Асемантические письмо и рисунок: творчество Ooglos’а

Начало творчеству Ooglos‘а положила нечаянная медитация с карандашом над бумагой, в результате которой появилось несколько ни к чему не отсылающих петроглифов. Случайные зрители подсказали, что это, собственно, и есть асемический рисунок и асемическое письмо, а где-то с 2016 года петроглифы переросли в целые комнаты, локации, постройки, города — мир хоть и асемический, а сделанный из языка как минимум ещё в одном дополнительном значении по сранению с нашим. В результате даже целый “Юсуповский дворец” нарисовался как раз год назад — и с тех пор Ooglos всё больше погружается в такую вот асемантическую урбанистику.

Однако смысл в этих образах всё же есть — просто он менее конкретный, чем смысл обыденного языка: все эти образы-глифы предназначены для того, чтобы дать символ ощущению пребывания/нахождения/прибытия в место/состояние, чтобы выразить через процесс рисунка остаточные явления от путешествий/представлений/трипов/воспоминаний/ностальгий — естественно, с полным пониманием, что для каждого смотрящего это будут свои места/времена/ипостаси.

Что ж, ещё Берроуз использовал картины Гайсина для путешествий в них как в самостоятельные города и пространства, так что радостно видеть Ooglos’а среди катабартистов. Тем более что кроме собственных теней и отражений в его мозаиках можно встретить всё то, что любопытно и ему самому: мёртвые культуры, древние и не очень, ничьи обряды и сами себя исполняющие ритуалы, оккультизм, шаманизм, персонажей забытых или ещё не написанных историй откуда-то из «Waterfall Cities».

Предыдущее изображение
Следующее изображение

info heading

info content


Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть