Творчество Димы Рабика: эстетика ностальгии по мифу

Работы Димы Рабика (он же Амид Кибар: Dima Rabik aka Amid Kibar) – воплощенная маклюэновская ностальгия. Все они обращаются к живительной силе мифа, переигрывая месопотамские, египетские, индуистские и буддистские, убекские (!) и африканские, китайские и японские, христианские и мусльманские художественные формы и шаблоны.

В «Laws of Media» Маршалл Маклюэн писал: «Фоном любой технологии или артефакта будет одновременно как ситуация, их порождающая, так и медиум функций и дисфункций в целом, приводящий их в действие. Эти инвайронментальные побочные эффекты волей-неволей навязывают себя в качестве новых форм культуры. «Медиум – это послание». Как только прежний фон становится содержанием новой ситуации, обыденному вниманию он предстает в виде эстетической фигуры». Эту фигуру и создает Рабик – и к ней нельзя не почувствовать притяжения, ведь, как опять же писал Маклюэн, но еще в «Понимании медиа»: «Мозаичная сетка телевизионного образа подталкивает зрителя к настолько активному участию, что у него развивается ностальгия по обычаям и временам допотребительской эпохи».

Нас сегодня отталкивает уже не телевизионный образ, но любой человек эпохи постправды и гибридных войн чувствует ДОВЛЕНИЕ с каждого из информационных фронтов. Так что пропущенные сквозь призму индивидуального творчества осколки былых глобальных мифов приобретают особенный магнетизм.

Фантасмагории, абстракции и притчи: анимация Ишу Пателя

Космические фантасмагории, эдакая трансцендентная анимация о странствиях Духа и притчи о пути человечества, работы Ишу Пателя (Ishu Patel) обрели признание ещё в 70‑х, а сегодня стали уже классикой мировой культуры. Однако в нашей камере ЧЖТ они почти неизвестны – но, надеемся, не конфидентам.

Патель всю жизнь занимался анимационными экспериментами. В 1974‑м, находясь под влиянием Нормана Макларена, создал абстрактный мультфильм «Перспектрум», изучающий передачу настроений через линии и геометрические фигуры, их взаимодействия, симметрию, цвет. Затем снял «Игру в бисер» – буквально из бисера (это, кстати, реакция мультипликатора на создание Индией ядерной бомбы). За ней последовало настоящее духовное путешествие «Жизнь после смерти» – в технике пластилиновой перекладки на стекле с нижней подсветкой.

Но главное, что создал Патель, – это ролики «Жизнь после смерти» и «Divine Fate», очень странные пронзительные видения-притчи. Про «Жизнь…» ничего сказать нельзя, её необходимо видеть: сюжет полностью соответствует названию, а послание мультфильма передаётся именно через последовательность морфирующих образов (заставляющих задуматься о природе иероглифического и пиктографического письма), благодаря чему Патель буквально за ручку приводит зрителя сквозь бурлящее бардо к сиянию Вечному, не меркнущему и не замутнённому.

«Божественная судьба», которую обычно почему-то обходят вниманием, Редакции пришлась по вкусу даже более других работ Пателя. Это истинно кастанедианское повествование про то, как и почему человечество оказалось там, где оказалось (и почему от нас предпочли избавиться), что было до того, как мы обрели этот голубенький шар, – и что нам на нём, собственно, нужно сделать.


Яну Никитину 44

Яну Никитину исполнилось бы сегодня 44 года. Ян умер очень рано, в 35 – и, хотя он много успел сказать, его жизнь стала магической формулой недосказанности. Поэтому даже теперь интерес к его поэзии и деятельности только растёт. Его песни перепевают, на них делают клипы, и режиссёр ядовитого театра становится только сильнее. В расколдованном мире, из которого вынули волшебство, он соорудил собственное. Поэт, музыкант, психореалист-постнигилист, в первую очередь он был мифотворцем исподволь: на стенах нашего бетонного лабиринта он незаметно нарисовал дверь, врата собственного творчества. И ушёл в неё.

Арт с Яном Никитиным для нас подготовил катабатический художник Скотожук – спасибо ему за это!

(далее…)

Оливеру Саксу 88

Поздновато уже, но не забываем помянуть выдающегося популяризатора нейропсихологии, галлюцинаторного мастера «духовной нейробиологии», общепринятого знатока жён-шляп, отъявленного жреца демона Саенса Оливера Сакса, который сегодня отпраздновал бы свой 88‑й день рождения. Сакс страдал прозопагнозией генетического характера (не умел различать человеческие лица), так что, можно сказать, был ещё и сам себе пациентом; а ещё он был геем, но из-за отношения к этому факту своей матери воздерживался от личной жизни первые 76 лет своей жизни (бедняга). Его методом популяризации были «клинические истории» (довольно популярный жанр ещё века с 19-го). Но все истории Сакса – это не только истории болезней. Это и истории возможностей человеческой психики, и притчи, помогающие взглянуть на наши миры с неизвестного ранее угла.

(далее…)

Мистическое без пьедестала: «Пугало» Дмитрия Давыдова

Не одними хоррорами жив странный и прекрасный якутский кинематограф. В прошлом году немало шума наделала драма про одну несчастную колдунью, «Пугало». В отличие от «Иччи», тут не до мистического флёра, искажённых пространств и мёртвых шаманов: в посёлке, где даже доктора нет, существование несчастной запойной знахарки от чудес целительства менее невыносимым не становится.

(далее…)

ЛЕС/Квест: крипторейв «Думай как лес‑2» и урбанистические порталы в него

Итак, крипторейв «Думай как Лес‑2» уже через неделю, а в комментах вы попросили, чтобы квестовые призовые задания были хардкорными – окей, первое задание не только для сообразительных, но и для оперативных: получить квест сможет тот, кто посетит координаты 59.923816, 30.331499 и найдёт первым закладку с задачей под меткой «ДКЛ‑2» (возможно, найти её поможет одно магическое число). А уже дальше придётся включать сообразительность (ну или грубую силу – тут уж у кого какие способности).

Тем временем презентован окончательный лайн-ап мероприятия и дополнительные активности, ознакомиться с более полной версией и задать свои вопросы/купить билеты можно на https://transcyberien.org, в телеграм-боте и в инсте.

Подводим итоги июня-2021

Давайте подведём итоги июня, который оказался гораздо горячее, чем мы предполагали, – и гораздо плодотворнее.

(далее…)

Крипторейв «Думай как лес‑2» грядёт 9—11 июля

В рамках подготовки крипторейва «Думай как лес‑2» у нас опять пройдут квестовые мероприятия с призовыми билетами. Посему, конечно, хотелось бы узнать – готовы ли вы опять к загадкам и задачам, сделать ли их доступными только жителям Вавилона-на-Неве и нужно ли их делать сложнее (предыдущие квесты как-то чрезмерно быстро решались). На этой неделе мы разыграем три билета на крипторейв, но хотелось бы знать – хотите ли вы жести?

Тем временем билеты на крипторейв уже можно просто покупать (донейшн от 450 рублей), всё, что вы внесёте сверх этой суммы, поможет оплатить расходы на аренду кайфового звука, трансфер, еду для вас, питьевую воду на фестиваль и многое другое.

Программа крипторейва продолжает расширяться: помимо само собой разумеющихся двух дней рейва на двух сценах, заявлены множество мастер-классов, философских дебатов, лекций, достижений веганской кухни и даже БАНЯ!

Все подробности – тут: https://transcyberien.org/

Тубэлтэ «Иччи»

«Ох, как же тяжела ты, тропа якутской национальной инициации!» – такая мысль пульсировала в голове Редакции при просмотре неожиданно хорошего якутского фильма «Иччи». На экране натурально разворачивался древний инициатический миф в переложении на современные и в том числе духовные реалии. Ранее мы видели нечто подобное в Hered­i­tary, где главный герой инициировался в аватару демона-короля Паймона; здесь же действие более серьёзное – хотя бы потому что корни у этого «хоррора» – в ныне живой мифологии.

(далее…)

«Дон Кихот» – стихотворение Джека Парсонса

Был в жизни Парсонса момент, когда он возглавил одну из телемитских лож и начал выпускать журнал Ori­flamme, в котором кроме всего прочего публиковал свою поэзию. Весьма, как видно с нашей колокольни, вдохновенную – но и такую откровенную, что будто даже Великий Зверь порекомендовал вообще с журналом завязывать (что и произошло). Но мы считаем, что забывать такую поэзию ни в коем случае нельзя, – и поэтому сегодня публикуем перевод стихотворения «Дон Кихот» Джека Парсонса в переводе Krow.

Мой герой – Дон Кихот, моя пища – пейот,
Анаша, кокаин и морфин.
Мне неведома грусть, а безумие пусть
Горит в сердце до самых глубин.

В поломойке любой вижу дух неземной,
Демоницу, богиню из снов.
Дребезжащий вагон – это дикий дракон,
В пивных кружках – нектар до краёв.

В шумный город попал я, а там жуткий бал -
Флейты бесов срывались на крик.
Миллионной толпой прямо в адский прибой
Люди шли, будто в парк на пикник.

Я сказал им: “Эгей! На макушках церквей,
Посмотрите, резвится чёрт всласть.
Упыри гонят бред в заголовках газет,
Вурдалаки в судах держат власть!

Горы – это дворцы, если вы не слепцы,
В деве каждой – Грааль золотой.
Вдалеке от крестов пир в пустыне готов
Для свободных и смелых душой.

Так очнитесь от грёз, вы – хозяева звёзд,
Свою волю творите, смеясь.
Вырывайтесь из пут, что всех в бездну влекут,
За холмами ждёт магия вас”.

Мне в ответ говорят: “Ты безумьем объят,
Ты пошляк, фантазёр, террорист”.
Я ушёл в те края, где полынь у ручья
И где воздух пока ещё чист.

Мой герой – Дон Кихот, моя пища – пейот,
Анаша, кокаин и морфин.
Я – простой человек, будь я проклят вовек,
Если в город вернусь, как кретин.