Дыролицие ангелы и звездоглавые ацефалы: творчество Forkas’а

Мир Бога-Чудовища, мир дьявольской гордости и красоты, мир дыролицых ангелов и дочерей, восходящих на ложе к отцам, мир навсегда канувшей в небытие однозначной истины, мир несравненного Форкаса (Дениса Костромитина) — вот чем мы решили порадовать конфидентов в этот раз.

Форкас (не зря назвавшийся именем одного из гоэтических демонов) видит мир сквозь собственное «чертово око». Отлично это видно в картине «Габриэль (Сон о Благой Вести)»: трепетно держащий свой извечный символ непорочности, лилию, а также Книгу с Благой Вестью, дыролицый ангел в белоснежных одеждах низвергается на золотых крыльях с небес в сонме змей. Если прав был старик Сведенборг, и все прекрасное и священное демоны видят как ужасное и проклятое, то это истинно демонический взгляд на кроткого архангела.

Прямо противоположен ему Люцифер, представленный в «Люцифере за пологом душ», и уж совсем демонолатричен в этом разрезе пленительный «Сатана» из «Потерянного Рая» Мильтона — несравненная иллюстрация, демонстрирующая личное отношение художника к изображенному.

Понять многие картины художника без мифологического, а часто и чисто оккультного подтекста нельзя. Пример того — «Дочь Короля». «Дряхлый Король» — символ подошедшего к завершению витка творения, будь то кончившийся день или ушедшая эпоха. По логике происходящего следующего витка вообще-то не должно быть, солнце вовсе не обязано еще раз вставать наутро — и то, что каждый раз все продолжается непрерывно, есть чудо настолько же противоестественное, как инцест отца с дочерью, и столь же удивительное, как превращение после такого соития старика в юношу. Форкас нарисовал ту… дочь. Судя по озорному сокрушающему природу сущего во имя чудной прихоти огоньку в глазах, это и правда она. Сюда же можно отнести «Видение Абраксаса» — усвоение художественным методом Форкаса образа того самого Верховного Главы Небес и Эонов, единства Времени и Пространства, петухоголового, змееногого…

Другие картины можно понять, если понимать отдельные оккультные и культурные отсылки, сочетая их в разных соотношениях: если «Ацефал» Форкаса очень и очень близок к изначальному «Ацефалу» Массона, то изображенное на картине The Dance of Asterion Божество-Ацефал, снявшее с себя голову (подобно все тому же ацефалу или индусскому Кету, демону без головы), заменило ее себе Звездой («Звезда видна!»), и воздевает теперь два рога (извечный символ дуализма и борьбы противоположностей) — сочетание символов культурных и оккультных, позволяющее нырять на инфернальную глубину адских миров Форкаса.

Предыдущее изображение
Следующее изображение

info heading

info content


Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть