Властелин ГУЛАГа

Тропа всё шла вверх. Вскоре, за очередным поворотом, открылся прямой как стрела отрезок её, упиравшийся в тёмное отверстие в склоне горы Харнаурды-Кеу, – вход в шахту №23Е. В небе тлело тускло-красное солнце, но вокруг Харнаурды-Кеу всё было мертво. СССР замер, ожидая рокового удара.

Симеон подошел к зияющему устью и заглянул внутрь. Там было темно, холодно, и воздух сотрясался от какого-то глухого рокота.

– Феодор, Феодор! – позвал Симеон. Ответа не было. Некоторое время он стоял, и сердце у него колотилось от безумного страха, потом кинулся внутрь. За ним бесшумно, как тень, проскользнул Васька Горлов.

Сначала Симеон ничего не увидел. Тогда он торопливо извлёк Заветную Керосинку, но и она горела тусклым светом, и ничуть не осветила холодного мрака. Здесь, в самом сердце владений Сталина, у истоков его древней мощи, все другие силы подчинялись ему. Симеон неуверенно сделал в темноте несколько шагов, и тут вдруг впереди вспыхнуло тёмное пламя, взметнулось вверх и лизнуло высокий тёмный свод.

Тогда Симеон увидел, что стоит в длинной пещере, уходящей глубоко в недра Харнаурды-Кеу. Неподалёку от входа стены и пол рассекала глубокая трещина, из которой исходил багровый свет. Снизу всё время слышались рокот и пыхтение, словно там работали огромные мехи.

Свет снова усилился, и на краю трещины, у самой пропасти, Сэм увидел Феодора – серый силуэт на красном фоне – неподвижного, словно окаменевшего.

– Феодор! – крикнул Симеон.

Феодор пошевелился и вдруг заговорил. Такого звучного и мощного голоса Симеон никак не ожидал от него услышать. Этот голос легко заглушал рокот шахты и отразился эхом от стен и сводов.

– Я пришёл, – произнёс он. – Но теперь я передумал. Кольцо моё!

Что-то сильно толкнуло Симеона в спину, и он отлетел в сторону, ударившись головой о каменную стену так, что потемнело в глазах. Но всё же успел заметить метнувшуюся мимо тень.

***
В тот момент, когда Феодор надел Кольцо и объявил себя его властелином, Тёмный Владыка на кунцевской даче вздрогнул и упал, скребя ногами по полу. Ибо он увидел, какая смертельная опасность грозит ему и сколь тонка нить, удерживающая его судьбу.

***
Симеон встал. Его слегка оглушило, и кровь из ссадины на голове заливала глаза. Он с трудом шагнул вперед и увидел странное и страшное зрелище. На краю провала плясал, как сумашедший, Васька, высоко держа Кольцо с торчащим в нём откушенным пальцем. Кольцо сияло, словно действительно было выковано из живого огня.

– Ебать! Моё! Сука, моё! Оно моё, блядь! – выкрикивал Горлов. И тут, не сводя алчных глаз со своей добычи, он оступился, покачнулся, на мгновение застыл на краю пропасти и с воплем рухнул вниз. Из глубины навстречу ему взметнулся огромный язык пламени, ещё раз долетел жалобный крик «Сука!» – и замер.

Долгий грохот родился в недрах Харнаурды-Кеу. Тёмное пламя вымахнуло из шахты и лизнуло своды. Грохот перешёл в рёв, гора содрогнулась. Симеон подбежал к Феодору, поднял его и вынес наружу. И тут, на хребте Полярного Урала, высоко над тундрой, его сковало такое изумление, что он стоял, позабыв обо всём на свете, и только смотрел, чувствуя, что каменеет от страха.

Его глазам открылась гигантская бурлящая туча. В её недрах проглядывали невиданные башни и бастионы Чёрного Кремля, высокие, как горы над бездонными пропастями, глухие темницы подземелий, огромные стальные ворота – всё это разом исчезло. Башни рухнули, и горы обвалились, стены распались, огромные столбы дыма и пара росли всё выше и выше, их вершины изогнулись как гребень колоссальной волны, этот гребень вскипел и пал на равнину.

***
Последними предсмертными видениями бывших монахов Феодора и Симеона, сбежавших из Речлага в компании з/к Василия Горлова (который планировал выжить в тундре на жестком мясе репрессированных священнослужителей), стали летящие в небе гигантские двуглавые орлы. До этого голодные галлюцинации, подкреплённые индуцированным Феодором коллективным психозом, привели беглецов на склон горы Харнаурды-Кеу. Здесь беглые заключённые Речлага выполнили свою психотическую миссию и мирно угасли среди холодных полярных сумерек.

…а где-то далеко, в двух тысячах километров от того места, скончался Председатель Совета Назгулов СССР, Иосиф Сталин.

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть