Nel Blu

Этот голос приходит из снов. Этот голос с золотыми глазами.

Надо мной огромное небо и ночь. Всё её тело украшено звёздами. Надо мной млечный путь и рассыпное сияние холодного света. Надо мною склоняются жёсткие стебли иссушенных трав. Жизнь кажется мигом, жизнь кажется шагом, жизнь кажется тем, что нужно прожить и только. Жизнь не кажется ничем. Жизнь — просто жизнь. Жизнь — то, что нужно сделать. Надо мной огромное небо и ночь. Повороты её тепла, изгибы её неги, её летняя кожа — всё так знакомо.

Она склоняется надо мной, всматриваясь в меня всеми глазами — мерцаниями, переливами, играми падающих слёз, на которые привычно загадывать желания, внешним сердцем — Луной, всей собой она всматривается в меня, склоняясь надо мной. Я лежу на земле и звёзды парят надо мной, словно птицы, полные песен, как зрелые гранаты, полны печальных зёрен разлуки. Они всё ближе, всё ближе ко мне. Их бывший холодом свет становится мельчайшим теплом, становится нежным огнём, ярким пламенем. Они всё ближе, всё ближе ко мне. Так близко, что они горят уже внутри. Так близко, что горят уже во мне. Звёзды вместо сердца, звёзды вместо глаз. Звёзды вместо губ, звёзды вместо рук. Так близко, что прожигают моё тело. Ночь обнимает всю землю.

На утро в этом месте вырастут прекрасные цветы.
А я только и мечтал об этом.

***

Этот голос приходит с небес. Этот голос с золотыми глазами.

Мой дом в глубине известных земель. Мой дом в два этажа. Картин и сквозняков. Я никуда не хожу, я всегда сижу на балконе, выходящим на запад. За домом на востоке проведена необходимая межа для того, кто решил бы прийти в мой дом вместе с Солнцем. Кто строил этот дом и для кого, прочен ли он и какая музыка звучала в нём прежде?

Мой дом в мрамор и пустоту галерей. Два этажа лестниц и комнат. Любимое время года и любая память. Зимние сумерки в оторочке синего снега или жаркий июльский полдень с ветром. Уходящая в землю осень или белая слепота поздней весны. Эти двери всегда открыты, в эти двери никто не заходит. Какое-то время назад мне казалась здесь смешная собака с живыми глазами, в отливе чёрных оливок — это скоро прошло.

Иногда здесь идёт снег и никогда не тает. И никогда не долетает до земли. И никогда не исчезает. Здесь иногда бывает так — никогда.

Я всегда на балконе, выходящем на запад и пью из чаши глаз это пространство.

Ведь он выдул весь мир в большой, вмещающий всё сосуд. Ведь он расписал внутренности стекла дорогами и проводами, пустил там ток, ветер и свет. Он сказал нам, что мир — это только стенки, и всё, что есть в мире — насекомые в многолетнем камне янтаря. Ведь он построил там города и разрешил птиц. Ведь он включил запах и звук. Он сделал так. Он не стал спрашивать нас. Ведь он сделал так, как хотел он.

Он положил на дно прелых листьев и сломанных веток. Немного пожухлой травы и сорванный детской рукой цветов. Холодный закат, прозрачные воды и плавность скольжения пыли в солнечных лучах. Он положил туда усталую ношу кожи, он положил туда тяжесть дыхания . Он положил туда цвет земли и сухофруктов. Он положил туда ветер сквозь несжатые колосья и приказал нам пить.

Образ танцующей балерины в декорациях ржавеющих скал и близкой ночи. Пуанты и цифровая метель. Лязг и дребезжание металла о мрамор катящейся по полу чаши.

Дом опустел.
Дом снова пуст.
И пусть навсегда.

***

Этот голос приходит из тьмы. Этот с голос золотыми глазами.

Мы шли всеми дорогами всех известных миров.

И ветер рвал наше тело и вылизывал кости.
И солнце сжигало нас каждым вдохом.
И дурное вино луны травило нас каждым глотком.

Мы шли
всеми дорогами всех известных миров.

Всеми дорогами всем известных миров.
мы шли,

надеясь вернуться домой.

***
Этот голос приходит из снов.
Этот голос с золотыми глазами.

Этот голос приходит с небес.
Этот голос с золотыми глазами.

Этот голос приходит из тьмы.
Этот с голос золотыми глазами.

И становится день.

© Eneier, 2012

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть