Он(к/т)ология экзистенциального: спекулянты на чёрном рынке действительностей

У нас периодически спрашивают: а почему у вас до сих не было материалов про спекулятивный реализм? Вообще непонятно: как можно не осветить до сих пор на эзотерритории психоккультуры спекулятивный реализм? Проект, родившийся и выросший в радикальной ризоморфной Среде, не любит своей синергетической природы? Не понимает её онтологической красоты? Её заливных семантических лугов? Бескрайних постструктуралистских пастбищ? Спекулянтов на чёрном рынке действительности? Ночных трелей Такера? Осеннего Негарестани? Клокочущего Ланда? Оккультных трансфузий? Ведь ты же конфидент? Ты угорал с Сиратори? Ты изучал герметизм? Ты слушал блэк? Ты читал Михайлова? Расшифровывал сумеречный язык? Ездил в Йасс-Ваддах? В Йасс-Ваддах ездил? Ездил, а? Ты в Йасс-Ваддах ездил, а? Ездил? Чего молчишь? В Йасс-Ваддах ездил? А? Чего косишь? А? Заело, да? Ездил в Йасс-Ваддах? Ты, хуй? В Йасс-Ваддах ездил? Ездил, падло? Ездил, гад? Ездил, падло? Ездил, бля? Ездил, бля? Ездил, бля? Чего заныл?

То есть, конечно, любопытно было почитать и Юджина Такера, и Ника Ланда (не одним же Сиратори жива шизографомания), а небезынтересный нам ватник Михайлов всячески продвигал Негарестани (про которого спрашивают чаще всего). Но, во-первых, как-то так сложился у нас молчаливый консенсус, что спекулятивный реализм находится в одном шаге от некоторых одиозных шизотекстов о поп-культуре; во-вторых – про спекреализм в лице Ланда уже достаточно метко высказался один дорогой наш друг. А в-третьих… А в-третьих, мы специально в третьем часу самайновской ночи обратились к мнению другого нашего дорогого друга, А.А., которого и процитируем ниже (лексические и интонационные особенности – авторские):

Объектно-ориентированная онтология прикольная, если воспринимать её чисто как показатель возможностей делёзовского интуитивного и чувственного языка. Её весело читать как фэнтези, там, или особо упоротую фантастику (Лэнд местами пишет, как, реально, чуть более читабельный Сиратори).

Но хорошо видно, что на ней делёзовский концепт «малой литературы» не сработал (потому что не надо было с одним Кафкой работать в качестве материала про зарождение жанрового чтива).

Вместо того чтобы стать научной критикой и деконструкцией оккультизма, теории заговоров и всего такого, ООО, скорее, стала тем, чем изначально была греческая философия, – результатом построения магической картины мира вокруг учений отдельных культов. Только теперь вместо религии таким базисом является поп-культура, отсюда всё вытекающее, о чём написано выше.

Спекреалисты этого не отрицают и обращаются к концепции «атеистической мистики» Батая, то есть изобретению универсального нового символизма взамен старого. Проблема в том, что Батай-то всё ещё находится в рамках платоновской онтологии, то есть возможности человека говорить исключительно за себя, в то время как ООО тележит о том, что сознанием обладает вообще всё на свете нахуй – да только вот сознание это не пантеистическое. Тут в ООО возникает раскол: одни утверждают, что такое сознание атомарное и постичь СТРАШНЫЕ УЖАСНЫЕ ЧУЖДЫЕ НЕ-МЫСЛЯЩИЕ КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЛА и ТРУПНУЮ ЛОГИКУ человеческим умом невозможно (Такер, Негарестани). Вторые же топят за ризоморфность этого сознания и то, что человек может почувствовать в определённых состояниях/ситуациях, как там, например, воспринимает течение времени камень или стенка здания (Мортон, Мейясу. Последний, кстати, ещё более-менее дружит с Лаканом, взаимосвязью между сознанием и языком и занят в основном вообще «большой проблемой сознания» с континентальной стороны вопроса, но с материалистической позиции).

Но прикол в том, что все те представления, о которых эти авторы говорят, взяты из палпа, реже – из другой художки/музыки/фильмов/игр. То есть люди говорят о проблеме непознаваемости/высокой сложности познавания нематериального, пользуясь человеческим языком и говоря об этом чисто субъективно. А то и вообще занимаясь откровенным подлогом, хуёвым представлением о состоянии текущего научного знания в естественных и точных науках и откровенной херотенью: Мортон обращается к агаллоковскому треку «Black Lake Niðstång» как к возможности подобного говорения, но в этой песне обращение к этому озеру как раз персонифицировано. Такер выясняет семантику слова «чёрный» по магическим квадратам Роберта Фладда (а потом эту хуйню переводят на русский, где латиница уже не будет иметь таких гематрических значений, ага) и не понимает, что означает термин «экстремофил»: он думает, что каждая новейшая находка биологической жизни или следов её существования во всё более невыносимых для остальных living things жопах не расширяет саму категорию «жизни», а является доказательством НЕ-СУЩЕСТВОВАНИЯ этих организмов.

Ключевую роль в этом сыграла собственная методика чтения, которую провозглашают подобные ребята: возможность прочтения как академических, так и оккультных текстов в качестве художественной литературы даже не аллегорически, а фантазийно. Если честно, мне это напоминает результат поведения жертв распространённой ошибки – чтения оккультной литературы исключительно ради веселья или возможности испытать себя на манер «как много чуши можно прочесть перед тем, как сойти с ума». С твёрдым убеждением, что эти тексты действительно являются не протонаучными или той же попыткой описать реальность, что делает искусство, а именно чушью. После чего подобное совсем пост-пост-мета-мета-восприятие окружающего переносится вообще на всё вокруг, в том числе на академическую сферу, если персонаж в ней работает.

Проблемы у спекреала две:

1. Делёзиана-ориджинал хоть и заимствовала термины из точных и естественных наук для описания и категоризации кейсов языка, сознания, общества и власти, но это обычный процесс развития любых дисциплин. ООО лезет объяснять естественным и точным наукам, как обстоят у них дела, с точки зрения подвида магического мышления, в котором «традиционный» символизм поменял не значения, а облики символов. Следовательно, в котором сохранились все привычные для неотслеживаемого подобного сознания модели поведения. Этакий технологический анимизм.

2. Спекреал на самом деле популярен исключительно в СНГ. И то с опозданием на 5—10 лет: мимо что европейского, что аналитического философского мейнстрима это прошло только так и считается достаточно маргинальной веткой мысли. То есть прямо как тот же оккультизм, который спекреал так хает.

Вот поэтому, как уже было сказано, его можно читать исключительно как беллетристику, однако беллетристику действия совершенно взрывного. Читать её – это типа как смотреть на статуэтку Ктулху в понятно каком рассказе: может, с криками «РЕПЛИКАТОРНЫЕ ДИАГРАММЫ» вместо аналогичных «ЙА ЙОГ-СОТОТ ДЖА ЙОГ-СОТОТ ДЖА АБЕШШАЙ НУМИРПУМ» носиться не будешь, но в тёмный логос (сиречь в дикие и дремучие представления некоторых бедных людей о самих себе) поверишь намертво.

Нам остаётся подписаться под этими выкладками, однако не сомневайтесь: вскоре у нас дойдут руки и до разбора очарованного блэком Юджина Такера, и до Розы Негарестани. Ходи опасно, Негарестани (кем бы ты ни был), ходи опасно.

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: