Для внутренних незавершений: привет с того света

Нам нравится, когда КонфидентКонтент сопровождается синхрониями — когда угадываются чьи-то планы, намерения или давние интересы; но иногда синхронистичность удивляет и озадачивает и нас самих. В этот раз, например, один конфидент прислал нам зачётный клип на композицию Театра Яда «Болезнь» (применение для кадров «Чёрной радуги» гораздо лучшее, чем для самого фильма, — прислал Вячеслав Бочкин), а другой… передал привет от Яна Никитина.

Отношения с близкими мертвецами или отсечёнными судьбой людьми во снах — тема сложная, пожалуй, затрагивающая у нас в Редакции вообще всех. Поэтому мы чутко отнеслись к такому посланию от конфидентки:

Совсем недавно Ян начал мне сниться: молодой, ещё с волосами отросшими. Невероятно счастливый, он сидел на диване, вразвалочку, на кухне кто-то возился, но мне не было видно кто, просто я слышала шум воды в раковине и звон тарелок.

Всем передавал приветы, не говорил имён, просто: «Ну, передавай им всем там»

Мы сидели у него дома, я как-то видела фото его комнаты с разбросанными листками. И как раз из неё я выходила на кухню. Ярко светило солнце, прямо заливало всё помещение.

Автор этих строк, Нина Ювашчева, решилась передать приветы именно потому, что давно мёртвый человек её об этом попросил во сне, — ну что ж, можем её понять! Тем более что люди, знавшие Яна при жизни, посещаются им во снах до сих пор; его творчество, уже семь лет как не развиваемое автором, не просто не забыто, а комментируется, критикуется, подхватывается, иллюстрируется, если так можно выразиться, новыми клипами…

Не всегда, впрочем, Ян улыбается и машет. Вот, например, ГлюкиГорода пишет нам:

Сон #11

Окрестности Китай-города, незнакомый клуб, концерт. Много знакомых лиц, залы, вестибюли… Привет, Ян. Сердце щемит от осознания нереальности происходящего, Ян улыбается. Толпой выходим на улицу, концерт окончен.

Мы с Яном договорились встретиться в кафе неподалёку, я спешу. Толпа смотрит вверх — там на месте рыжего московского неба спиралями закручиваются цветные галактики. Бегу по знакомым переулкам в сторону Солянки, место встречи — там, внизу. По дороге под ноги падают большие, размером а4, старшие арканы таро.

На аркане Дурак встаю как вкопанная: я на месте, но кафе — нет. Ободранные стены, слои афиш — место давно заброшено и меня там никто не ждёт.

Я плачу, плачу, плачу…

Сон #678

Пробираюсь чёрным ходом в коммунальную квартиру на последнем этаже, типичный старый Петербург. Захожу внутрь: коридоры, десятки комнат, зеркала — целый лабиринт. В нём тени, подозрительно похожие на публику, которую я привыкла видеть на концертах ТЯ; тени шепчутся, играет тихая музыка.

Течение выносит меня в пустую комнату. Посреди комнаты стол, за столом спиной ко мне высокий лысый человек — конечно это Ян. Мы долго беседуем, совсем не помню о чём. Он предлагает мне разделить с ним трапезу и портвейн, протягивает свой стакан.

Кристально ясно, что если я выпью, останусь тут навсегда. Не выйду из квартиры во двор-колодец, ну и не проснусь.

В квадрате неба над двором кружили чайки.

Или же Винальный Синоссанс, тоже знавший покойного при жизни, делится приходившими снами:

За последние лет 5 он мне снился раза 3 точно.

Не могу связать это с какими-то важными событиями в своей или общественной жизни, но дело было. Ни разу не было конкретно лица, но было ощущение, что он рядом и смотрит прямо на меня. Один раз это было как абстрактный сон (что у меня редко) — словно визуальное отображение телефонного звонка, и он чуть ли не в центре моей головы спросил: «Ну как вы там… поживаете?..» — с такой, ну знаешь, его фирменной усмешкой. Я проснулся тотчас же и долго в себя приходил.

Один раз отводил меня гулять во что-то синее туманное, показывал местность, которую он сделал доступной, открыл, и предлагал теперь мне там иногда гулять.

И один раз был сон, когда я видел его рядом, чуть впереди справа, на кортах (!), и чувствовал на себе обнимающий, утешающий взгляд. По поводу вообще всего. И такое… как бы это… ощущение передачи Большой Важности, которую если просто попробовать сформулировать — получится что-то нелепое и смешное, а надо передавать её молча и думать о ней тоже молча».

Что ж, какие-то покойники остывают, но, видно, не все. Ян умер слишком рано — но для многих людей остался жив, просто физически недоступен. Любопытно, что некоторые из них его при жизни не знали — зато теперь узнают при обстоятельствах совершенно не типично-тепличных.

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть