Манифест каннибала (Освальд де Андраде, 1928)

От переводчика. «Манифест каннибала» был опубликован бразильским поэтом-модернистом Освальдом де Андраде в 1928 году в Сан-Паулу. Это были странные времена «Старой Республики», ещё до удушающе скучной жетулистской диктатуры. У бразильцев Были Вопросы, и они решали их разнообразно. 

Писатель-модернист ненадолго стал самым интересным в Бразилии человеческим типом: писатель Плиниу Салгаду основал бразильский фашизм, взяв в белый круг на синем знамени совершенно замятинский Интеграл. Изящнейше красивая богемная девушка по кличке Пагу написала первый в Бразилии пролетарский роман, «Индустриальный парк», и основала бразильский троцкизм.

Каждый из них, и прежде всего их признанный вождь Андраде, блестящий полемист, разделяли три вещи: презрение к колониальному дискурсу, интерес к доматериалистической культуре индейцев тупи-гуарани и убеждение, что Бразилия становится сильнее, пожирая, переваривая, деконструируя и переосмысляя все прочие культуры так, как захочет сама.

Собственно, это всё, что переводчик имеет сказать о культурной апроприации.

Манифест каннибала

Освальд де Андраде

1928

Каннибализм – это все, что объединяет нас. Социально. Экономически. И философски.

***

Он есть единственный закон мира. Он и только он скрывается под всяким индивидуализмом и всяким коллективизмом. Любая религия есть каннибализм. Любой мирный договор о каннибализме.

***

Tupi or not Tupi, that is the question1.

***

Долой катехизисы. Долой мать Гракхов2.

***

Меня интересует лишь чужое. Это закон человека, следовательно, закон каннибала.

***

Нас утомили измученные подозрениями католические мужья наших пьес. Загадку Женственности все равно прикончил Фрейд вместе со всеми прочими ужасами романной психологии.

***

Истина сокрыта одеждой, непроницаемой мембраной между внешним и внутренним. Нарастает сопротивление одетому человеку. Впрочем, об этом позаботятся американские фильмы.

***

Дети Солнца, матери всякой жизни. Бешено искомые в краю Великой Змеи3, бешено любимые, со всем лицемерием национальной ностальгии4, равно иммигрантами, рабами и туристами.

Это потому, что у нас в жизни не было ни грамматики, ни гербариев. Мы не задумывались, что городское, а что пригородное, что пограничное, а что континентальное. Лентяи на карте Бразильского Мира.

***

Сознание сопричастия, религия ритма5.

***

К черту импортеров фасованного ритма. Нет, только ощутимое существо жизни. И дологическое мышление, на изучение мсье Леви-Брюлю6.

***

Нам нужна Караибская Революция, круче Французской. Настоящее объединение всех успешных восстаний за прогресс человечества. Без нас Европа не приняла бы даже свою куцую Декларацию Прав Человека7.

***

Золотой Век уже провозглашен в Америках. Золотой Век. И все девочки.

***

Наследие. Прикосновение к караибской стороне Бразилии. Антарктическая Франция Монтеня8. Естественный человек Руссо. От Французской Революции к Романтизму, от Романтизма к Октябрьской Революции, от Октября – к Сюрреалистической революции и технологическому варварству Кайзерлинга9. Мы рвемся вперед!

***

Нас не крестили. Мы до сих пор живем по законам лунатических видений.

Так-то мы и заставили Христа родиться в Баие. А то и в Белене, штат Пара10.

***

А вот логике среди нас мы родиться не позволили.

***

Долой отца Виейру11. Он взял тот кредит, по которому мы расплачиваемся. Неграмотный король сказал ему: запиши все это, но без особой риторики. Что же, он заключил договор. Бразильский сахар увезли, деньги остались в Португалии, а нам досталась одна риторика.

Дух отказывается представлять дух бестелесным. Отсюда антропоморфизм. Лекарство от этого – каннибализм. Так мы сможем сохранять равновесие – и перед меридиональными религиями12, и перед следствием извне.

***

Мы воспринимаем мир только внутренним слухом.

***

Месть уже была кодифицирована как правосудие. Магия была описана и стала наукой. Каннибализм – это вечное превращение табу в тотем13.

***

Долой мир двуликих смыслов. Мы против воплощенных идей – мумифицированных, ставших трупами себя. Против остановки полета мысли. Против системы, превращающей свои единицы в своих жертв. Против источника социальной несправедливости и романтической несправедливости. Против забвения внутренних завоеваний.

***

Курсы. Курсы. Курсы. Курсы. Курсы. Курсы. Курсы.

***

Караибский инстинкт.

***

Смерть и жизнь всякой гипотезы. От постулата «Я есть часть Вселенной» к аксиоме «Вселенная есть часть Меня». Выживание. Опыт. Каннибализм.

***

Долой овощные элиты. К общению с почвой.

***

Нас не крестили. Вместо этого мы создали Карнавал. Индеец в сенаторской тоге. Индеец, притворяющийся Уильямом Питтом14. Индеец, играющий сам себя в опере Аленкара15, полной самых искренних португальских переживаний.

У нас уже есть коммунизм и есть язык сюрреализма. Золотой Век открыт.

***

Catiti  catiti
Imara  Notiá
Notiá  Imara
Ipeju16

***

Магия и жизнь. Мы описывали и распределяли движимое имущество, моральное имущество и королевское имущество. Но знали мы и способы передавать тайну и смерть – с помощью какой-то пары слов.

***

Как-то я спросил у человека, что такое Закон. Он заявил, что закон – это гарантия осуществления возможности. Звали того человека Галли Матьё17, и я его сожрал.

***

Долой всю историю от самого мыса Финистерре18. Мир без дат, мир без энциклопедий. Без Наполеона и без Цезаря.

***

Определение прогресса через магазинные каталоги и число телевизоров.

Лишь машины. И станции переливания крови.

***

черту все подавленные конфликты. Их привезли сюда каравеллы.

***

черту истины миссионеров, что когда-то оценил виконт ди Кайру19, сообразительный каннибал. Эту ложь нам и так повторяют снова и снова.

Вот только те, кто приплыл тогда, не были крестоносцами. То были беглецы от цивилизации, которую мы пожираем. Ведь мы сильны и мстительны, как хитрая черепаха Джабути20.

***

Допустим, Бог есть сознание Несозданной Вселенной. Тогда Гуарачи – мать живущих, а Йази21 – мать растений.

***

Нам не дано размышлять. Зато у нас есть откровения. У нас есть политика, то есть наука о распределении. А еще – социальная система, находящаяся в гармонии с планетой.

***

Миграции. Бегство от утомительных государств. Средство от городского склероза. Средство против консерваторий и умственной рутины.

***

Уильяму Джеймсу22 и Воронову23. Превращение табу в тотем. Каннибализм.

***

Патриархальные семьи, дети от аиста: искреннее невежество плюс отсутствие воображения плюс полная власть над любопытным отпрыском.

***

Чтобы прийти к идее Бога, человеку нужно двигаться от искреннего атеизма. А вот караибу – не нужно, у него была Гуарачи.

***

Сперва сотворенные объекты становятся Павшими Ангелами. Потом Моисей грезит наяву. Какое вообще это все имеет отношение к нам?

***

Прежде чем португальцы открыли Бразилию, Бразилия уже открыла счастье.

Долой индейца с факелом. Индейца — сына Марии, пасынка Екатерины Медичи и крестника дона Антонио де Мариса24.

***

Удовольствие – царица доказательств.

***

В матриархальной Пиндораме25.

***

Долой память как источник обычая. Возродить личный опыт.

***

Мы – приверженцы конкретики. Идеи берут власть, сталкиваются между собой и сжигают людей на площадях. Давайте избавимся от идей и прочих параличей. Следуйте курсом. Верьте в знаки; верьте секстанту и идите по звездам.

***

черту Гёте, к черту мать Гракхов и весь двор Жуана VI.

***

Удовольствие – царица доказательств.

***

Борьбу между так называемыми Несозданным и Творением можно проиллюстрировать постоянными противоречиями между человеком и его табу. Ежедневной любовью и жизнью при капитализме. Каннибализм, поглощение священного врага – с тем, чтобы превратить его в тотем. Приключения людей, земные цели. Но даже со всем этим только чистые элиты сумели осознать плотский каннибализм – который один и несет высший смысл жизни и при этом избегает указанных Фрейдом проблем – то есть катехизических зол. Результат – не сублимация полового инстинкта, а гибкая шкала инстинкта каннибала. Чисто плотский поначалу, этот инстинкт становится выборочным и создает дружбу. Когда он сопровождается привязанностью – он создает любовь, когда созерцанием – науку. Он идет кружными дорогами. Иногда инстинкт каннибала угнетен: низкий каннибализм срастается с катехизическими грехами – завистью, лихоимством, клеветой и убийством26. Мы противодействуем этой болезни якобы культурных христианских народов. Мы – каннибалы.

***

Долой Аншиету27, что поет об одиннадцати тысячах дев в Раю на земле самой Ирасемы28, на земле патриарха Жуана Рамальо29, основателя Сан-Паулу.

***

Наша независимость все еще не провозглашена. Вот как сказал Жуан VI: «Педру, сын мой, когда настанет время, надень корону сам, не ожидая, когда это сделает какой-нибудь самозванец». Мы изгнали Брагансскую династию – но нам еще предстоит изгнать брагансский дух, изгнать Марию де Фонте30 с ее декретами и ее табакеркой.

***

Долой социальную реальность одежды и угнетения, реальность по Фрейду. Реальность без сложностей, без безумия, без тюрем и борделей, реальность матриархальной Пиндорамы.

Освальд  де  Андраде,

Пиратининья,  год 374-ый  от

Пожирания  Епископа Сардиньи31

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. В оригинале также на английском. Очевидный Шекспир очевиден, тупи же и родственные им гуарани составляют большую часть бразильских индейцев. Кстати, тупи практиковали ритуальный каннибализм.
  2. Корнелия Африканская, мать братьев Гракхов, была женщиной крайне культурной и воспитала сыновей в римских добродетелях. За что Андраде ее и осуждает.
  3. Образ из поэмы «Змея Норату» друга Андраде Рауля Боппа. Огромная змея бойуна из народных сказок, якобы превращающаяся в лодку. Дух реки – реки вообще или Амазонки. Сама река. Как хотите.
  4. В оригинале saudade. У нас саудаде, как чувство шибко национально-португальское, часто так и оставляют без перевода. Это светлая, но чрезвычайно настойчивая тоска по утраченному.
  5. Отсылка к терминологии Леви-Брюля, см. ниже.
  6. Люсьен Леви-Брюль (1857-1939) – французский антрополог. Обосновал «дологическое мышление», просто поставив один интересный вопрос – с чего мы решили, что тип мышления только один и от типа общества и эпохи не зависит?
  7. Цепочка ироническая, но простая: благородный дикарь – Руссо – Права человека. С точки зрения модерниста Андраде, дикарь первичен по отношению к Руссо, с точки зрения постмодерниста – наоборот.
  8. Антарктическая Франция – это, к сожалению, не французский аналог Новой Швабии. Это колония французских гугенотов в Бразилии, у самого нынешнего Рио, прожившая с 1555 по 1567 год. Соответствующая глава «Опытов» Монтеня так и называется – «О каннибалах».
  9. Герман фон Кайзерлинг (1880—1946) – немецкий философ, кстати, остзейского происхождения. Шпенглерировал вовсю. В частности, много писал о переходе к социальному варварству прямо вместе с технологическим прогрессом. Его визит в Сан-Паулу в 1929 году Освальд де Андраде неистово приветствовал.
  10. Белен (Belem) – это город в штате Пара, соответственно, в Бразилии. Назван в честь Вифлеема и вполне может им являться.
  11. Антонио Виейра (1608-1697), иезуит, дипломат и большой мастер формальной риторики. Как таковой, сыграл большую роль в передаче Пернамбуку голландцам. Де Андраде воспринимал предельно формализованный португальский Виейры как национальное бедствие.
  12. Сам Андраде определял «меридиональные» религии как религии спасения. «Меридиан» в данном случае – это разделяющая линия, будь то меж горним и земным, меж своим и иностранным или между бессмертной душой и бренным телом. Вреднейшая штука, как по Андраде.
  13. «Тотем и табу» — книга З. Фрейда 1913 года. Там он много говорит о происхождении культуры из первобытного и, в особенности, о происхождении запретов – и уходе от «всемогущества мысли». Штука в том, по Андраде, чтобы провернуть обратную трансформу.
  14. Уильям Питт, в данном случае, младший, 1759-1806, премьер Великобритании и видный творец колониальной системы в Индии.
  15. Жозе Мартиниану де Аленкар (1829-1877) – бразильский писатель, написавший, помимо прочего, несколько романов про нелегкую жизнь на фазендах и благородных индейцев, в частности, «Гуарани» и «Ирасему». Буквально тут же их переложили в оперы, а уже потом – в комиксы.
  16. Песня, точнее, приворотный заговор на тупи из «O Selvagem» Коуто де Магалаеса. Примерно так: «Новая луна, Новая луна! / Вдохни воспоминания обо мне / В того, [кого я желаю]…». У этого заговора есть и продолжение: «Я стою пред тобой! / Пусть только я и никто другая / Буду наполнять его сердце!».
  17. Не французский врач. Просто изрекатель чепухи.
  18. Самая западная точка Испании, если не слушать особо въедливых географов. Буквально и в переносном смысле «Край Земли» — пока Земля у нас Европа.
  19. Хосе де Силва Лишбоа, виконт Кайру (1756-1835), бразильский политик. Когда Жуан VI, король Португалии, сбежал в Бразилию от Наполеона, виконт Кайру убедил его открыть Бразилию для «всех дружественных наций».
  20. Бразильское название угольной черепахи – точнее, производное от ее названия на тупи. В сказках тупи играет роль трикстера.
  21. У тупи Гуарачи – богиня солнца и мать всех людей, а Йази (в другой транслитерации Ясы) – богиня луны и создательница растений.
  22. Уильям Джеймс (1842-1910) – американский философ-прагматик и, что интереснее, психолог. Кстати, брат Генри Джеймса. Много писал, в частности, о связи социальной психологии и инстинктов, о религиозном опыте, да и вообще о том, откуда берутся эмоции.
  23. Сергей Абрамович Воронов, он же Серж Воронофф (1866-1951) — хирург, экспериментатор, биохакер, ксенотрансплантолог. Безумный ученый\аферист, выберите одно. Сделал колоссальное состояние, пересаживая более чем состоятельным пациентам железы обезьян с целью задержки старения и резкого повышения потенции. Говорят, иногда работало; говорят, выживали не все. В дальнейшем был раскритикован и сошел со сцены, но в год написания манифеста был ультрамоден и интересовал Андраде как биолог-прагматик. Подарил английской литературе рассказ о Холмсе «Человек на четвереньках», а нашей – профессора Преображенского.
  24. Три образа сразу. Канделябры в виде индейцев – частый атрибут бразильских барочных церквей. Школьные учебники в Бразилии часто писали, что индианка Парагуассу, жена некоего португальца Коррейи, что посетила Францию в XVI в., была крещена лично Екатериной Медичи в качестве крестной матери. Парагуассу и впрямь была крещена в Сен-Мало, но насчет королевы – миф. Что же до дона Антонио де Мариса – он вообще-то лицо историческое, но тут присутствует как персонаж уже упоминавшегося романа Аленкара, «Гуарани», плантатор-воспитатель главного героя-индейца и отец главной героини.
  25. Пиндорама – собственно, название Бразилии на языке тупи. Буквально «Земля Пальм».
  26. Собственно, автор оперирует упомянутой теорией эмоций Джеймса.
  27. Жозе ди Аншиета (1534 -1597) – миссионер-иезуит, «Апостол Бразилии» и, как считается, первый бразильский писатель – чье творчество не имело к Бразилии вообще никакого отношения. Ни малейшего! Аншиета писал длиннейшие латинские духовные стихи плюс поэму на португальском о св. Урсуле и тысячах ее девственниц-компаньонок, замученных гуннами в Кёльне. В честь дев, которых никогда не существовало на свете, назвали Виргинские острова. Кстати, один из основателей Сан-Паулу.
  28. Опять же, главная героиня романа Аленкара, одноименного.
  29. Жуан Рамальо (1493-1580) — интересная фигура, похожая и непохожая на испанца Гонсало Герреро. Как и Гонсало, он потерпел кораблекрушение и оказался среди индейцев. Как и Гонсало, он долго жил среди них, учил их драться, женился на дочери вождя, вырастил множество детей и совершенно застращал окрестные племена. Но вместо суровой и трагической войны с бывшими соотечественниками Рамальо, вновь обнаруженный португальцами, завязал с ними самые приятельские отношения и даже поучаствовал в основании Сан-Паулу. А вот иезуитов, в том числе и отца Аншиету, Рамальо как-то не любил. Его дети продолжили богатейшую и влиятельную метисскую династию, которую недоброжелатели звали «Мамелюками», в дальнейшем заложившую основы паулизма как движения. Кстати, в числе его потомков нынешняя королева Швеции, Сильвия.
  30. Мария де Фонте – годы жизни неизвестны, факт существования неизвестен. Женщина, якобы начавшая Восстание в Минью (1846) – народное движение за все плохое против всего хорошего, восстание глубоко обиженных на либеральное правительство темных крестьян. Обид было две: попытки умереннейших либералов у власти хоть как-то ограничить церковь и кадастровый учет земли (крестьянам вовремя разъяснили, что это для продажи всей Португалии англичанам, порционно этак). Потом все это переросло в некрасивую восьмимесячную гражданскую войну либералов с консерваторами, так называемую Патулейю. Мария де Фонте, модельная патриархальная женщина, если и существовала, то померла в безвестности.
  31. Педру Фернандес Сардинья в 1552-1556 был епископом Байи, таким образом будучи первым епископом Бразилии вообще. Сдав свое служение, он попытался отплыть назад в Португалию, но его корабль сразу же затонул, и епископ был в торжественной обстановке съеден индейцами каете.

Перевод: Сергей Вейс

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

1 Комментарий на "Манифест каннибала (Освальд де Андраде, 1928)"

Sort by:   newest | oldest | most voted
Участник

Спасибо, большое. Это было очень интересно и необычно.

Вот только очень не удобно переходить по сноскам и обратно, особенно если читать с телефона.

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть