Магия Крови (Эссе о свободе слова и реальном безумии)

В этой истории поражает то, что она никем не замечена. Хотя про неё написала статью Скобейда и снял передачу Малахов, никакой попытки реального анализа кровавых событий, происходивших в Иркутске с декабря 2010 по август 2011 до сих пор так и не появилось. Никому в России не пришла в голову мысль повторить на этом материале Трумена Капоте, написавшего одну из своих лучших книг про подобную резню в американской глубинке. Всё время, пока шло следствие и суд, я ожидал, что кто-нибудь из российских писателей отвлечётся от московских дел и поедет в Иркутск, что бы взять интервью у родственников жертв и попытаться собрать из обрывков информации подлинную картину произошедшего. К сожалению, никто этим делом по-настоящему не заинтересовался. Дело раскрыли. Убийц осудили. Одного на пожизненное. И всё.

Единственный на данный момент серьёзный текст по теме — отличное англоязычное эссе на Heathen Harvest, посвящённое вопросу о том, можно ли найти моральное оправдание любви к музыке, написанной маньяками-убийцами.

magia2

Моё отношение к этому делу тоже основано только на информации доступной в сети, и никак не может считаться нормальным анализом. Какое-то время я надеялся написать текст, после которого кто-нибудь из прочитавших его купил бы билет до Иркутска. Сейчас я понимаю, что смысла в таких действиях уже нет. За прошедшее после приговора «молоточникам» время их дело перестало быть уникальным. Тогда идея о том, что этот случай — лишь начало новой тенденции казалась пугающим преувеличением. Но сейчас, после приговора по делу «банды Федоровича» и ареста похожей группы в Москве, познакомившейся на ультраправом форуме и занявшейся немотивированными убийствами случайных прохожих, можно смело говорить о новом феномене информационной эпохи. При желании этот феномен можно назвать в стиле скандальных заголовков жёлтой прессы «субкультурой маньяков», но это было бы явным преувеличением. Речь не идёт (пока) о субкультуре, скорее о наборе определённых эстетических и политических взглядов, привлекающих потенциальных маньяков и позволяющих им находить друг друга, как в сети, так и в реальности. Важнейший текст про этот складывающийся на наших глазах феномен — роман «Faciam lit mei mernineris» вышеупомянутого Федоровича. Садист и немотивированный убийца с литературными претензиями подробно описал «изнутри ситуации» процесс превращения субкультурного подростка в чистого социопата. Особых литературных достоинств у этого произведения нет, Владимир «Адольфыч» Нестеренко справедливо назвал его «производственным романом». Но этот текст очень важен как документ, позволяющий заглянуть во внутренний мир автора.

Главное в этот тексте не то, что пытается сказать автор, а моменты где он проговаривается. А проговаривается он постоянно. Единственный возможный способ для Федоровича вызвать у читателя симпатию к своим маловменяемым персонажам — предельно оскорбить и унизить жертвы. Сопоставление текста романа с материалами уголовного дела вызывает брезгливость, Федорович тратит страницу за страницей на поливание грязью человека, которого сам же пытал и сжёг ради возвращения ноутбука, украденного у сына знакомого сотрудника городской администрации. В искажённом мире романа жертва превратилась в трусливого и подлого гомосексуала, в то время как сама банда Федоровича оказалась описанной как всесильные «правые автономы», больше похожие на суперзлодеев из комиксов.

Фантазии автора про трансформацию правой среды в некую смесь организованной преступности и террористических ячеек очевидно разнятся с реальными материалами уголовного дела, судя по которым и сам автор и его герои выросли из субкультуры только ради превращения в смесь столь презираемых им на словах «диких скинхедов» и не менее диких бригад. Получилось просто ОПГ из психопатов, убивавших и пытавших из чистой любви к пыткам и убийствам. Без особых финансовых достижений, зато с хвастовством в соцсетях. Правда описанная Федоровичем схема «Юные идеалисты долго и упорно спасают Русь, истребляя дворников, пока не понимают (постигнув дзен от порыва холодного ветра в лицо из разбитого окна вагона, в которое был выкинут труп) что они сверхчеловеки и резать можно всех подряд» плохо накладывается на Ануфриева с Лыткиным, сразу переключившихся в режим сверхчеловеков. Но в остальном этот роман словно написан повзрослевшим, но не поумневшим Ануфриевым. Очень жаль, что Федорович благодаря активному сотрудничеству со следствием (и, видимо, родственникам в прокуратуре) успешно соскочил с заслуженного пожизненного, и наши герои уже не познакомятся где-нибудь в Северной Сове.

*  *  *

magia5

Для меня лично история «Расчленённой Пугачовой» (именно так, через о) началась с короткого сообщения в давно заброшенном ЖЖ сообществе фэнзина КАЮК (Корпорация Альтернативно-Юмористических Команд). В сообщении говорилось, что необходимо срочно удалить с сайта всё связанное с группой Расчленённая Пугачова, поскольку её участники арестованы за серийные убийства и уже дают признательные показания. Тут нужно пояснить, что КАЮК — это действительно юмористическое объединение, только с несколько специфическим юмором. Группы, участвующие в нём, очень разные. Но среди них есть проекты с очень своеобразным чувством юмора. Такие группы играют, в основном, нойзкор — крайне эпатажное направление музыки, возникшее на самом деле вовсе не из индустриального нойза, а из самых эпатажных ответвлений металлической музыки, конкретно из грайндкора.

Это очень забавный жанр, с песнями по полминуты представляющими собой максимальную атаку на слушателя и все его возможные святыни или ценности. То есть это поток оскорблений, богохульств или просто описание убийств и изнасилований. Музыка, которую совершенно нет необходимости слушать, достаточно зайти на соответствующую раздачу на торрент-трекере и внимательно прочитать названия песен или просто посмотреть на обложку. Авторы таких раздач обычно знают, что до музыки уже доберутся немногие, поэтому стараются шокировать с порога. Нойзкор — примерно тоже самое, но с компьютерными шумами вместо гитар.

Естественно, я очень упрощаю, и любой настоящий знаток такого рода музыки справедливо поднимет меня на смех за написанный выше абзац, но именно это впечатление возникает при поверхностном знакомстве с данным сегментом современной культуры. Смысла знакомиться более глубоко я лично никогда не видел, поскольку мне всегда хватало классики power noise вроде группы “Whitehouse” и великих японцев The Gerogerigegege. Современный нойзкор явно выглядит порождением эпохи интернета, важной особенностью которого является то, что он наконец-то дал возможность одним школьникам относительно безнаказанно эпатировать других школьников.

Мне это явление всегда казалось безвредным. Ясно, что человек, тратящий своё время на сочинение и произнесение в микрофон текста с подробным описанием изнасилования и убийства целого детского сада имеет некоторые психические проблемы, но само сочинение такой песни обычно является сравнительно безвреденым способом сублимации, нейтрализации подобного желания. Чем больше зверств в названиях альбомов и на обложках, тем безвреднее кажутся их юные авторы.

Группа «РП» по этим критериям казалась вершиной безвредности. На фотографии — прыщавый подросток в майке панк-группы «Пурген». Тексты написаны на дурной имитации «падонковского» сленга, давно уже вышедшего из моды. Обложки с дешёвым эпатажем в адрес всех подряд, включая поклонников рок музыки. К примеру, на одной из них на кадр с групповым сексом из гей-порно, грубо приделаны головы различных покойных идолов вроде Высоцкого, Талькова, Виктора Цоя и Юрия Хоя. Общую картину завершала страница в “Вконтакте” с любовно переведёнными на русский текстами Сета Путнама из ключевой для жанра группы “Anal Cunt”.

Подростки. Позирующие подростки. Вся кровожадность, вроде сообществ в “Вконтакте” посвящённых маньяку Пичужкину или «антибомж-банде Магия Крови», группе отморозков, пытавших и убивавших в Иркутске бездомных, выглядела пустым бахвальством.
Прекрасный пример того, как легко спрятать лист в лесу. Социальные сети настолько переполнены «сверхчеловеками и мизантропами», старательно позирующими перед публикой, что настоящий психопат, хвастающийся подвигами, никак на их фоне не выделяется. Люди привыкли к карнавалу. Уже после ареста всей группы на форуме интернет-лейбла “Попсакал Рекордс», занимавшегося распространением альбомов группы, благодарные поклонники вспомнили, что на intro к альбому «Магия Крови» было прямым текстом сказано, что музыканты планируют убивать в реальной жизни. Все тогда решили, что это или шутка, или хвастовство.

В итоге и произошла немыслимая, на первый взгляд, ситуация. Два подростка, в течении нескольких месяцев регулярно выходят по вечерам патрулировать собственный район и нападают на всё, что движется и выглядит безвредным. Нарушая при этом все мыслимые нормы конспирации. Нападая фактически в собственном дворе. Когда на карту района наложили расположение точек нападений, то в центре получившегося квадрата оказался дом одного из убийц. Один из трупов был фактически виден нашему герою из собственного окна.

Ну и, естественно, довольно откровенно трепались про свои подвиги и в сети и даже в реальности, знакомым. При этом им невероятно везло.
Первую жертву, маленького мальчика, они убили вечером, ещё при свете и в достаточно оживлённом месте. Мало того, что никто этого не заметил, милиция отказалась возбуждать уголовное дело, объявив случившееся несчастным случаем, несмотря на явные улики, указывавшие на убийство.

Потом отказывались брать заявления от выживших потерпевших.
Потом отрицали наличие серии схожих убийств, несмотря на уже начавшуюся панику. Одним словом, вели себя как полицейское начальство из посредственного голливудского триллера. Убийц в итоге задержали благодаря бдительным родственникам Лыткина, узнавшим родную кровинку на фотороботе, проверивших его вещи и обнаруживших на флешке видео с издевательствами над последним трупом. Фактически случайно, хотя и не без помощи исключительного разгильдяйства героев повествования.

Вот такая история. Четыре месяца, восемь покушений и шесть трупов. Одно пожизненное и один срок в двадцать лет.

magia3

Можно найти множество удобных объяснений причин произошедшего.
Можно во всём обвинить тяжёлую музыку в целом и нойзкор-субкультуру в частности. Тем более, что в микроскопической русской нойзкор-среде они пока единственные, кто может претендовать на своего рода культовый статус. Уже вышло несколько «трибьют» альбомов. Множество соответствующих групп исполняют свои версии композиций «Расчленённой Пугачовой». Разумеется это снова играющиеся подростки.

Можно винить милицию/полицию, не остановившую серию в самом начале, вселившую своими действиями, а точнее их отсутствием, уверенность в юных убийц и позволившую в итоге перерости этой ситуации в полное безумие.

Можно винить правую идеологию. Артём Ануфриев был связан в своё время с городскими скинхедами, участвовал в местном Русском Марше и находился под сильным влиянием такого экзотического ответвления ультраправой идеологии как NS/WP. А ещё точнее “Peoplehate”, радикальной правой мизантропии, ненависти ко всем вообще. Это очень логичная версия. Её использовали в передаче Малахова, где кровавые подробности истории иллюстрировались кадрами Русского Марша с участием Ануфриева. Сам Ануфриев, безуспешно пытаясь спастись от неизбежного в его ситуации пожизненного заключения, даже записал видеообращение из кабинета следователя. В нём он комсомольским голосом уверенно рассказал, что в его падении виноваты фашистские сайты и посоветовал родителям других подростков не позволять тем читать экстремистские материалы. Суд признал его и Лыткина виновными не только в убийствах, но и по 282 статье, в организации экстремистского сообщества.

Ну и, разумеется, можно винить свободную прессу и неконтролируемый интернет. Бабушка Лыткина написала в прессу длинное письмо на эту тему. Письмо удивительно похоже на стилизацию под Сорокина и объясняет читателям, что в преступлениях внука виноваты журналисты и сатанисты, чьи идеи журналистами и распространяются. Особенно эта мысль понравилась Ульяне Скобейде. До этого дела она была искренне уверена в том, что за любой активностью подростков обязательно стоят взрослые заговорщики. Столкнувшись с сетевой средой поклонников NS/WP она вдруг осознала, что мир гораздо сложнее, и захотела его упростить. С той поры она стала горячо поддерживать введение сетевой цензуры. К сожалению, всё это дело является настоящим подарком для сторонников запретов. Невозможно отрицать очевидное: эти подростки стали тем, чем они стали, в сети и благодаря сети. Какой бы ни была изначальная причина для столь сильной ненависти к окружающему миру, именно интернет позволил им создать вокруг себя в виртуальном пространстве комфортную среду обитания. Заполучить единомышленников, доступ к соответствующим текстам и видеофайлам. Трудно защищать принцип свободы слова, когда речь идёт о совершенно реальном, жестоко убитом ребёнке. Именно поэтому необходимо хотя бы попытаться составить реальную картину произошедшего.

У нас есть несколько намёков. Видео с выпускного, на котором Ануфриев в ответ на вопрос о том, что такое счастье, отвечает что не знает, но обязательно постарается узнать. Родственники убийц, выглядящие со стороны очень любопытно. К примеру дядя Ануфриева, участвовавший в программе «Пусть Говорят» выглядел, буквально, как герой картины Васи Ложкина. Мать Ануфриева, которую учителя описывают как жёсткую личность, терроризировавшую всю школу. Бабушка Лыткина, о которой многое говорит её открытое письмо. И фотографии самого Иркутского Академгородка, судя по которым всё происходило в весьма сером и мрачном месте.

Это немного, конечно. Но это дело, по-моему, заслуживает хотя бы попытки понять. Ничуть не меньше, чем упомянутое в начале убийство семьи фермера в США в 1959, чем расстрелы однокласников в современной Америке или, к примеру, чем убийства в среде блэк-металлистов в начале девяностых. В последнем случае имеется прямая аналогия, а именно история убийства одноклассника подростками из нацистской блэк-группы “Absurd”. В том деле хватало совпадений с историей «Расчленённой Пугачовой», но различие в маштабах поражает. Четыре месяца активной охоты с десятками нападений. Материал для книги объёма «Лордов Хаоса» как минимум. С другой стороны, можно понять тех, кто решит что действительно не нужно привлекать к этой кровавой истории лишнее внимание. Можно ограничится произнесением общих банальностей как сейчас, если верить в то, что это позволит избежать подражания в будущем. Проблема в том, что имеющейся информации не достаточно для реального понимания, но вполне хватает для восхищённого копирования.

magia1

Чужую реакцию на текст или событие невозможно предугадать, что сильно усложняет борьбу за свободу слова. Здесь можно вспомнить историю с изданием «Ультракультурой» романа «Скины: Русь Пробуждается Во Мне». Илья Кормильцев был предельно далёк от людоедских взглядов автора романа, однако предоставил автору трибуну. Мотивация этого поступка явно была благородной. Илья был вдохновенным пророком «культуры апокалипсиса», достававшим на поверхность тексты из глубин контркультуры всех сортов. Более того, редактированием книги занимался Алексей Цветков.

Они не учли двух факторов. Во-первых, читатели романа вовсе не были коллективным Кормильцевым. Мне доводилось встречать подростков с набитыми свастиками, о которых рассказывали, что они прочитали в своей жизни только одну книгу. Во-вторых, автор романа не был отвлечённым фантазёром, и его герои были реальными людьми. Роман Нифонтов описал в тексте своё участие в бригаде Максима Базылева, одной из самых жутких личностей в истории правого подполья. В «Faciam lit mei mernineris» Базылев описан с откровенным восхищением, как некий профессор Мориарти от скин-движения, создавший «автономов». Трудно сказать, насколько этот портрет матёрого монстра соответствует действительности, ясно только то, что и автор и прототип героя были основными теоретиками НСО и покончили с собой после ареста ячейки НСО-Север (27 трупов и расчленение на камеру соратника, заподозренного в стукачестве). Базылев вскрылся в камере, Нифонтов — застрелился на воле. Для дополнения картины заметим, что Базылев активно интересовался «ритуальной составляющей сатанизма как методом воздействия на сознание» и по этой причине тесно сошёлся с редакцией журнала “Contra Dei”. Есть упоминания, что он даже на ритуалы приезжал, из чего следует феерический вывод. В определённый момент в подмосковном лесу главный «неуподоблюсь» российского оккультизма товарищ Варракс вызывал Сатану в компании человека, буквально залитого кровью. К большому интересу спецслужб, обязанных отслеживать контакты подобных персонажей. В итоге Варракса осудили по 282 статье именно за публикацию на BFP статьи Базылева. И эта история снова задаёт нам всем простой вопрос. Насколько оправдана защита права на свободу слова в случае с прямой пропагандой со стороны откровенных убийц и садистов?

В случае со статьями Базылева, романами Нифонтова и Федоровича и альбомами «Расчленённой Пугачовой» мы имеем дело с совершенно реальным злом.  Вариант Магии крови. Попыткой убийц превратить своё право на убийство и насилие в нормы, оправдать себя и унизить жертвы. История последних лет наглядно показала, какую кровавую воронку могут создать слова.

С другой стороны, решение поддержать запрет на распространение, с уголовным преследованием тех, кто публикует подобные тексты, точно также приводит к поддержке реального зла.

В этой ситуации нет однозначного решения. Сейчас мы можем только наблюдать за происходящим. Ожидая от будущего самых невероятных сюрпризов.

Раймонд Крумгольд

photo_2016-04-07_02-20-151

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Sort by:   newest | oldest | most voted
trackback

[…] этой истории поражает то, что она никем не замечена. Хотя про неё написала […]

wpDiscuz

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть