Последняя стоянка в Республике Комы

Некролог — штука крайне странная. Даже смешная кое-где.

В самом деле, если отключить все присущие нам поведенческие контуры, связанные с восприятием смерти, то серьёзность лиц, с которыми живые возлагают слова и буквы на виртуальный кенотаф очередного выбывшего, скорее смешит, чем заставляет проникнуться моментом.

Самое похабное в большинстве смертей — это отпевание.
Когда вокруг трупа кружит хоровод старух в черных платках.

Похороны бомжей, на мой взгляд, выглядят куда эстетичнее — там всё без лишней пошлости: могилу выкапывает трактор, труп кладут в самый минималистичный фанерный гроб, и никто не обременен бессмысленными усилиями.

Также в некрологах обычно сообщается как человек жил и чем он был нам интересен;  а то, как он умер, обычно преподносится как «трагическое стечение обстоятельств». Но ведь смерть человека характеризует его чуть ли не лучше, чем его жизнь.

Сергей S., больше известный под ником Снежок (а также sorrow_dew, errant-snow, arctic-violet, violet-fram, halo star, black-ark и многими другими), ушёл из жизни по собственной инициативе 7го декабря 2012 года, избрав для этого один из самых приятных способов — передозировку опиатами.

Некоторые религиозные и мистические учения, предполагающие дальнейшее существование сознания после физической смерти, постулируют важность состояния ума во время умирания для посмертия. Чем спокойней и радостней происходит вхождение во врата смерти, тем лучшие посмертный удел у оставляющего прежнюю оболочку сознания.

Пожалуй, сложно было бы выбрать более подходящий (и доступный) с этой точки зрения способ ухода, чем тот, который выбрал С.

Данный выбор был обусловлен уже тем, как С. жил — стиль его жизни в последние пять лет похож на полёт кометы. С. продал квартиру в Вавилоне-на-Москве  и на вырученные средства отправился кочевать по влекущим его просторам на картах реального и виртуального мира.

В «реальном» мире его больше всего интересовал Север — он кочевал по городам Кольского полуострова и архангельской области, покупал там себе жильё, но нигде надолго не задерживался в своём исследовании северной красоты.

В каждой точке своего пребывания он заглядывал за кулисы реальности при помощи диссоциативов, опиатов и музыки Troum/Maeror Tri. Увиденное он фиксировал в своих записях — в основном там только совершенная красота — совершенная, но безжизненная.

Кажется, что записки сжигающего свою жизнь наркомана-гомосексуала могут быть интересны только фактом своей маргинальности, но С. при этом был удивительно светлым человеком.

Пока окончательно не сломалось моё чувство слога, сделаю заметку о своих путешествиях. Позволю коротко написать себе о нордических глубинах России.

Безусловно, одним из самых красивых с моей точки зрения мест, я назову родимый Северодвинск. Отсюда начинается Север, и если кто-то хочет, например, съездить на Белое море, я бы советовал начать отсюда. Летом здесь много яркого солнца, и если кто-либо приезжает со средней полосы, сразу замечает его особо острые пронзительные лучи. Плюс ко всему, эту территорию Архангельской области я бы назвал одной из самых теплых на Севере. Облака на огромном приморском небе рисуют самые невероятные узоры, а зимой закат похож на застывший эфир. Легкость и воздушность.

Мурманская область, идущая следом, где я прожил 1,5 года, будет попрохладнее, известная своей пасмурностью, дождливостью и снежностью. Здесь почти никогда не бывает жарко, но и сильные морозы тоже случаются редко. Солнце здесь светит как через дымку, словно через полупрозрачный светофильтр, создавая летом еще большее ощущение прохлады. Хвойные леса близ Кандалакши дремучи и каждый раз открываются по-новому, словно находишься в разных местах Заполярья. Особенно лес, возвышающийся над морем сумеречной зимой.

Сейчас мне особенно интересен субарктический край республики Коми, куда и направляюсь сегодня на вечернем поезде. Говорят, что на территории Воркуты до сих пор царит атмосфера ГУЛАГа, но это неправда. Особенно здорово смотреть на города в разном цвете фонарей и подсветок, растекающихся по белому снегу. Здесь всё очень похоже на то, как оно есть на самом деле: пустошь, украшенная белым снегом или цветами и травами, которые обычно растут в тундре, создавая сказочный разноцветный калейдоскоп, уводящий в бесконечность. И в этом я нахожу что-то до боли в душе родное — будто бы я бывал здесь когда-то, очень давно.

Последняя стоянка Снежка была в Республике Коми, в Воркуте — видимо, здесь он решил, что нет смысла продолжать двигаться дальше и разрешил вопросы при помощи заготовленного заранее варианта.

Я уже давно ощущаю себя ментальным отбросом и недостойным чего-либо чистого и светлого. Но мне кажется, что всё это уйдет вместе с больным сознанием, когда я перестану быть элементом системы.

Иногда я чувствую Свет, мягкий, тёплый: Он — фактически Любовь в чистом виде. Чувствую, как я соединяюсь с Ним и мы становимся единым целым.

В одном наступающая смерть от холода и от опиатного овердоза похожи — ощущение подступающего тепла и обрушивающейся сонливости.

Тепла и света тебе, С., где бы ты сейчас ни был.

oṃ amideva hrīḥ | oṃ maṇipadme hūṃ

 

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть