Konfabulation: в память о Паше фон Эйфиде

От редакции: На первые числа ноября приходится архаический осенний праздник, черты которого перешли к христианскому Дню всех Святых. В это время предписывается поминать умерших — именно в эти дни они могли незримо присутствовать в своих домах на поминальном ужине. За время существования нашего ресурса нам не раз уже приходилось поминать людей и писать некрологи — как на смерть известных творцов, так и на знакомых и близких нам людей, память о которых мы хотели бы сохранить. В конце концов, обласканных славой усопших вспомнят и без нас, а сохранение памяти о тех, кто был среди нас и рядом с нами, куда как важнее. Помня о тех, кто ушёл, мы помним и о тех, кто остаётся рядом с нами. Поэтому мы не могли не поддержать инициативу лэйбла NEN Records, почтившего память музыканта Пола фон Эйфида мемориальным релизом и совместно собрали воспоминания о Паше. 

31 октября 2016 года на лейбле NEN Records вышел сборник «Konfabulation» – в цифре и на кассете. Он был задуман летом 2016 года. Мы предложили участникам помедитировать на широкую тему – память и ее аберрации. Но вскоре тема получила горькое уточнение. Этот сборник посвящен памяти нашего друга Паши фон Эйфида – музыканта из Калининграда, культуртрегера и журналиста. Паши не стало в сентябре.

paulvonaphid_burzum

За несколько месяцев до этого Паша c радостью отозвался на приглашение сделать свой трек для Konfabulation. Со многими участниками его объединяли не только музыкальные интересы, но и приятельские отношения. Это не удивительно: Паша был неутомимый меломан, глубокий исследователь темных субкультур, человек удивительных знаний и непростых чувств.

Паша не только тонко разбирался в чужой музыке, но и сочинял свою — разностороннюю и поразительную. Его продуктивность кажется невероятной: счет проектов, к которым он причастен, идет на десятки, однако в последние годы Паша сосредоточил основные усилия на Zex Model. Трек именно этого проекта Паша готовил на сборник NEN Records.

Каким именно должен был быть этот трек, нам уже не удастся узнать. Однако музыка рождается быть услышанной. По желанию семьи покойного и благодаря ее помощи мы включили в Konfabulation неизданный материал Zex Model.

Конфабуляция – это галлюцинаторные воспоминания, память о вещах, которых не было. В индивидуальном случае это может говорить о психическом расстройстве, однако коллективная память всегда имеет примесь вымысла. В горне общего воспоминания факт становится чувством, а человек – историей. «Konfabulation» – это огненная ткань, которую мы вместе плетем, играя и плача, из свинцового бита и надсадного шума, чтобы объяснить прошлое и дать смысл настоящему.

В память о Паше мы попросили людей, с которыми он общался и сотрудничал, поделиться своими воспоминаниями о нем. Сайт, на котором мы размещаем эти реплики и представляем сборник, Паше как деятельному исследователю всего странного и запрокинутого, конечно, не чужд.

В интервью, полный текст которого, возможно, еще будет когда-нибудь опубликован, есть и такие слова: «Я питал надежду, что в Питере лучшая музыкальная сцена или интересные люди. Там много моих хороших друзей, но о какой-то серьезной сцене говорить не приходится, к сожалению. Много колоритных персонажей, вроде преподавателя математики в универе, что в свободное время угорает по веществам, дискордианству и индастриалу. Один из самых умных и интересных людей, которых я встречал. Говоря об обилии пытливых умов в СПб и на Украине — только они могли породить совершенно безумные зачастую ресурсы в духе modern-stalking.org.ua или katab.asia».

В воспоминаниях есть сквозные мотивы – неукротимые Пашины любознательность и творческий дух, невостребованность на родине и лихая вписанность в мировой контекст, его сердечная общительность и тоска по сцене, которая была бы больше, чем сценой, — настоящим сообществом, unity. Жанр некролога не требует морали, но, возможно, в этом случае не стоит себя осекать: если жизнь Паши может преподать всем нам какой-то урок, то это урок предельного неравнодушия.

Иван Напреенко — NEN Records

zex model 02

«Мой знакомый, вспоминая Пола, рассказал чудную историю. Он сам был музыкантом в далеком 2010-м, и в беседе пожаловался Лапундеру, что записать альбом — дело непростое. На что ответом Пола послужили недоумение и фраза, что, дескать, я свой тридцать четвёртый релиз закончил. На что ответом было ещё большее недоумение.
Когда речь шла о музыке, Пол проявлял истовое рвение. Его познания были действительно энциклопедичными, и я часто подначивал его — в последний раз пару месяцев тому назад — будто групп, о которых он говорит, Пол вовсе и не слышал, только читал и запоминал. И каждый раз, конечно, я был не прав.

К 2016 году количество релизов только увеличилось. Не без гордости скажу, что этому поспособствовал и я в составе весьма дурацкого дуэта Modern Howl. Мы покончили с ним, и Пол переключился на свой новый проект Zex Model, оказавшийся его лебединой песней. Под этим именем и под эгидой лейбла Desire Records он стал по-настоящему известен, и теперь добрые слова приходят со всех концов света.

Мир потерял музыканта, кто-то потерял сына, кто-то — любимого человека, я потерял друга. Надеюсь, воспоминания о лучшем между нами со временем не сотрутся и не изменят себя с течением времени.

Покойся с миром, Пол»

S. Wulf – Modern Howl

zex model 03

«В Поле меня всегда поражала страсть. Он мог писать мне по любому поводу – когда находил очередной понравившийся альбом, чтобы поделиться треками, над которыми он работал, или просто, чтобы рассказать, о чем он думает: об удовольствие выступать, религиозной живописи, заинтересовавшей книги или случайном меме, который привлек его внимание.

Пол постоянно жадно искал новое и странное, и эта жадность, этот голод сияли в его музыке. Его доброта и любознательность делали его сияющим человеком. Где бы ни было его сознание, я надеюсь, он нашел покой, который от него ускользал»

Дэниель Джонс — UnReal

paulvonaphid

«Паша для меня появился из ниоткуда, Паша задал определенный вектор, без которого я не был бы там, где есть сейчас. Благодаря Паше я сделал шаги, которых не сделал бы, не будь в моей жизни его совета. Мне всегда казалось, что он окружен идеями, находился в постоянном движении, в поиске себя, звуков, состояний и истины. Наш совместный проект — это путешествие, и я уверен, именно в него и отправился Паша. И мы встретимся с ним на одной из далеких планет»

Игорь Шапранский – Pale Kings, Сруб, Brandy Kills

zex model 08

«Сейчас, конечно, понимаю, как редко мы общались с Пашей — в сравнении с тем, как хотелось бы. Даже точно не припомню обстоятельства нашего знакомства. Помню, в 2010-м году было дебютное выступление моего проекта на вечеринке Industrial Night. Паша тогда тоже выступал там, если не ошибаюсь, сразу в 3-х проектах: Parfume Jill Jarry, Scraping Lee и EL’A’RRY. Их музыка сильно отличалась от того, что звучало в ту ночь. Всех прочих участников можно так или иначе отнести к экспериментальной электронике и электро-индастриалу. Пашины же проекты напоминали Einstürzende Neubauten, только с нойзом и перфомансом. Паша тогда играл на гитаре.

Меня сразу зацепило, как он «болеет» музыкой и слушает столько всего — среди своих знакомых я не мог найти столь же разносторонних в музыкальном плане людей. При этом общение с ним всегда было тёплым и интересным. Говорить можно было практически обо всём — хотя музыка, конечно, была наиболее близкой темой.

Уже в момент знакомства я был впечатлён количеством Пашиных проектов — только в 2011 году их было больше 70-ти, в совершенно разных стилях. Помню, как попал на единственный концерт Пашиного дуэта Modern Howl — было круто и атмосферно. Помню, как Паша делился радостью, что его новый проект Zex Model находит своего слушателя. Обсуждали совместный концерт, но сделать его так и не успели.

Паша так ни разу и не выступал сольно в родном Калининграде, только с диджей-сетом. До выступления Zex Model не хватило каких-то двух недель… Последний раз мы говорили с Пашей по телефону, когда он поздравлял меня с днём рождения. Говорили долго и душевно, он радовался и шутил, что вот наконец-то его концерт…

Память о Паше останется со мной навсегда – через наши разговоры и Пашину музыку, в которой он жил и был настоящим, выражая и раскрывая себя.

Благодарю тебя, Паша»

Антон Чирцов, First Rebirth

zex model 04

Сколько лет мы знакомы были? Шесть, семь? Неважно это. Сначала по переписке — общее восхищение творчеством Coil и Skinny Puppy, с разных краев — я делился с Пашей идеологической стороной, а он — музыкальной, как настоящий Творец. Потом на концерте Scorn в Москве, совсем кратко. Потом на невероятном PTV3 на Скифе. Вот два раза лично и встретились.

Постоянно обменивались всяким — он делился со мной идеями и пониманиями, я старался что могу вложить и дать ему. Когда я сделал свой перевод Балларда, была мысль о каком-то проекте вроде музыкально-мультимедийной версии «Выставки». Но жизнь повернулась так, как случилось. За месяц до трагедии Паша написал мне, спросил — как я справляюсь с черными полосами в жизни? Я что-то ответил, слова поддержки, но добавил, что у меня в этом не так много опыта. Договорились увидеться в очередной раз… Теперь увидимся там, где наши любимцы сейчас — и Coil, и Баллард, и Дуэйн из «Щенков», с которым у Паши оказалось, увы, чуть больше общего, чем стоило бы.

Помню тебя, дорогой друг и коллега. Увидимся. А ты пока помузицируй там с НИМИ. Пусть вам всем будет там хорошо и спокойно.

Alex Ram Ibsorath

zex model 16

«Смерть Пол фон Эйфида, Паши – огромная трагедия для музыки.

Он был не только очень умный и талантливый человек, он исключительно разбирался в музыке и был предельно мотивирован создавать и развивать. Пол был хороший человек и хороший друг. Он общался с множеством людей по всему миру, и они его любили и уважали. Мы могли говорить о музыке и культуре часами.

Он был один из тех, о ком можно было сказать – он врубается. Хотел бы я, чтобы что-то получилось с проектом Zoa Zoa. Мы затеяли его несколько лет назад назад, но дела у Zex Model пошли так хорошо, что мы не возвращались к нашему начинанию. Творческий дух Пола не ограничивался созданием музыки. Он хотел документировать ее, писать о ней. 31 марта прошлого года он писал мне: «Как ты думаешь, может, мне стоит написать книге о вичхаусе – книгу интервью, вроде Lexicon Devil. Или как American Hardcore, только лучше. Я много думаю об этом в последние недели». Это была бы замечательная книга!

В один из последних наших разговоров он рассказывал, что надеется выступить с Youth Code в Берлине. Он волновался и переживал по поводу возможного шоу. Две недели спустя все договоренности были достигнуты, он должен был получить визу. Я был за него так рад…»

Майк Textbeak — TXTBK’s CHVяCH XV BяXK3N 7ANGvAG3 Radio, BATH

zex model  12

«Обычно сетевая дружба строится по принципу наличия общей мании – индийское кино, венгерский фолк, советские поезда, – социальным клеем может послужить практически все что угодно. Но это обычно. В случае с Пашей я затрудняюсь обнаружить ту самую общую манию, за исключением горячей любви к проектам Эла Йоргенсена – но это из числа тех редких феноменов, которые невозможно не любить.

Паша с очумелой страстью относился к явлениям, к которым я в лучшем случае был равнодушен: раритетное аниме, заполошный NWOBHM, группа Skinny Puppy, викка и прочий оголтелый оккульт. Но это, в сущности, совершенно не важно: можно не быть членом секты и при этом испытывать искреннюю симпатию к ее адептам.

Часть того, что делает нас людьми – это наши странности – сказал один нобелевский лауреат и тут он (или его спичрайтер) попал в точку. Это справедливо не только в пределах одной личности, но и в масштабах всего человечества. Наше существование оправдывают именно такие неистовые еретики, идущие вразрез со всем, что происходит вокруг; готовые, как говорится, «по хуйне рубиться и по говну угорать» – с той только поправкой, что эти угар и рубилово складываются в мощное самостоятельное творчество.

У России богатая внутренняя история таких отрывов от земного – и можно запросто провести параллель между хлыстовстом трех вековой давности и подпольным движем нулевых. Калининград с его статусом территориального анклава как нельзя лучше подходил деятельности Паши – он всегда был по ту сторону границы. Из тех подземных котов, что двигают андеграунд, он был, пожалуй, самым ретивым и преданным музыке.

И его болезненное отношение к отсутствию здесь сообщества должно послужить важным предупреждающим сигналом: «неофициальное искусство» нуждается не в субкультуре, а в клубе взаимопомощи. В психологической и просто душевной поддержке, потому что диайвая уже предостаточно. Не хватает взаимопомощи.»

Феликс Сандалов, «Крот»

zex model 06

Часть средств, вырученных от сборника, будет перечислена семье покойного.

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть