«Книга Трот» (перевод книги Эдреда Торсона, главы 11 – 20)

Глава XI

Тогда спросил Ганглери: «В каких же асов следует верить людям?» Высокий отвечает: «Есть двенадцать божественных асов». И сказал Равновысокий: «Но и жены их столь же священны, и не меньше их сила”

(Видение Гюльви, глава 20).

Боги и богини

На вопрос о богах и богинях сложно, точнее, почти невозможно ответить логически, потому что божества как личностные манифестации требуют глубокой связи с практиками традиции. Эти взаимосвязи уникальны и здесь нельзя дать какого-то стандартного общего ответа на вопрос о сущности богов. Единственное, что можно сказать – боги и богини РЕАЛЬНЫ, их множество, они собраны в своего рода божественую общность, и они зависят от нас не меньше, чем мы зависим от них.

Что есть боги? На этот вопрос можно дать множество ответов, которые зависят от уровня понимания конкретного практика в конкретный момент времени. Настоящие боги, как и настоящие люди, не одномерные сущности, на которых легко наклеить ярлык и сунуть в коробку. Одни понимают богов как исключительно ментальные или психологические конструкты, другие как живых существ, а третьи как силы природы. Трот никак не ограничивает нас в понимании природы богов. Быть верным значит верить в богов и богинь и правильно почитать их – каждого в соответствии с его достоинством в иерархии. Многие практики часто имеют любимых и особо чтимых богов и богинь, которых прославляют парами.

Кому-то идея множества богов может показаться примитивной. Но на самом деле это «пост-модернистская» (и на самом деле вечная) идея. Сегодня в нашем пост-христианском мире мы уже естественным образом возврашаемся к системе наших древних богов. В так называемом плюралистическом обществе нам открыт любой стиль жизни и любые ценности. Для каждой из таких ценностей существует свой символ как ее квинтэссенция. Различные боги и богини это живые средоточия глубоко укорененных ценностей – в отдельных людях и целых культурах. Чтобы понять, о чем речь, достаточно привести один пример. Мы неслучайно называем наших секс-символов «богинями» – через них проявляется сила Госпожи Фрейи. Ее живые подобия помогают продавать все, что угодно: от автомобилей (еще один символический образ – конь) до зубной пасты. Если вам требуется доказательство реального существования богов и богинь, просто оглянитесь вокруг.

Древние знали, что человека делают тем, что он есть, переданные ему от богов дары. (Прорицание Вёльвы, стих 17-18). Через эти дары мы напрямую познаем богов, это то, что мы делим вместе с ними. Боги и богини – наши высшие предки. Мы тем или иным путем происходим от них, телом или душой. В этом причина того, почему мы, как бы ни пытались, не можем «порвать отношения с богами». Наша связь с ними не результат «соглашения» – она в крови. Пока существуем мы, существуют и боги.

Имена и характеры богов различны. Разные племена имели различные пантеоны либо расставляли приоритеты почитания между общими богами. Каждый член сообщества был вовлечен в личностное переживание божественного. Каждый человек должен был обрести своего наиболее близкого и понятного ему бога. При этом совсем необязательно сыну или дочери почитать божеств своих отца или матери, потому что формы религиозного опыта в трот бесконечны.

Существует две основные семьи или группы богов: асы и ваны. Часто их силы переплетаются для достижения определенных целей. Асы символизируют силу сознания и власти под контролем сознания, а ваны – естественные силы природы. Пересечение этих двух полей определяет характер человеческого опыта; сущность трот состоит в том, насколько эффективно и правильно в связи с человеческим опытом они сочетаются.

Из всех богов германских племен самый могущественный – верховный бог Вотан. Главная его сила – в душе и разуме. Он податель духовных благ, которые позволяют нам познать самих себя и мир – и в этом корень его превосходства над другими богами. По этой причине его зовут Все-Отцом. Он покровитель рун (мистерий), экстаза, поэзии, магии, смерти и тысяч вещей помимо этого. Имен у него тоже много, потому что все, что мы можем назвать, несет в себе его частицу. Подход к Вотану требует смелости и часто безрассудности, потому что он столь же непостоянен и таинственен, как и движение наших мыслей. Вотан – покровитель независимой силы королей и жрецов, тот, кто дает силу всему, независимо, насколько оно друг от друга отличается. Но в древности Вотан не был популярным божеством, хотя главенство его признавали. За ним следовали только избранные – и обычно это кончалось для них несчастьем.

Также могущественным богом был Тиу, бог рационального ума, покровитель нашей способности рассуждать и приходить к верным выводам. Именно его сила стоит за рациональными законами космоса и человеческого общества. Тиу – бог закона, порядка и независимых суждений. Тиу способен судить лишь то, что правильно, отдавая ему свое предпочтение, но внутренная убежденность в нашей правоте заставляет обращаться к нему за победой. Поступая таким образом, мы выражаем этим доверие к самим себе, а не только к Тиу. Кроме того, этот бог дарует силу индивидуальному я служить интересам целого, что также отделяет этого бога от масс. Путь его требователен и часто неблагодарен.

Величайшая среди богинь – Фригг. Она царица богинь и объединяет их всех в одной иерархии. Фригг не просто богиня плодородия, какой некоторые пытаются ее представить. Ее сила простирается как на дом, так и на общество – божественное и человеческое.

Тунар – древний бог войны, хотя и не главный в этой ипостаси. Со своим могучим молотом Мьелниром он – главный защитник богов и людей. Он мощный, сильный и полагаться на него стоит превыше остальных богов. Основное его качество – физическая сила, и он воплощает всю физическую силу мира – на службе богов и людей.

Среди ванов нужно прежде всего назвать богиню Фрейю. Имя ее означает просто «Госпожа». Силы ее с Фригг равны, но по характеру очень различны. Фрейя воплощает силы магии, сексуальности, любви, циклического развития и войны. Она владеет формой магии, называемой сейд – которой и обучила Вотана. Фрейя покровительница эротики, идущей за пределы простой «плодовитости» и уходящей в область собственно сексуальности. Ее сила в том, что она управляет процессом становления вещей, роста, смерти и возрождения. Это часть колеса года, ведущая к здоровью и благосостоянию, когда она работает вместе с братом-близнецом Фреем. Когда половина павших в битве воинов отправляется в Вальгаллу и становится армией Одина, вторая половина отправляется к Фрейе, чтобы быть с ней в Folkwang. Среди ванов Фрейя соединяет все вещи вместе в чем-то вроде тайной области, точно также, как Один среди асов.

У Фрейи есть брат-близнец Фрей, чье имя означает «Господин». Так же как Фрейя вовлечена во внутреннюю таинственную работу, Фрей вместе со своим отцом / матерью Ньйордом управляет внешними формами. Он воплощает проявленные силы здоровья, благосостояния, мира и удовольствия. Поэтому он называется Господином Этого Мира и неудивительно, что он вместе с сестрой Фрейей был одним из самых популярных божеств на севере. Фрей – это отражение среди ванов той высшей власти, которой наделены Один и Тиу среди асов.

Для практиков пути совершенно естественно читать и изучать древние сказания, медитировать над ними, развивая глубокие внутренние связи с одним божеством или несколькими. Раньше этот процесс начинался в детстве, потому что сказания о богах были известны всем. Сегодня же изучение их должно стать актом сознательной воли.

Из этого краткого описания ясно, что боги и богини трот формируют глубоко переплетенное «сообщество силы». Нити, струящиеся сквозь и между богов, показывают, как они взаимосвязаны и как работают вместе.

Как мы уже сказали, есть два основных класса богов – асы и ваны. Часто их силы переплетаются для достижения определенных целей. Асы символизируют силу сознания и власти под контролем сознания, а ваны – естественные силы природы. Пересечение этих двух полей определяет характер человеческого опыта; сущность трот состоит в том, насколько эффективно и правильно в связи с человеческим опытом они сочетаются.

Боги и богини наших предков, кем бы они ни были, все еще находятся в нас. Они живут, пока живы мы. Они могут спать, пребывать в молчании, но их нельзя уничтожить, пока нить естественной связи тянется от поколения к поколению. Смысл трот состоит в пробуждении их ото сна. Трагические события двадцатого века свидетельствуют, что боги начинают пробуждаться. И сколь бы неприятны и неэффективны ни были эти события, они все равно говорят о пробуждении божественной силы. Ни одно движение «возрождения» не сделает больше, чем они.

Сейчас сила богов уже проявилась, и мы лишь питаем ее, делая это через благословения, регулярное приношение даров, и что более важно, развитие нашего сознания и укрепление сердца, чтобы суметь верно расслышать и понять слова и пути богов, чтобы они стали для нас реальны. Рог нашего внутреннего я нужно укрепить, чтобы он не треснул, когда сила богов будет проходить сквозь него. С каждым верно проведенным благословением и верно поднесенным даром мы становимся еще сильнее.

Глава XII

Лестница бытия

То, что богов и богинь много, доказывает тот факт, что и людей, мужчин и женщин, столь же много, и все они разные. Поэтому вполне логично, что есть несколько типов богов и несколько типов людей, и эти типы соответствуют друг другу. Каждый из этих типов, различаясь сущностно, преследует свои особенные цели. Чтобы все они работали вместе на общее благо и были уверены в достижении собственных целей, боги работают в гармоничной взаимосвязи, важной для их бытия и выживания. Связь эта базируется на древней идее классификации богов по различным качествам на три класса. Система эта столь же стара, как и наш язык, в ней выделяется высокое-высшее-наивысшее и хорошее-лучшее-наилучшее из всех вещей.

Люди, как и боги, тоже делятся в соответствии с этой иерархией. Чтобы знание было получено, чтобы война была выиграна, чтобы семя было посеяно, выращено и сжато, мы должны работать сообща. Различные уровни и особенные черты каждого бога легко увидеть, если мы поймем, что мир богов отражает на ином уровне мир человеческий, и что перед каждым человеком тоже стоит своя особенная задача. Сегодня наш мир страдает от проклятия безликости – все одно и и ничто и каждый – никто.

Божества в трот делятся на три группы по трем качествам: власти, силе и производительности. Власть это то, что позволяет отличать верное и истинное и эффективно работать с этими вещами, достигая поставленных целей. Сила – физическая сила для достижения цели, а также необходимая для защиты целого от разрушения силами, чуждыми этим целям. Производительность (созидание) – способность обеспечивать целое всем необходимым для достижения поставленных целей, продолжая его существование. Качества эти должны быть упорядочены следующим образом: власть должна управлять силой, а созидание служить интересам целого под контролем власти. Король управляет воином, а фермер или рабочий трудится на общее благо. Если этот баланс рушится, происходит катастрофа. Если начинает доминировать воинский дух (как в нацистской Германии), это не приведет ни к чему, кроме войн и разрушений. Если начинает доминировать дух рабочий (как в бывшем Советском Союзе), за этим следует стагнация и жесткость системы. Это не «естественные законы» как таковые, а скорее законы божественного порядка, законы богов, управляющие сознанием человечества. Эти законы были переданы человечеству вместе с тройным даром Одина – Вили – Ве (Младшая Эдда, глава 9) и вместе с порождением человечества Одином или Ригом.

В трот боги Тиу и Один покровительствуют высшим силам сознания. Тунар – бог физической силы, а ваны, в особенности Фрейя и Фрей, божества производительных сил природы.

В рамках общества эти силы нужно развивать, усиливать и оценивать по достоинству и тому, как они соотносятся друг с другом в земном мире. Но те же самые силы и то, как они классифицированы, нужно различать в каждом мужчине и женщине. В каждом из нас есть что-то от могучего мага, воина и фермера. Каждый сбалансирован таким образом, что находится в том или другом лагере, и здесь водительство богов становится жизненно важным фактором.

Возвращаясь к этим традиционным вечным ценностям, практик не только возвращается к здоровому и полноценному бытию, но помогает вернуть баланс всему окружающему миру, испорченному многовековой христианизацией, стремившейся отнять у человечества ощущение духовной власти, физической силы и жажды бытия. Все то, от чего нас требовали отречься. Возвращая эти качества на законное место, мы поразим христианство на поле битвы человеческого сердца.

Глава XIII

Правда о богах

Боги и богини реальны и рассказы о них правдивы. Они существуют за пределами индивидуального человеческого понимания. В наших силах пробудить их и заставить заснуть вновь, но пока живы мы, живы и они. Боги и рассказы о них, мифы, несут в себе вечные истины, которые актуальны сейчас не меньше, чем две тысячи лет назад. Как и всякое живое существо, боги и богини могут меняться, расти, хотя и очень медленно по нашим меркам. Чаще, однако, меняются не сами боги, а наши представления о них, поэтому, чтобы остаться верными им, нам следует определиться со своими представлениями.

Когда человек начинает терять веру в богов, для него типично смещать области их бытия на низшие планы существования. Именно это произошло с греческой и римской религиями, когда многие мыслители стали склоняться к мысли, что боги на самом деле когда-то были героями туманного прошлого, которые своими чудесными поступками или наоборот необычайной хитростью и коварством убедили людей в своем божественном происхождении, либо же они стали богами по прошествии многих лет. В целом это была довольно убедительная гипотеза, вполне «рациональная» и привлекательная, потому что, в частности, христианство делало особый акцент на человеческой форме Иисуса. В любом случае, вера в то, что Водан когда-то был вождем и шаманом, который вывел из Азии племя асов и завоевал север, провозгласив себя королем и став впоследствии обожествленным, крайне вредна для живого духа традиции.

Прежде всего следует заметить, что такие мифы изначально создавались в классической античности в то время, когда вера в богов стала иссякать – не самое лучшее начало, согласитесь. Кроме того, надо понимать, что христианские монахи пользовались такими мифами как анти-языческой пропагандой: старые боги были искушавшими людей зловредными демонами, а потом пришел Христос и всех спас. Одним махом все древние боги стали монстрами, статус их упал почти до человеческого; также многие были низведены до исторических фигур, которые давно мертвы и их можно вычеркнуть. Разумеется, план церковников сработал лишь частично.

Кому-то нравится думать, что боги были одновременно историческими личностями и сверхчеловеческими силами. Тут есть две проблемы и первая из них, в том, что боги не были, они есть. Перенести богов исключительно в прошлое значит оставить их в полумертвом состоянии. Вторая проблема состоит в уникальности. Если Водан все-таки был этим доисторическим вождем, то он неизбежно попадает в ловушку истории: когда бог становится человеком и этот человек умирает, значимость бога падает почти до нуля и его забывают. Бог становится заложником своей уникальной манифестации. За примером далеко ходить не надо, достаточно посмотреть, что случилось с Христом.

На самом деле боги и богини могут принимать человеческую форму, проявляясь в преданных служителях, жрецах или тех, кто посредством особых техник может связываться с ними для каких-то своих целей. Успех этого все равно зависит от понимания живой вневременной природы богов, потому что, если бог мертв, как может он проявиться через кого-то?

Что дает нам точка зрения, что боги когда-то были людьми? Ничего: потому что в таком случае они могут умереть. «Что толку от трупа?», вопрошает Один в Речах Высокого. Гораздо мудрее считать, что боги и богини бесконечно живые сущности – и сегодня и в былые дни.

Глава XIV

Земля и мир

Самая злобная и коварная пропаганда, распространяющаяся о подлинном характере нашего древнего язычества, состоит в том, что оно было банальной формой «поклонения природе». Однако открытый вгляд на мифологию и сказания нашего народа покажет, что нет ничего более далекого от истины, и на самом деле именно христианство – скрытая форма поклонения природе. Обвинения христиан в «поклонении природе» – просто их же собственные страхи, спроецированные на нас. К сожалению, доктрины материалистического сциентизма, последовавшего за христианством, шли примерно в том же направлении. Многие из ранних исследователей мифологии, придерживающиеся эволюционной модели, считали, что древний человек поклонялся природе, а затем пришла «религия» (то есть христианство) и в конце концов наука, чтобы спасти человечество от всех его предрассудков. Но материалисты обманывали себя не меньше христиан. Они на самом деле «поклонялись природе»!. В природе один закон, у христианского бога один закон, наука тоже ищет один закон, объясняющий все. Подлинный дух трот же имеет много законов и путей.

Мы в трот глубоко чтим природу и любим ее за то, что она есть и за то, что она дает нам, а не за то, чем она не является. Природа была прежде богов и богинь, прежде, чем человек пришел на эту землю. Боги-носители первосознания Один, Вили и Ве восстали против естественного порядка, убили Имира и создали новый мир, основанный на их понимании высшего порядка вещей. Силы природы – йотуны, великаны и турсы – враги этого порядка, пытались, будучи слепыми стихийными силами, уничтожить божественные крепости духа, воздвигнутые в Асгарде и Мидгарде.

В самом Мидгарде органический движитель человеческой жизни (в мифологии символически представленный деревьями) существовал прежде богов, они же наделили человечество духовным центром, близким самим богам. Во всем этом мы видим один и тот же момент естественного бытия, отдельного от духовного существования богов. Боги и богини нуждаются в природе для достижения цели расширения империи сознания так широко и глубоко, как это возможно – но при этом отношения богов, а следовательно, и людей, с природой двойственны. С одной стороны, природа – полезный партнер в достижении некоторых целей, но также и источник бесконечного удовольствия и полигон для богов – Мидгард есть отражение Асгарда. Высшее человеческое наслаждение это священная гармония тела и души, возможная только в Мидгарде. Реализовать себя боги могут только через Мидгард. Но силы природы, работающие не в союзе с богами, представляют величайшую опасность благородным божественным целям. Все люди могут чувствовать это амбивалентное отношение к природе на примере своего жизненного опыта.

Благие аспекты природы отражены в трот в форме благой земли Мидгарда, а также мудрых йотунов, заключивших союз с асами и ванами. Но, невзирая на наш союз, между Миром и Землей все равно остается противоречие. Земле можно поклоняться (как это делает большинство йотунов) как благому воплощению Природы, что также находит свою реализацию в трот. Слово «мир» (world) представляет собой сочетание слов wer(e), что значит «человек», как в слове werewolf, и «древний» (old), что раньше также означало «возраст» или aeon. Поэтому were-old или «век человека» означает духовное существование и опыт бытия человеком, контрастирующий с физическим или естественным существованием Земли. В том мире, где существуют боги, могут существовать и люди – по крайней мере, та их часть, которая отличается от животных и сотрудничает с богами. Земля – самое прекрасное выражение Мидгарда, и она считается благой, потому что основная масса зла и негатива занесена сюда из Утгарда.

Работа в трот происходит на благо богов и богинь, представляющих собой нечто отличное от «естественных законов». Если в трот чему-то и поклоняются, то только путям этих богов и обычно в союзе с силами природы, особенно теми, где главенствуют ваны. Однако среди асов и особенно Одина эти пути часто могут казаться странными и неестественными. Трот учит подлинной справедливости всего спектра возможностей – и в действии продолжает работу божественного восстания.

Глава XV

В былые ночи

Время – не то, что мы чаще всего под ним подразумеваем. Иудео-христианское понятие линейной, исторической природы времени – что бог создал мир из ничего, он прогрессирует (согласно божественному «плану») и в итоге свернется как старый ковер – прочно вошло в наши мифические представления. С другой стороны, капиталистическая, если угодно, назовем ее «протестантской», рабочая этика привела к похожему восприятию нашей собственной жизни и повседневного существования. Модель времени, что у человека присутствует изначально или была навязана ему другими, обладает «магическим» эффектом. Меняя способ восприятия времени в большом и малом, вы меняете взгляд на мир. Христиане яростно нападают на такую позицию – возможно, неосознанно – потому что их миссией всегда было отрезать человека традиции от его прошлого и бросить его в созданное ими же «будущее».

Время на самом деле далеко от понятия прямой линии и вообще его нельзя ограничить, думая о нем так или эдак. Мы можем влиять на время и формировать его нашими собственными мыслями. По собственному опыту известно: когда нам скучно, время тянется долго; когда нам хорошо, время буквально летит.

В традиции трот мы также можем влиять на время разными способами. В девятой главе мы уже видели, как, согласно природным циклам, формируется год. Циклическое время важно для правильной работы энергий воспроизведения и регенерации. Время всегда возвращается в самое себя. Сделанное в священные моменты года – подвижная материя в руках преданного практика. Если благословения проведены правильно, если дары переданы достойно, цикл вечного возвращения неизбежно выведет нас на новый уровень преуспевания.

Извечный круг праздников не единственный способ работы с временем. Наш собственный язык демонстрирует германское восприятие времени как независимой реальности двух «времен» – Прошлого и Настоящего (или не-прошлого) – «тогда» и «сейчас». Мы это видим в единственной форме настоящего времени »I am» и единственной форме прошедшего »I was». Если мы хотим предпринять какое-то действие в будущем, то должны прибавить «вспомогательный» глагол (также в настоящем времени) – »I will be». И это не теоретический трюк, а повседневная реальность, точно такая же, как оставшиеся в названиях дней недели имена богов и богинь.

Прошлое в такой картине мира известно и реально, в нем мифы и вековая мудрость пословиц народа – но также основы законов и другие аспекты знания предков. «Великое Тогда» – огромное поле смыслов, глубоких и неоднозначных. «Сейчас» – острие меча, бесконечно узкое, сила и тяжесть стоящие за ним, – Великое Тогда, пронзающее море неизведанного, расстилающееся перед нами. На наш взгляд, это более реалистичное понимание времени и человеческого опыта, дающее, в том числе, надежду и смысл, опирающиеся на знание прошлого, куда мы входим через годичные праздники. Работы, совершающиеся в это время, когда мы слышим и читаем истории о богах и героях – все служит правильному пониманию «будущего», ведь мы делаем его более понятным. Связывая себя с великими деяниями богов и предков, мы становимся похожи на них и, следовательно, достойно встречаем грядущее.

Сейчас мы должны спросить себя, какова природа этого «Тогда» в модели «прошлое / не-прошлое»? Разумеется, оно не имеет ничего общего с иудео-христианской или марксистской схемой линейного времени, в которой прошлое мыслится как цепь отдельных событий и действий, обретающих смысл только будучи вписанными в монотеистический план, историческую диалектику и так далее. Короче говоря, это реальная история как предустановленная схема, где события движутся от одной точки к другой.

Время, всегда и прежде всего, объект наших с ним манипуляций. Это верно в отношении настоящего и вдвойне верно в отношении прошлого. Чаще всего мы влияем на время бессознательно – например, помним то, что хотим помнить. Поэтому Тогда это не выборка случайных действий в прошлом, а, скорее, внутренний ментальный паттерн, который мы формируем силами собственной души. Человек запоминает события прошлого, как правило, в согласии с заложенными в нем моделями отношений, и это касается в том числе целых культур. Лишь недавно историческая наука пришла к пониманию предмета своего изучения как сложной мозаики трактовок, недомолвок, искажений, выдающих желаемое за действительное, и скудных фактов, обращение с которыми лежит на совести исследователя. Нетрудно понять поэтому, что знание о том, что на самом деле произошло – даже в «недавнем» прошлом – достижимо с большим трудом.

Итак, что же у нас есть? – всегда только то, что необходимо и по-настоящему ценно. Мы видим, что в традиционном понимании времени Тогда выполняет крайне важную функцию формирования отношения к будущему и работает на общую динамичную эволюцию – бесконечный рост в циклах существования. Стагнация – не для нас, важна динамика и движение, потому что, как известно, движение – жизнь, стабильность – смерть.

Прошлое, кроме того, это пространство, где разворачиваются легенды и мифы, которые, как ничто другое, достойны памяти, ибо они всегда истинны. Мудрость Эдды актуальна сейчас не меньше, чем в древности. Мифы – не забавные истории из прошлого, но вечные и подлинные ИДЕАЛЫ, которые мы желаем утвердить силой своей воли над «будущим», делая это с помощью благословений и встреч, когда участники собираются вместе в определенном установленном порядке и пьют священный напиток, произнося клятвы и рассказывая о мифических деяниях богов или предков. В этом ритуале участники входят в великое Тогда, населенное богами и героями. Они гармонизируют себя и затем начинают усваивать суть великого Тогда. По завершении ритуала участники возвращаются обратно в повседневный мир – но они меняются, усиливая свою связь с миром богов. Вооруженные тем, что они почерпнули в великом Тогда, они готовы пуститься в плавание по морю неизведанного.

Глава XVI

Острие меча

Внешнему наблюдателю трот может показаться чем-то вроде «поклонения прошлому». Это верно в той степени, в какой было понято значение предыдущей главы. Люди, состоящие в близком контакте с тем, что сущностно и вечно для них, способны не просто справиться с изменчивым будущим – они могут овладеть им. И снова мы должны обратиться к примеру японцев, которые за прошедшие двести лет продвинулись от феодального до высокотехнологичного общества – не предавая традиционных ценностей, более того, именно в них черпая силу.

Традиционное понимание «мифического» Тогда работает на максимально эффективное завоевание неизведанного мира будущего. Острие меча всегда направлено вперед. Поэтому, ритуально фокусируясь на событиях Прошлого, мы глубже осознаем себя в Настоящем – и способны формировать грядущее. Некоторые участники движения германского возрождения словно бегут из настоящего и пытаются вернуться в прошлое, предавая тем самым заветы предков, потому что Великое Тогда призвано сделать наши руки крепче, а мечи острее, чтобы быть Здесь и Сейчас, и успешно двигаться в будущее. Те, кто боится настоящего, дрожит перед океаном неизведанного, те, кто хочет сбежать в прошлое и чувствовать там себя комфортно, поступают так потому, что далеки от глубинной мудрости предков. Тех же, чьи сердца укреплены преданностью древнему знанию, узнают по делам их. Они, как и предки, не боятся грядущего, но держат наготове свои клинки – и бесстрашно отправляются в ночь.

Глава XVII

Они не дышали,
в них не было духа,
румянца на лицах,
тепла и голоса;
дал Один дыханье,
а Хёнир – дух,
а Лодур – тепло

(Прорицание Вельвы, стих 18).

Душа

В сердцевине всего находится человеческая душа и именно ей мы оцениваем мир и землю. Ни одна другая область знания не была так испорчена вторжением христианских сил, как наша «естественная» психология или просто «учение о душе». Если человек в чем-то хорошо разбирается и знает это в деталях, его язык обладает большим количеством слов, описывающих эту вещь во всех нюансах. Мы часто слышим, что у эскимосов в распоряжении множество слов для определения снега и белого цвета, поскольку они прекрасно знакомы с этими вещами и могут различить для других, казалось бы, одинаковые предметы. Древние германцы также знали огромное количество слов для «души», «духа», «разума» и так далее. Важно это по двум причинам. В первую очередь, это говорит о том, что они были близко знакомы с этими вещами – а во-вторых, что они пользовались этими терминами в «техническом» смысле, не обращаясь к догме или психологической школе. Это глубокое понимание, заложенное в самом языке.

Восстановление утраченного понимания германской души будет единственным ключом для возвращения к жизни высохших корней трот. Неслучайно, что серьезная работа по изучению природы человеческой души – свободная от суеверных догм христианства – и возрождение знания бога души Одина – начинается в одно и то же время. Невзирая на многие неверные выводы и тупики, которые допускали многие исследователи – прогресс все равно был достигнут. Возможно, ни одна другая современная психологическая школа не оказалась в этом отношении более полезной, чем исследования швейцарского психолога Карла Юнга.

Но мы представляем здесь попытку восстановить древнее традиционное знание о душе в том виде, в каком его понимали наши древние предки. Также потребуется восстановить естественную терминологию, касающуюся «души». Мы сделаем первый шаг в этом направлении, когда поймем, что «душа» не одна, их много, и для них всех нет какого-то одного слова – кроме «я», объединяющего все аспекты многочисленных «душ». «Я» находится в центре душ, там, где они объединяются в одно. Это нельзя назвать естественным феноменом, но, скорее, тем, над обретением чего мужчина или женщина должны работать. Также надо понимать, что в трот нет резкого разделения на душу и тело, имеющего место в христианстве. Мы говорим о системе тело-душа-разум для более полного понимания не только того, чем эти части являются по отдельности, но и того, как они связаны друг с другом.

Рисунок 17.1 демонстрирует традиционное понимание структуры человеческой души, хотя, разумеется, не исчерпывающее. В объяснении этой диаграммы мы начнем с центра и с самого знакомого, постепенно двигаясь вовне.

В самой сердцевине мы видим я, один из самых загадочных из-за внутренней глубины, но вместе с тем знакомых нам по повседневному опыту аспектов души. Оно растет и становится сильнее, питаясь нашими подлинными деяниями и глубоким внутренним опытом.

Lyke или лич это «тело», физический движитель, с которым соединены почти все аспекты души. Лич – тот путь, которым мы приобретаем опыт и который позволяет нашей воле эффективно действовать. Лич ни в коем случае не враг души, как постараются убедить вас некоторые, но в целостной схеме на самом деле ее лучший друг, поскольку позволяет человеку существовать в Мидгарде – его истинном доме, находиться на своем месте и делать свое дело. За пределами тела находится загадочный плазмический квази-материал, из которого обычно формируется тело. Проще всего его назвать формой, а традиционное его название hyde.

Hyde – интеллектуальная и аналитическая составляющая человека, где воплощаются его «разум» и воля. С этой частью души крепко связана myne, отражающая часть разума, и здесь находится источник памяти предков, а также личных воспоминаний. Два этих аспекта должны работать в близкой гармонии друг с другом – myne предоставляет hugh материал, с которым тот должен работать, и оба они работают вместе над поиском правильных ответов. Эти аспекты души отражены в двух воронах Одина: Хугине и Мунине.

Athem – дыхание жизни, оно позволяет всему существу питаться энергиями, поддерживающими его жизнь, и «соединять вместе тело и душу».

Другие аспекты души более загадочны и редко переживаются напрямую, хотя иногда мы можем чувствовать их при пробуждении или видя сны. Для важного аспекта силы Одина есть слово wode или силы вдохновения, даже «мании», как назвали бы это «греки». Переживание этого экстраординарно и составляет «измененное состояние сознания». Двойник может быть интерпретирован в традиционном понимании как отдельная от человека сущность, однако прикрепленная к нему на протяжении всей жизни. Она составляет канал, по которому с ним общаются боги, и воплощает все, чем он когда – либо был как хранилище образов и сил за границами своей жизни и самого Мидгарда. В ней хранится весь его опыт, чтобы он мог им воспользоваться за границами своей жизни и продолжить работу. Двойника очень редко можно ощутить напрямую, и в основном он появляется незадолго до смерти, когда человек «угасает». Двойник отвечает за феномен «проходящей перед глазами жизни» перед смертью или появления призрачных женских фигур в это время. Показывается двойник в образе существа противоположного человеку пола и нередко несет черты хранителя, и в таком случае его называют смотрителем. Близко связана с двойником удача человека, и в этом случае в нем хранятся все следы движений, совершенных телами, с которыми был связан двойник. Мы это еще обсудим в следующих двух главах. В техническом смысле душа есть психическое тело или «тень», воплощающая «Я» после смерти lyke.

Это знание о традиционной природе человеческого существа во всех его сущностных аспектах сочетается с пониманием учения о перерождении или судьбе, связанной с ним, и может привести к трансформирующим эффектам, которые практик трот желает внести в свою жизнь. Тем не менее, тому, кто хочет глубже погрузиться в эти области, следует обратить внимание на руны.

Глава XVIII

Одно лишь в ответ
вымолвил Хёгни:
»Пусть не мешают
долгой поездке,
не вернется она
никогда оттуда!»

(Краткая Песнь о Сигурде, стих 45)

Перерождение

Многие сейчас пытаются заставить нас поверить, что у наших предков были бессвязные идеи, касающиеся участи человеческой души после смерти. Это не так! Хотя наших предков никогда не связывала жесткая догма, они основывали свой опыт на непосредственном переживании, проницательном наблюдении за природой и интуитивной мудрости. Форма знания, которую они развивали, была скорее комплексной, но не более сложной, чем разнообразный мир и отраженная в нем человеческая душа. Эта элегантная сложность шокировала не только бесхитростных монахов, но и ученых девятнадцатого века. Это знание казалось им разрозненной массой взаимно противоречивых концепций – им никогда не приходило в голову, что такое знание могло одновременно находиться в голове людей, озабоченных самопознанием и повседневными заботами Мидгарда.

Душа, как нам уже известно, состоит из нескольких сущностей, у каждой из которых своя особая задача. Кому-то может показаться удобным считать эти аспекты «уровнями сознания» или «состояниями бытия». Хотя такие аспекты как hyde или hugh важны в отношении таких явлений, как участь человеческой души после смерти, для процесса возрождения или реинкарнации гораздо важнее двойник. Двойник может переходить от одного человека к другому после смерти, точно также, как счастье может переходить частично или целиком от одного человека к другому. Именно такие странствия двойника после смерти и называются в строгом смысле слова реинкарнацией.

У разных аспектов души разная участь после смерти. Hugh может отправиться в Вальгаллу или Хель или любое другое место. Hyde может остаться с lyke на погребальном холме – либо если тело сожжено, оба они погибнут, оставляя hugh и другие аспекты освобожденными. В древности считалось, что hyde, оставаясь связанным с lyke, порождает феномен «ходячего мертвеца».

Двойник и luck могут возрождаться внутри клана или племени в течение поколений. Недавно умершие предки могут, как считалось, возрождаться в новорожденных. Эти различные верования не конфликтуют друг с другом благодаря особой позиции понимания души и мира. Множественность душ и разнообразие функций и участи этих различных сущностей после смерти были атакованы христианством и стали важнейшими идеями, которым необходимо следовать подлинному практику трот.

Здесь нужно подчеркнуть, что люди древности верили не в реинкарнацию сознания вместе с воспоминаниями, а только трансперсональных сил и характеристик – а также в определенные обязательства и склонности. Также это не произвольная, волей-неволей кабинетная форма «реинкарнации», когда души отлетают в отдаленные уголки земли, чтобы переродиться где-нибудь в Китае или Полинезии. Возрождение происходит в форме прямого контакта между одним человеком, теряющим своего двойника, и тем, кто его приобретает. Этот контакт может быть генетическим или физическим. Такая передача также возможна посредством мощного волевого акта.

При естественном ходе событий душа отделяется от умирающего и остается в Хель (месте обитания мертвых), пока кто-то из клана (кто-то, генетически связанный с умершим), не рождает нового ребенка. После этого двойник возвращается и начинает воплощаться в новорожденном в течение первых девяти дней его жизни. Последняя фаза этой реинтеграции, когда ребенок входит в поток жизни и семейную традицию – имянаречение. Этот ритуал можно понимать как мифическое или ритуализованное продолжение рода, но древние понимали его гораздо шире.

Правильным именем для ребенка было имя его недавно (или давно) умершего предка. Это имя выбиралось либо потому, что предок явился матери, отцу или кому-то из старших родственников во сне в период беременности или семья просто «знает», как правильно назвать ребенка. После этого к ребенку относятся как к воплощенному родственнику – новый носитель становится обладателем сил, способностей и обязательств предка. Однако новорожденный отличается своим уникальным и оригинальным hugh и atem, поэтому здесь пересекаются трансперсональная кровная линия и уникальные личностные качества, идеальная смесь сил и обязательств прошлого с надеждами и возможностями будущего, чтобы славными деяниями добавлять клану удачи и силы. Поэтому народ и клан в равной мере состоят из живых и мертвых, их можно рассматривать как семейное древо с корнями – предками, обеспечивающими непрерывную подпитку из мира мертвых и ветвями, дающими бесконечную энергию из мира живых.

Это целостное тело знания уходит корнями в древние индоевропейские времена. Похожих верований придерживались греки, кельты и фракийцы.

Ведическая индийская форма «реинкарнации» изначально была идентична описанным и только позже превратилась в «моральную систему».

Подлинный человек больше всего желает переродиться в Мидгарде, потому что этот мир идеально нам подходит. Тем, кто не может двигаться вперед и устал от груза души, уготован вечный покой в Хель, тех же, кто озабочен высшим долгом, ожидают залы Вальгаллы. Но для многих благородных и подлинных душ Мидгарда переродиться в человеческой оболочке и в этом мире есть величайшее благо. Цитата из Эдды в начале этой главы – проклятие, произнесенное Хегни над Брунгильдой, который желает ей не возродиться в этом мире.

Вполне понятно, что такая форма верований гораздо лучше «неотмирности» христианства, основанной на манипулятивной пропаганде. Это та метафизика, что дополняет сказанное в десятой главе как практичная религиозная доктрина, обладающая интуитивной аутентичностью. И продолжается этот процесс вне зависимости от того, верим мы в него или нет, и проследить его можно в истории и фольклоре. Но как практическая система понимания и трансформации личности и мира она будет работать лучше, если мы возродим ее исконные принципы.

Из повседневной практической религиозной работы мы знаем, почему так важно называть детей традиционным образом и следовать ритуалу, данному нам предками. Отсекая детей от их ритуального наследия, родители не могут отсечь их от всего комплекса сил и способностей.

Глава XIX

Wyrd

Много раз уже говорилось том, что у германцев свой «фаталистичный» взгляд на судьбу. Во многом этому взгляду мы обязаны германской религией, героической по духу. Поскольку мы сейчас живем в век, нуждающийся в героях больше, чем когда-либо, это становится очень важным моментом для полноценного и современного понимания трот. Однако само понятие «судьбы» сейчас понимается неверно.

Обычно, когда мы слышим слово «судьба», нам прежде всего приходит в голову идея предопределения, то есть того, что некий трансцендентный источник заранее решил, что произойдет с человеком или группой людей. Но для трот это нестандартное понимание. Самые характерные для германского мышления слова, касающиеся «судьбы» wyrd (которое сейчас произносится как weird) и »испытание» (ordeal).

Изначально испытание (or-deal) было результатом действия, совершенного (dealt out) когда-то в древности. Приставка or- означает «изначальный, древний, самый далекий» из идей, обозначенных корневым словом, к которому он присоединяется. Следовательно, «судьба» это результат действия, которое человек – или его двойник! – совершил когда-то. В каком-то смысле она идентична индийскому концепту кармы – который также буквально означает «действие» (с приложением взаимного «повторного действия»). Древненорвежское слово, обозначающее ту же идею – orlog, буквально означающее «первозаконы». Это говорит о том, что действие, совершенное в прошлом, будет продолжать влиять на настоящее. Вся эта идея объясняет метафизику, стоящую за древней германской практикой суда испытанием – это была магическая манифестация правосудия, основанного на действиях прошлого.

Слово wyrd обладает примерно тем же качеством. Это существительное, образованное от древнего английского глагола weorpan,»становиться или обернуться». Следовательно, wyrd это то, что стало (те «дела», которые «совершил» некто), которые влияют на настоящее и грядущее. Древненорвежская форма этого слова urdr, от которой происходит имя первой норны. Когда происходит нечто, несущее жутковатый след произошедшего в древности – мы совершенно правильно называем это weird. Сейчас это слово почти во всех контекстах утеряло свое сакральное значение.

Все это на самом деле объясняет метафизику, стоящую за германской законодательной системой, и лучше всего иллюстрируется Английским Общим Правом, основанным на прецеденте (действии в прошлом), определяющим, какие действия должны быть предприняты в настоящем. Такая позиция составляет четкий контраст с иудео-римской формой закона, основанной на решении высшей силы – бога или короля. В этой последней ситуации мы все чаще обнаруживаем себя сейчас.

Поэтому очевидно, что германский концепт судьбы тесно связан с концептами времени и причинности. То, что было, то и будет, то, что случилось раз, случится повторно. В этом проявляется, как и во многом в трот, простой и здравый подход к делу. Загадка трех норн («сестер судьбы») дает нам дальнейшие ключи к пониманию wyrd. Но только первых двух условий, а не третьего. Эти условия порождены действиями человека, пожинающего плоды этих действий. Норны не обычные агенты, а скорее, нуминозные сущности, которые воспринимают, трансформируют и перенаправляют энергии действия обратно к их истоку.

В комплексе разум-тело эта работа проходит через двойника. Этот аспект души прикрепляется к человеку и воспринимает энергию его действий и того, что происходит в его окружении – двойник облекает эти действия в форму, которая затем может быть возвращена в жизнь человека, где они в конечном итоге и дадут свои плоды. Процесс этот полностью аморален, но по структуре совершенно органичен. Двойник может переходить из одной жизни в другую по семейным линиям, а иногда передаваться магически, независимо от клановых предписаний. В каждом случае аккумулированное действие в прошлом (судьба / испытание) переходит из одной жизни в другую. Совершенно ясно, что германский концепт судьбы сильно отличается от кальвинистской идеи предопределения. Наши предки были способны понять, что они создают свою судьбу своими же действиями в прошлом. Тем не менее легко увидеть, что этот феномен неверно понимается именно как «предопределение» – и следовательно, мы его контролировать не можем – когда события, обуславливающие феномен, затеряны в туманном прошлом (личностном или надличностном).

Человек традиции может захотеть узнать свою судьбу, и это можно сделать в трех аспектах прошлого: личностном, клановом и надличностном. Первое из этих действий содержится в параметрах настоящего, а последние два можно условно считать «прошлыми жизнями» – одна генетически обусловлена, а другая находится за пределами клана. Первую можно исследовать через личностную ретроспективу прошлых действий и событий. Клановую область можно изучить через генеалогию, которая в древности считалась важным источником духовного знания. Надличностное знание мы черпаем из великого хранилища космической памяти, который находится в myne (или, как назвали бы это юнгианцы, в «коллективном бессознательном»). Контакты, достигаемые через связь с этим аспектом души, не следует понимать как «перевоплощение» индивидуальности. Знания из этой области можно достичь через техники рефлексии. Лучше всего предпринимать эту рефлексию через самоуправление или с помощью доверенных друзей, поскольку вариации этой техники выглядят весьма угрожающе среди витринных оккультистов и часто облачены в самые дрянные, банальные и сумасбродные космологии.

Концепции судьбы и испытания играют центральную роль в религиозном мировоззрении трот. Одно из величайших посланий трот человеку в том, что он «должен найти свою судьбу и следовать ей». Для каждого, кто хочет быть истинным и верным, есть особое задание и испытание. Работа по поиску такого задания это работа по поиску своей судьбы. Подходить к этому нужно с точки зрения древней традиции, свободной от иудео-христианских идей предопределения и трансцендентного фатализма. Подлинным практиком трот судьба не манипулирует, он сам отвечает за собственное испытание!

Глава XX

Священные знаки

Как и в любой религии, в трот множество священных знаков и символов. На самом деле множество священных христианских символов было в определенной мере взято из древних традиций трот и родственных мировоззрений индоевропейцев. Во второй части этой кнги я опишу множество священных знаков или жестов (вроде «знака молота») или естественных объектов вроде рога, плуга и так далее. Каждый будет описан в свое время.

Сейчас же мы хотим обратиться к тем священным знакам, что считаются загадочными, таким, как Узел Мертвых или неверно понятым, вроде солнечного колеса или молота Тора. Правильное понимание и использование этих символов естественно для подлинного практика трот.

Узел Мертвых (на старонорвежском валькнут) имеет несколько разных форм. В целом он выглядит как три переплетенные вместе треугольника (3*3=9) либо три рога для питья. Узел мертвых – официальный символ Rune-Gild и пути Одина. Он символизирует силу Одина связывать и развязывать души.

Молот Тора тоже имеет множество форм и вариантов. Когда на севере начало набирать силу христианство, среди оставшихся местных язычников стало принято надевать этот знак и носить его под одеждой как символ верности своим богам. То, что этот знак появляется вновь, говорит о возрождении трот. Следовательно, многие из верных практиков традиции носят сейчас этот знак. Молот Тора это, кроме того, оружие, которым Тор оберегает обитель богов от великанов-турсов.

Как мы знаем, солнечным крестом пользовались национал-социалисты, и этот символ в сознании многих людей ассоциируется именно с ними. Мы не можем позволить историческим событиям диктовать нам, какими символами пользоваться, а какими нет. Солнечное колесо было священным символом задолго до нацистов, продолжая оставаться им и сегодня. Он разделяет свой символизм с молотом Тора (иногда он и называется так же), но идет дальше его значения в область общего космического динамизма и вечного возвращения. Это знак вечного цикла, приносящий благо владельцу.

Ирминсул – знак оси мира, символ восточной ориентации, вектора нашего внимания, символ определенного богом Тиу космического порядка, знаком чьей руны Ирминсул и выступает.

Сердце Фрейи – символ благословения богини и символ допущенных в ее мистерии. «Сердце» это поздняя интерпретация знака, изначально он символизировал женские груди и ягодицы. Это «новое понимание» спасло его от участи мистерий Фрейи, столь ненавидимых церковью.

Мы рассмотрели лишь несколько священных для трот знаков. У каждого бога и богини есть свои священные знаки. Но Молот Тора всегда был превыше всех, поскольку он выражает наш динамичный и энергичный рост, как и намерение защитить и расширить наследие.

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть