Голливудская магия Брайана Батлера: искусство и Искусство

Недавно мы опубликовали эссе Алана Мура «Ископаемые ангелы», в котором цветасто и напористо доказывалось, что магия должна сблизиться с искусством, чуть ли не влиться в него; что ж, давайте-ка посмотрим, насколько хорошо это получается (и для искусства, и для Искусства). Вот например, настоящий (без иронии) духовный наследник Кеннета Энгера, снимающий батю-Magus’а в своих короткометражках, американский художник-перфоманист и режиссер Брайан Батлер (Brian Butler), который с юности «воспринимал Магию как искусство».

Начал он, скажем прямо, весьма грубовато — с проведения группового ритуала в калифорнийском музее L&M Arts, мол, это такой перфоманс. Ну то есть натурально получасовое вызывание марсианского демона BRTzBAL (повторяя соответствующее делание Алистера Кроули, Лейлы Вадделл, Виктора Нойбурга и Мартсона; беднягу Нойбурга тогда запихнули в треугольник — http://www.oto-hu.org/documents/publication/english/Liber_CCCXXV.html) в алых и белых робах, с мечами, заклинательным кругом, песнопениями, музыкальным сопровождением (для саундтрека короткометражки целый оркестр работал, а вот чем сопровождался сам э-э «перфоманс» — загадка), корчами медиума в треугольнике (к сожалению, сам Батлер решил быть вызывающим). По словам Батлера, таким образом он собирался «перенести проявления духа на поверхностный уровень, который может воспринять средний человек».

Ну что ж, «перфоманс» удался, зрители были довольны, профильные медиа на английском много писали об «современном Алистере Кроули от пефроманизма», и местный глава ОТО весьма благосклонно ко всему этому отнесся (ну, учитывая выступления самого Кроули с группой скрипачек…) Однако нужно заметить, что все-таки полностью успешный «ритуал» с ТАКИМИ-ТО озвученными целями должен был бы произвести эффект вроде явления Мадонны в черном близ Орано в 1885 году, когда ее около местной часовни видело столько народа, что пришлось переносить часовню, а холм оборонять отрядом карабинеров (такого, впрочем, и Зверь 666 не добивался, но кто ж тянул Батлера за язык?)

Другими словами, цели перфоманса тогда были достигнуты; а вот были ли достигнуты цели ритуала? Даже если в данном случае это было не вызывание Bartzabel’я, а «перенесение духа на уровень, где его могут воспринять зрители»? Кажется, для Батлера, если он и правда считает себя магом, этот опыт можно смело считать провальным и как для мага, и как для перфоманиста (впрочем, выступления Алистера Кроули вряд ли были широко известны среди местной аудитории, так что вторичности идеи никто не заметил). Однако вполне возможно, что он и сам так решил: новых ритуалов на камеру он больше не производил, а сделал шаг как раз в сторону большей доступности зрителю.

Следующее его заметное выступление, «Голубь и змей» в LAXART Annex в Голливуде, стало музыкальным перфомансом в компании лично 84-летнего дедушки Энгера в фиолетовой футболке с радужным черепом, оранжевых брюках и кепочке, а также с ребятами в черных балахонах (от модного лондонского дизайнера Qasimi) с презентацией одноименного короткометражного фильма “The Dove and the Serpent”. И, опять же, толпа гламурной молодежи была довольна; точно так же, как и на похожем выступлении «Единство противоположностей», названном самим художником «актом ритуальной магии, на котором с помощью музыки и света совершается коллективный внетелесный опыт» — вот как только понять, насколько опыт удался, насколько был он коллективным? С какими целями он, в конце концов, производился? Может, таким образом Батлер добивался «Secret capable of realizing the world-old dream of the Brotherhood of Man»? Вряд ли, конечно, но узнать не представляется возможным.

Но кое-что в его творчестве все-таки заслужило и внимание, и уважение. Живя и творя в «современном мире компьютеров, в котором все еще действуют старые энергии», почитая Алехандро Ходоровски и Кеннета энгера, чьи «фильмы создали образы оккультных ритуалов и инициатический форм, приемлемых для зрителя, стали видом массового магического ритуала», Батлер создал пару короткометражек, для которых в современность будто вернулся дух расцвета творчества Энгера. Похоже, это дерзание близкое уже известному нам созданию гипер-сигилы; здесь Magus-мастодонт и покровитель всего потока также стал одним из персонажей, причем не «приглашенным гостем-Невидимым вождем», а тоже своеобразным «начальником агентов Синей Розы», непривычно человечным, ощутимым, хрупким, каким в собственных фильмах он никогда не был.

Таков в первую очередь фильм «Ночь Пана», который ошарашит любого, кто может и знать, и чувствовать фильмы Энгера — и тут бессильны слова, это нужно просто посмотреть и понять, что Батлеру удалось дальше зайти в сторону энергеровского кино, чем самому режиссеру, поместив магический посыл в весьма эмоциональное послание. Получилось весьма глубокое и интенсивное обоснование «А вот почему мы это, собственно, делаем» — и если это действительно, как нам и кажется, своего рода исповедь, то за арт-магическим путем Батлера действительно необходимо будет последить.

Наконец, пока что самый сильный и мощный выпад со стороны Батлера — фильм «Работы Бабалон». Так называл свои магические эксперименты со своей женой Джек Парсонс, стремившийся воплотить на земле саму Бабалон; художник же поместил перед фильмом такую цитату Кроули из письма Карлу Гермеру:

«Вы наверняка заметили, какое доверие я оказывал Брату 210 (Джеку парсонсу), но делал я это, производя древнюю и хорошо известную магическую формулу… Единственное, что он сможет ей противопоставить — вызвать THAUMIEL, духа клипот Кетер, что на современный жаргон можно перевести как «он заболеет шизофренией».

 

 

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть