, исследователь магических возможностей музыки, с детства изгонявший ею демонов и ею же исследовавший сексуальность; со времени его смерти уже выросло следующее поколение Детишек Нового Эона, родились новые мифы, распространились новые артефакты – а его магическое творчество всё так же горит маяком радости, сокрытой в бунтарстве; сияет молнией вечной юности; безумием его любви в любви сокрытом дворце.

Всё его искусство – с разных сторон об одном и том же: вне времени, вне пространства, бунт против логики, прорыв в иные миры, отрицающие наш; архангельство KHAOS’а, СВОЙ порядок из делирия и борьбы.

Этот сновидец всё ещё грезит – о том, как мы грезим о нём.

Ну и в тему публикации: пару дней назад в свободном доступе появился новый сборник экспериментов, звуковых ландшафтов и набросков Coil «WORMSONGS». Увы, это не Coil, каким мы его знаем, это, с одной стороны, формат «лимитед коллекшн эдишн левый тапок Джона Бэланса», а с другой – скрытая, сырая, экспериментальная сторона группы, по большей части черновая.

Тем не менее некоторые треки – варианты «удачных», всем давно известных композиций – всё-таки заслуживают внимания. Тот же «Elves (Take 5)», например, доставил ни с чем не сравнимое удовольствие: там звучит рефрен из «Care­ful What You Wish For», но композиция обгоняет его в абсурдности: Coil’ового сока и стиля в нём гораздо меньше, а вот настроения наступившего жестокого Astral Dis­as­ter’а – как бы даже не больше. Так что потраченного на прослушивание времени не пожалеете.

P.S. Подвергнутый эксперименту конфидент заявил, что спится под этот альбом отлично и в дрёме альбом может зайти даже лучше, чем если просто его внимательно слушать.

P.P.S. Anger coat­ed with com­pas­sion to live it through sav­age elec­tron­ics.

22 года с освобождения Тимоти Лири из индивидуального тоннеля реальности

Самый психоделический трикстер Кеномы, главный налаживатель межзвёздной коммуникационной сети по имени Жизнь и один из центральных персонажей нашего пантеона, 22 года назад Тимоти Лири освободился из своего тоннеля реальности. За беспрецедентно яркую и насыщенную жизнь он успел не только стать легендой и провозгласить идеалы когнитивной свободы, но и создать один из самых оптимистичных сценариев нашего общего будущего – сценарий эволюции человечества к космическому сознанию (доступнее всего описан он, конечно, в «Нейрокомиксе»). Рецепт следования этому сценарию невероятно прост: turn on, tune in, drop out!

За последние шесть лет мы много писали про Лири: (далее…)

80 лет Духа и Искры: вспоминая Дэвида Аллена

Сегодня исполнилось бы 80 лет наследнику Сан Ра и Берроуза, успевшего и пожить в Бит-Отеле, и поучаствовать в парижских волнениях 1968-го года (подарив полицейскому плюшевого медведя), и, конечно, создать свой собственный мир из музыки, пророчеств и странного мифа, который все еще продолжает жить после смерти его создателя – Дэвиду Аллену.

Мифология Дэвида Аллена – явление уникальное: в нем перемешались традиционные верования, восточные идеи и символы, осколки эзотерических учений всего мира и, конечно же, огромный талант ее создателя. В ней игра и шутка беспрепятственно перетекают в уникальный мистический опыт, а фантасмагорические пророческие видения не мешают легкости, свободе и юмору.



76 лет со смерти Александра Введенского

Ровно 76 лет назад иноходец с того света дождался рассвета – «в пути следования» «скончался от плеврита» Александр Иванович Введенский.

Свою жизнь он посвятил особенного рода завоеванию, в котором не с кем сражаться и некого превосходить, в котором даже само время будто замирает у некой важнейшей точки, вокруг которой, не в силах ее коснуться, вращается и вращается абсурдный поток слов и образов. Произведения Введенского больше всего похожи на речи, произносимые спящим – но спящим, которому снится Время, Бог, Смерть, Богооставленность, Конец Мира – и абсурдный словесный поток, обладающий внутренней логикой и обсуждающий сам с собой эти сны, вдруг приоткрывает их таинственную и живую изнанку, непередаваемую обычной «вменяемой» речью.

Кузнец, сковавший Звезду Бессмыслицы, так и уснул в своей кузнице.

Горит бессмыслицы звезда
она одна без дна.
Вбегает мертвый господин
и молча удаляет время.

О жреце металла и пластика: умер Sh’aul Z’EV bn Yakov bn Moshe bn Sha’ul

Отрадно, что наши конфиденты реагируют на происходящее зачастую быстрее, чем мы сами – вот и теперь мы именно от вас (при посредничестве странички Бойда Райса в фб) узнали о смерти Z’EV (Ste­fan Joel Weiss­er, на самом деле Sh’aul Z’ev bn Yakov bn Moshe bn Sha’ul), одного из отцов индастриала, создателя Rhyt­ma­jik’и и «одного из самых недооцененных музыкантов в мире», синтезировавшего в своем искусстве магию, этнические элементы и лингвистику.

Еще полтора года назад Z’EV попал в крушение поезда, в котором сломал пять ребер и пробил легкое (по словам Райса, непосредственно в его тело вторглись его же собственные музыкальные инструменты), но пережил кризис, зиму и даже вернулся на сцену. К сожалению, ненадолго, и на днях все закончилось.

Началось же все с того, что 12-летний Стефан разочаровался в иудаизме и ударился в эзотерику; со временем сложилась доктрина Rhyt­ma­jik: так Z’EV (в переводе с иврита эта часть его истинного имени означает «волк») называл собственную систему магии, отделяя ее таким образом от понятий mag­ic и mag­ick, мол, majik – ближе к персидскому произношению, истинному корню слова. (далее…)

Человек-циклон и главный друг дельфинов: 16 лет со дня смерти Джона Лилли

Ровно 16 лет назад умер Джон Лилли, нейробиолог и психоаналитик, втянувший Ричарда Фейнмана в свои эксперименты по сенсорной депривации, работавший вместе с Грегори Бейтсоном в Институте исследования коммуникаций на Виргинских островах, человек-циклон и главный друг дельфинов – ну и, конечно, создатель камеры сенсорной депривации и пионер исследования ЛСД (в т.ч. и в рамках MKULTRA – откуда он, впрочем, благополучно сбежал).

Кажется, подход Лилли к его деятельности можно выразить одной фразой из «Центра циклона»: «От моих коллег по науке и медицине я слышал заявления о том, что все эти достижения ненаучны. Но те, кто прочтет это, кто ищет помощи, — те поймут, о чем я говорю».

(далее…)

Два года и день со дня смерти Оливера Сакса

Вчера исполнилось два года со дня смерти отъявленного жреца демона Саенса и выдающегося популяризатора нейропсихологии Оливера Сакса. Он свел воедино сотни клинических случаев, с которыми сталкивался сам, и выступил ключником множества разнообразных научно обоснованных иных миров в головах людей, возможно, находящихся в соседних комнатах или домах – миров, в которых можно, не замечая ничего необычного, объявить войну собственной ноге или застрять во времени 60 лет назад.

Но его главная заслуга – не в этом, а в том, что он всегда старался перекинуть мостики эмпатии между этими мирами. Показывал, что люди, физиологически живущие в разных реальностях, но пересекающиеся в одном обществе, могут спокойно жить и работать по соседству – пусть даже и каждый в своем собственном причудливом пространстве, очень далеком от наиболее распространенных версий действительности. (далее…)