Дегенеративный апогей: шесть носков Дэвида Фирта

Ну что ж, дегенеративный маэстро гротеска и наш любимчик аниматор Дэвид Фирт превзошёл себя: вчера у него вышел шестой ролик в серии, э‑э-э, в серии «Носки», длящейся уже чуть ли не 20 лет. Если первые мультфильмы практически ничего собой не представляли, то года с 2005-го это просто некроинфернальная летопись Кеномы: с каждым следующим роликом живописание освирепелого абсурдного кошмара, просто-таки совершенная сатанинская песнь развивается по нарастающей. Если бы сегодня переродился бы какой-нибудь преисполнившийся карпократианин и стал бы аниматором, этот керасмос он бы, пожалуй, изобразил так.

Нам, сказать честно, уже пятая часть казалась беспрецедентно отбитой. Дети-дегенераты, управляемые суицидально настроенной отрезанной головой, которая хочет умереть, но не может; затворник-владелец трёх мужских кож и трое мафиози, по загадочной причине своих кож лишившиеся, но ничуть тем не смущённые; неудачная попытка суицида, завершаемая высокой арией дегенератского инсектопса, которому приходят поклониться и сильные, и слабые мира сего.

Но шестая… Что тут сказать. НЕ СМОТРИТЕ ПРЯМО В АЛАНА. НИЧЕГО НЕ ПРОСИТЕ. ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ЧТО ПОЛУЧАЕТЕ.




Чад ВанГаален для Sun Ra Arkestra: «Seductive Fantasy»

Когда мы 9 лет назад писали статью про «Самого чёрного мага» Сан Ра, мы и не думали, что в 2020‑м его духовно-музыкальные наследники выдадут совместный проект (первый за 20 лет!) с одним из наших любимых психоделических аниматоров – Чадом ВанГааленом. Что ж, это радостный союз: кому ещё коллаборироваться, как не им!

Напомним, что Сан Ра – пионер электронной музыки, плодовитый джазмен, переживший визионерское путешествие на Сатурн и посвятивший после этого свою жизнь попыткам изменить мир с помощью искусства. Для этого он собрал вокруг себя орду учеников, некоторые из которых после его смерти продолжили дело учителя (решившего ближе к концу жизни, что его миссия провалилась).

Чад ВанГаален – художник, музыкант и аниматор, создающий психоделические фантасмагории, полные органических пульсаций и одновременно абстрактных форм. Зловещие призраки, непонятные формы жизни, сакраментальная формула «Приди всё, что из Бездны приходит», – такой подход только помог Чаду нарисовать для Sun Ra Arkestra великолепный мульт по их свежему синглу «Seduc­tive Fan­ta­sy».

Нам радостно видеть, как старый чародей обретает новые тела то в творчестве Бэланса, то вот теперь в анимации ВанГаалена.

https://youtu.be/bX_xh2do3eM

Муровская Тварь и идеальная амурная история

Ваш неподдельный интерес к Муру нас восхищает: редакцию тут маленечко завалило решёнными кроссвордами, и мы срочно закупаем поощрительные призы, чтоб для всех, бесплатно и никто не ушёл обиженный. Но мы всё равно напомним, за что любим старого волшебника, глыбу оккультуры и поп-культуры, – а именно за то, что он способен до интуитивного восприятия разжевать, максимально растиражировать и в игровой форме подать то, чему и имени нет, что в действительности найти страшно, но чего не знать – жить с зашитыми глазами. И вот для таких операций Мур, конечно, в золото может превратить вообще всё что угодно.

Взять вот хоть Болотную тварь, созданную сценаристом Леном Вейном и художником Берни Райтсоном. Об этом антропоморфном друидоабоминейшене в XX веке часто вспыхивали споры: мол, ходит же он неприкрытый, природную непосредственность собой являет – а как же табу на оголение гениталий, неужто у такого брутала ничего такого и не отросло, несмотря на невероятные способности к регенерации?

Добрый волшебник Алан Мур, кажется, приложил руку к созданию одного СТРАННОГО, глубоко психоделического выпуска «Болотной твари» специально для того, чтобы ласково, но крепко взять каждого усомнившегося за любопытный нос и уткнуть им непосредственно в амурную историю друидоабоминейшена. Чтобы уж просто никаких сомнений не осталось: и вот в ключевой момент главный герой своей широкой натруженной зелёной ладонью вынимает массивный… э‑э массивный корнеплод… у себя из груди. Вкладывает в руки любимой. Она его с аппетитом ест. И что происходит дальше – чтобы растолковать, надо последними тремя высшими контурами Тимоти Лири оперировать или ближайшими к нулю уровнями сознания Джона Лилли. А можно вот просто комикс прочесть.

В общем, почитайте, да, вот за это мы и любим Мура, конфиденты, хоть зенохесн пиотх охас заегос мавок нигорсус байар хеехо йог-сотхот.

Предыдущее изображение
Следующее изображение

info heading

info con­tent


Трэшовые поиски настоящего зла: анимация Скримерклауза

В комментарии под последнее творение Роберта Моргана нам прилетел любопытный #КонфидентКонтент – свежая, этого года короткометражка Скримерклауза, как мы затем выяснили, автора упомянутых там же в комментариях фильмов «Полёт чёрных птиц» и «Куда покойники уходят умирать». Про эти фильмы мы уже писали пару лет назад, и сказанное про них актуально для всего, что можно найти на канале художника: грязная, нарочито топорная 3D-анимация, сделанная не на коленке, а прямо на полу, ядовитая, тошнотворная психоделия, угловатая цифровая плоть и, конечно, впечатляющая харизма каждого героя – будто для их сочинения выписали из ада несколько давно сгоревших там сценаристов.

При всей целенаправленной ублюдочности всего, что делает Скримерклауз, его творения парадоксально отличаются любовной проработанностью и полнотой. В «Полёте чёрных птиц» интересно не только вникать в идеологии сталкивающихся миров, чёрно-белого Рая и зверски психоделического Ада, и изучать вывернутый наизнанку миф об искушении, но даже рассматривать пропагандистские плакаты. В «Покойниках…» заложен и во всех изломанных перипетиях сюжета выражен такой умопомрачительный эмоциональный импульс зла, что фильм вообще лучше не открывать, как говорится, детям, беременным, старикам и ослабленным. Ну а вот свежие «Скузики», «The Scuzzies», – наверное, апогей грязного графического мастерства и нигилистической эстетики, исповедуемой Скримерклаузом. (далее…)

Новая анимация Роберта Моргана: «Сон Бе­ли­ала»

Среди всех любимых катабазических художников Роберт Морган, создатель «Bob­by Yeah» и «Кота с человеческими руками», – самый кошмарный, отвратительный и интригующий. В 13–14 годах он выпустил убийственную «D IS FOR DELOUSED» и воистину жуткую «Invo­ca­tion» и пропал. В 17 году до нас дошли вести, что он снял новую короткометражку, «Сон Белиала», и с тех пор мы ждали, ждали, ждали… И мы дождались. Три часа назад он стал доступен на ютубе художника.

Извращённый, не просто неизлечимо больной, но безвозвратно переменившийся инфернальный мир – настолько жуткого места Морган ещё не создавал. Вывернутый наизнанку биохоррор теперь помножен на тревожную неопределённость сновиденного кошмара, сюжет, вроде, пытается втечь в определённую канву толкования – и, обманув зрителя, взрывается красным шумом демонических воплей. Вожделение, отвращение, презрение, ужас – никаких перипетий, кроме инфернальных, чистота не замутнённого ничем человеческим сна.

Когда зрители из Штутгарта пожаловались на близость к нервному срыву в процессе просмотра одного из фильмов Роберта Моргана, он воспринял это сугубо как комплимент. С детства немного помешавшийся на теме насекомых, акул и монстров, он датирует начало этого своего увлечения просмотром фильма ужасов «Fiend With­out a Face». Именно неизгладимый эффект, произведённый на чуткую детскую психику, и сформировал его неповторимый стиль – также как и стиль памятного иллюстратора Эла Коламбии (уже целое поколение творцов созрело и реализовалось, впечатлившись в детстве фильмами ужасов, надо же!).

Уже в подростковом возрасте впечатление это закрепили Фрэнсис Бэкон, Эдгар Аллан По, Ян Шванкмайер и Кроненберг. С таким списком фаворитов и личной историей Морган стал узнаваемым режиссёром уже после первого своего фильма, страннейшего «The Man in the Low­er-Left Hand Cor­ner of the Pho­to­graph». В этой картине уже проявился во всей красе авторский стиль создания уникальных тёмных миров, живущих по собственным сюрреалистическим законам, одновременно и смутно-угадываемым, близким, и максимально далёким от нас. Любовная история, в которой одинокий старик (но старик ли это или вещь, напоминающая мне старика?), подкармливающий домашних червей сырым мясом, получает в качестве венца своих усилий инсектоидную «бабушку», этакое «Превращение» шиворот-навыворот, – золотая середина между атмосферными, но затянутыми безумствами братьев Куэй и очень личной и тёплой «Бабушкой» Дэвида Линча. В результате возникает неповторимый эффект погружения сквозь отторжение, который не найти больше ни у кого.

Приём «зловещей долины» расцветает в творчестве Моргана во всей своей красе. В его фильмах (за редким исключением…) практически нет «людей», а странные антропоморфные существа, хрупкие, ранимые, стремящиеся к жизни, то открывают путь трогательнейшему эффекту эмпатии, то внезапно ведут себя столь чуждым, жестоким или непонятным образом, что становится понятно: это что угодно, но только не люди. Или же это мы – только приближённые копии, не достигающие настоящей человечности? Группа «Tool» так глубоко оценила фильм «Sep­a­ra­tion», посвящённый сердечной связи двух людей, неестественно, сверхъестественно сплетающей их в единое существо, что даже сделала из него клип.

Вершиной творчества пока что только набирающего высоту Моргана является картина «Bob­by Yeah», получасовое приключение невнятного, но живого и испуганного существа (не безгрешного, впрочем) в мире, где эгоцентричные и визгливые дети-ангелы утопают в розовом шёлке, где нет ничего ужаснее, отвратительнее и несправедливее «естественного хода вещей», где за каждым углом неизвестность грозится стать фатальной, но в финале враждебно-чуждое обязательно сольётся нежно с драгоценно-близким, оторвёт тебе голову и отправит её в вечный дрейф по фиолетовым просторам Вечности.

А кроме короткометражек Морган ещё и рисует (чернилами получается очень похоже на Линча, кстати), его фильмы и картины можно посмотреть на его весьма атмосферном сайте.

Пара слов о контексте исследований DARPA

Несколько дней назад мы написали про активность DARPA в изучении эффектов псилоцибина и MDMA – пост вышел скорее эмоциональным, но сама по себе Тень второй волны психоделической революции выглядит очень и очень любопытно. Вообще-то этой Тени даже больше лет, чем самому психоделическому движению, так что исследования Управления стоит рассматривать в определённом контексте – который мы и представляем конфидентам. Осторожно: материал балансирует где-то на грани с какими-то безумными теориями заговоров, так что мы пересыпали его всеми полезными ссылками на источники, которые нашли.

Начнём с того, что Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США досталось нам в наследство от славной эпохи холодной войны, когда Жругр и Стэбинг никак не могли решить, кто перед лицом Гагтунгра будет по ЧЖТ смотрящим. DARPA учредили в ответ на запуск советского Спутника‑1, Управление успешно развивалось после того, как Гагтунгр отметил Стэбинга как авангард планетарной Империи.

Сегодня детища этого Управления Серолицых – просто научная фантастика здесь и сейчас: вьючные робоживотные и робосолдаты, боевые лазеры, стратосферные беспилотники, спутники-шпионы, РНК-прививки – ну и вот контроль над психическим состоянием личного состава. Как конфиденты наверняка помнят, это далеко не пробный камень на этой мрачной стезе, пусть раньше этим занималось и не DARPA: 6 мая 1987 года Федеральный окружной суд США присудил крупную денежную компенсацию родственникам теннисиста Гарольда Блауэра, который, по мнению суда, погиб от инъекции MDA.

Согласно материалам процесса, случилось это 66 лет назад, в 1953‑м, задолго до всяких ваших полоумных психоделических революций, когда Блауэр обратился за лечением от депрессии, а его в рамках засекреченного от него самого исследования начали обкалывать психоактивными веществами. Всего было пять инъекций, дозу увеличивали с каждым уколом, на пятый раз кольнули 450 мг MDA – бедняга от такой радости скопытился на месте.

MDA, LSD… А есть разница, да?

«Оглядываясь на произошедшее, я соглашаюсь с тем, что нам не следовало так поступать», – признаётся глава ЦРУ Ричард Хелмс в интервью на их собственном сайте относительно упомянутого эпизода – и множества таких же, не повлекших смертельного исхода. Тем не менее уничтожение семи коробок разнообразных материалов, связанных с подобными экспериментами, он оправдывает, «сохраняя надежду, что люди, которые помогли нам в этом процессе, согласны с нами в том, что ничего неправильного в произошедшем не было».

Строго говоря, DARPA не имеет никакого отношения к ЦРУ, но нам слабо верится в отличие их подхода к действительности. Как сказал бы на нашем месте РАУ, Цитадель в каждой стране своя – и всё-таки везде одна и та же; Дик бы назвал обе организации просто клетками Империи, ну а Берроуз не различил бы их в теле Контроля.

Однако с отравления Блауэра прошло уже больше полувека, и Империя изменилась: стала хитрее, гибче и свирепее. Очень вряд ли мы услышим о погибших в их экспериментах случайных подопытных, а даже если и услышим, то только в контексте подписанного подопытными соглашения с отказом от ответственности или в рамках какого-нибудь полуслучайного открытия психохимических лабораторий где-нибудь под Дамаском/Брянском/Синьцзяне.

8 лет назад цивилизованный мир признал поражение в войне с наркотиками и взял курс на восстановление психотропных и психоделических веществ в правах и снятие с них наиболее оголтелых табу. Однако этот смелый шаг, оказывается, ведёт к ещё большей угрозе – официальным военным исследованиям по постановке психоактивов на службу Контролю, а может, и тупой экспроприации молодцами из DARPA результатов многолетних трудов Лео Зефа или Клаудио Наранхо и превращении их в орудие порабощения сознания.

«ЛСД – решать тебе» (поддаться ли пропаганде идиотии)

Мы уже не раз писали про замечательные такие пропагандистские анти-психоделические и вообще антинаркотические фильмы. В последний раз искрящийся восторг у нас вызвал «LSD: Insight or Insan­i­ty» 1968 года, но вообще писали мы и про классическую «Алису в стране кислоты», которая на самом деле и не пропагандистская никакая, и про окончательно отъехавшую «Дьявольскую травку». Но именно эти вот все замечательные на голубом глазу «документальные» пугалки из госзаказа мы любим самой пламенной любовью! В этот раз нам попался десятиминутный учебный фильм «Решать тебе» («You Decide»), явно предназначенный для школьников средней и старшей школы, – и смех и грех.

Начнём с того, что фильм сшит из нескольких сквозных сценок, в которых школьники должны узнать себя: две девочки гуляют по пляжу, обсуждая актуальные темы (одна уговаривает другую принять веществ); пацан из 9–10 класса утверждает, что ЛСД открыл ему глаза на жизнь; подружки общаются, и речь вдруг заходит за отношения и расширение сознания. Кажется, что сначала всё невинно и даже мило – но потом из кого-то из ребят вдруг вырывается, разрывая милый образ в клочья, либо щупальце уицраора, либо щупальце страха этого уицраора, и начинается форменный бредовый кошмар. (далее…)

Экспериментальная сказка об инициации: «М52» Ива Паради

Есть у психоделической анимации славное прошлое, настоящее тоже ничего так, ну вот, кажется, и будущее подвезли – в лице молодого аниматора Ива Паради (Yves Par­adis), автора короткометражки «М52».

Необычная стилистика анимации, странный герой, необычные перепады сюжета – всё это объясняется экспериментальным методом-челленджем, в результате которого она появилась на свет. Ни сценария, ни концепции, ничего не было перед началом импровизации длиной в год, в результате которой на свет появилось 52 разрозненных, на первый взгляд, анимационных кусочка, сшитых затем воедино. (далее…)

Сказка о психоделическом апокалипсисе: «Брошенные машины»

Вот мы забыли ещё во время крауда на катабазин Апокалипсиса упомянуть «Брошенные машины» Джеффа Нуна (кажется, перевод названия не вполне верный, но как ещё перевести falling out of cars? «Падая из машин»?) – и очень зря! Потому что речь в книжке идёт ни много ни мало о психоделическом апокалипсисе – так что мы решили, что её можно будет выиграть в нашем конкурсе.

Да-да, именно так: психоделический апокалипсис! Некая страшная Чума овладевает миром (людьми в мире? Или самой реальностью?), расползаясь от книг и зеркал (sic!), в результате чего действительность обращается в непреходящий трип: все сигналы и образы размываются и размазываются, лица перестают узнаваться, буквы не складываются в слова, будто бы начисто исчезает память… (далее…)

Поздний урбанистический завтрак от Цыриака

Сегодня «Завтрак» у нас будет вечерний – зато от товарища Цыриака. С выхода прошлого его ролика, зубо-мясного «Indi­ges­tion», прошёл год, и чтобы сотворить новый, автору явно пришлось принести в жертву пульсирующим мыслеконструктам-тентаклям чудовища-мыслепреступления, которое и производит его ролики (вы думали, CYRIAK – аниматор? Нет, он разводчик), какого-то престарелого киноактёра второго плана и старый автомобиль. Теперь в их общем посмертии авто раз за разом лишает человека завтрака – вечно.

Нет, мы, конечно, слышали, что в современной урбанистике есть тренд «города для людей, а не для машин», но и не догадывались, что Цыриак про это ролик забацает. Пусть и в чб, зато с модными пространственно-временными многомерными магистралями во все стороны сразу, фрактальными автоавариями… И, конечно, сбалансированным, здоровым завтраком. Ну, вы знаете Цыриака.

Break­fast­break­fast­break­fast, BREAKFASTBREAKFASTBREAKFAST, БРЭКФАСТБРЭКФАСТБРЭКФАСТ!!!