В онейронавты берут всех

Мнение редакции по поводу природы, опасности и назначения осознанных сновидений в данном случае не совпадает с точкой зрения автора. Редакционные воззрения на эту тему обозначены, или, по крайне мере, весьма отчетливо различимы в данном тексте полугодовой давности. — А.Т.

Журнал постструктуралистской и экзистенциальной тематики

Из всех «–навтик», эта, пожалуй, самая безопасная. В своём классическом определении онейронавтика – это исследование собственного мира сновидений. А чтобы стать онейронавтом, не требуется ничего, кроме условий для спокойного сна. И тут, конечно, следует добавить, что чуть меньше, чем полностью, этот вид занятий базируется на том, что принято называть осознанными сновидениями.

На данный момент приличных или более-менее научных сведений о механизмах бодрствования во сне нет, несмотря даже на то, что тысячи и тысячи сновидцев продолжают бороздить просторы своего бессознательного, изредка отвлекаясь от дела, чтобы поделиться с желающими новыми техниками.

Впервые я узнал об осознанных сновидениях несколько лет назад и как всегда, узнал практически случайно. Всё началось со случая, который, на первый взгляд к этому никак не относился. А именно, как-то на улице меня покусала собака. Так как животное было ничейным, а раны существенными, то мне пришлось идти в травмпункт и делать уколы от бешенства. Наверное, риск заболеть у меня всё же был, благо животное вело себя уж очень подозрительно, поэтому я и отнёсся к процедуре прививок с серьёзностью.

Весь курс лечения состоял из шести уколов, которые надо было делать через определённые промежутки времени. Но помимо расписания, мне также выдали памятку, чего категорически нельзя было делать, проходя лечение. Самым главным пунктом стояли алкогольные напитки. Как объяснила врач, любое – даже самое незначительное количество спирта – во-первых, может снизить эффект от уколов и организму станет невозможно бороться со смертельной болезнью, а во-вторых, алкоголь вызывает реакцию организма другого плана, когда всё выпитое неизбежно просится наружу. (Антирабическая сыворотка и есть лечение от зависимости)

Уколов было шесть, поэтому и страшащих напоминаний врача – будто я похож на алкоголика – было столько же. В любом случае, я воспринял эту информацию должным образом, потому что однажды поймал себя на мысли, что могу выпить что-то неосознанно. Это могла быть хоть микстура на основе спирта – она тоже была под запретом.

Зачем я всё это рассказываю? А вот зачем. Через несколько месяцев после укуса мне приснился сон. Пожалуй, расскажу его полностью. Мы с другом приходим на день рождения какой-то очень важной особы. Действие происходит в роскошных интерьерах, а на нас самый опрятный наряд. Пока мы ждём появления виновницы торжества, к нам за стол подходит распорядитель и наливает из графина нам в стаканы самого дорогого коньяку. Я дивлюсь его аккуратности и манерности и вот уже хочу выпить напиток, чокнувшись с другом. Но вдруг я понимаю, что пить-то мне нельзя! Я вспоминаю про укол и про возможные последствия. Потом ставлю стакан на стол и смотрю на друга: он, кажется, расстроен…

Самое интересное, что именно с того момента, когда я осознал, что пить мне нельзя, сон стал более реалистичен, красочен, а я сам как бы осознал себя во сне, своё тело, руки и движения. Когда я проснулся, я был удивлён чрезвычайно. И после некоторого раздумья пришёл к заключению, что по большому счёту так можно внушить себе любую мысль, даже такую: проснуться, будучи во сне.

Тогда я не предполагал, что пережитое мной было кусочком осознанного сновидения. Это выяснилось позже, когда мне в руки попалась книга под названием «йога в состоянии сна». Но тогда меня больше интересовало вот что: если я вспомнил про запрет пить и отказался от напитка прямо во сне, то это ведь была работа мышления, а именно это шло вразрез с Фрейдом, который писал буквально следующее: Ведь существуют сновидения, в которых совершаются самые сложные умственные операции, приводятся доводы и контрдоводы, имеются шутки и равнения, как в бодрствующем мышлении.

Но и здесь тоже это всего лишь видимость; если подвергнуть такие сны толкованию, то мы увидим, что всё это – материал сновидения, а не изображение интеллектуальной работы во сне. Здесь мнимое мышление передает содержание мыслей сновидения, а не отношение этих мыслей друг к другу, в установлении которого и состоит мышление.

Возможно, в моём случае я просто ошибся сам, но все рассказы других людей об осознанных сновидениях ясно и чётко вступали в противоречие хотя бы тем, что имели место быть. Согласно классическому пониманию осознанного сновидения, это состояние сна, когда ты входишь в соё сновидение и вполне сознательно там существуешь, понимая, что спишь и это всё сон. Не помню где, но точно видел такое изречение: «Мир осознанных сновидений – это мир, полный секса и насилия». Это было недалеко от правды.

Самые профессиональные онейронавты на сегодняшний день имеют только одну настольную книгу: Стивена Лаберже «Мир осознанных сновидений». Когда я стал её читать, мне, избалованному роскошной немецкой логикой Фрейда, доказательными теориями Юнга и просто научным рационализмом, было несколько неприятно. «Мир осознанных сновидений» Лаберже, скорее, походил на брошюру вроде «самопознание йоги: техники активизации чакр» и тому подобная мишура. Однако именно лабержевские изыскания подарили мне первое полностью осознанное сновидение.

В принципе, техника его достижения сложна настолько, насколько и проста. Это как самому учить, скажем, английский: несложно, но надо себя заставлять. Кстати именно мотив и есть камень преткновения. Даже если отбросить всю теорию и практику вместе взятые, то можно на одном желании достичь осознанного сна. Но давайте пока с теорией…Принцип и суть вхождения в ОС заключается в следующем: надо либо проснуться, будучи во сне, либо заснуть, не теряя сознания. Первая техника кажется мне более продуктивной, так как сновидения происходят в основном, под утро, а, не засыпая, погрузиться в сон означает встать утром, а потом опять заснуть.

Техника просыпания во сне проста до безобразия. Но сначала надо немножко растренировать свою память. Надо вспоминать свои сны и вести дневник для их записи. Всё, что приснилось за ночь надо с подробностями там закреплять, ведь это будет необходимо для их небольшого анализа. Когда записанных сновидений будет около 15-20, можно их анализировать. Лаберже предлагает буквально следующее:

Составьте каталог признаков сна

У вас родилась странная мысль, сильная эмоция, необычное ощущение, или изменилось восприятие. Мысль может быть необычной, из тех, что приходят в голову только во сне или из тех, что могут волшебным образом повлиять на мир сна.
Примеры:
МЫСЛИ
«Я пытаюсь понять, откуда взялись этот дом с его обстановкой, и в то же время осознаю нелепость таких вопросов».
«Машина сама вернулась обратно на дорогу, как только я понял, что не хочу попасть в аварию».

Эмоции
«Я ощутил сильнейшее беспокойство и жалость».

Ощущения
«Я ощущаю себя «вне тела».
«Меня охватывает сильное сексуальное возбуждение.

Восприятие
«Каким-то образом я мог видеть без очков».

ДЕЙСТВИЕ
Любое действующее лицо сновидения, (включая неживые объекты и животных) совершают что-то необычное или невозможное в состоянии бодрствования. Это не должно быть мыслью или ощущением спящего, но должно быть связано с обстановкой сна. Пример такого рода признаков сна — неправильно работающие приборы.
Примеры:
Действия эго
«Я еду домой на одноколесном велосипеде».
«Находясь под водой, я тем не менее дышал».

Действия других лиц

«Парикмахер обрезает мои волосы, сверяясь с планом на бумаге».

Действия объектов
«Загорается копченая колбаса».
«Мимо проплывает большой мигающий фонарь».

ФОРМА:
Ваш облик, облик других персонажей или окружающих предметов необычен, деформируется или трансформируется. Аномалиями формы считаются также необычные одежда, прическа или место, в котором вы находитесь во сне.
Примеры:
Форма эго
«Я мужчина «(это видит во сне женщина).
«Я состою из кучи фарфоровых тарелок».

Форма других персонажей
«Пока смотрю на нее, ее лицо меняется».
«Мимо проходит гигант с головой как у Существа из Черной лагуны».

Форма места
«Край берега напоминает дамбу со ступеньками вниз».

Форма объектов
«Я вижу крошечного красного котенка».
«Буквы на моей машине составляют слово «Тойама» вместо «Тойота».

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА
Странными являются место или ситуация во сне. Вы оказались в странных обстоятельствах или где-то, где, скорее всего, не были в реальной жизни. Кроме того, вы или кто-либо другой выступает в несвойственной роли. Ощущение неуместности окружающего; события сна могут происходить в прошлом или в будущем.

Примеры:
Роль эго
«Мы скрываемся от правосудия».
«Сюжет сна напоминал похождения Джеймса Бонда, и я играл главную роль».

Местонахождение персонажей
«Мои коллеги и мои старые школьные друзья вместе».
«В моей комнате на стуле сидела Мадонна».

Место действия
«Я нахожусь в колонии на Марсе».
«Я один ночью в открытом океане».

Время действия
«Я в школе».

Если подытожить, то надо из своих сновидений выбрать наиболее часто встречающиеся признаки. Например, если вам приснился человек с головой кота, это будет признак категории формы и т.д. Скоро можно будет заметить, что одни признаки встречаются чаще, чем другие. Это и нужно взять в расчёт. Допустим, наш признак – из категории формы.

Третьим шагом надо во время дня стараться подловить себя на мысли, а не сплю ли я? Такую фразу надо говорить себе как можно чаще. Помню, со мной доходило до того, что каждые полчаса я делал такую проверку реальности. Кстати, надо не просто механически повторять фразу, а действительно проверить: посмотреть на предметы, ощутить их форму, ещё раз «вжиться» в место, в котором находишься. Зачем это нужно?

Дело в том, что тем самым, человек создаёт себе определённую мысль (установку), которая, будучи сто раз повторена днём, будет повторена и ночью. Это как с моим случаем запрета спиртного. Я внушил себе, что, поскольку смогу нечаянно что-то выпить, то мне следует в принципе делать своеобразную проверку реальности. В моём случае, сновидение про день рождения (рифма!) было обусловлено недавними событиями, которые, следуя уже Фрейду, и явились материалом сновидения. Всё совпало очень удачно, поэтому когда у меня в руке оказалось спиртное, я вдруг сделал проверку реальности. Так же и с техниками Лаберже: проверка сознания произойдёт и во сне. И тут начинается самое интересное.

С того момента, когда проверка произошла, мы как бы сильнее входим в наше сновидение и начинаем ощущать себя в нём. Спящее сознание просыпается, но не просыпается мозг. Кстати, осознанным сновидениям (без подготовки к ним) может предшествовать сонный паралич, когда тело не может двигаться. Это тоже легко объяснить. Сновидение происходит под утро, когда определённый отдел мозга запускает фазу быстрого движения глаз, когда всё и происходит. Сновидение снится, а мышцы парализованы (вот почему по утрам сложнее вставать, чем ночью).

И тут сознание каким-то образом просыпается и, так как ему некуда деться, переходит в сюжет длящегося сновидения. С подготовкой и твёрдым намерением сделать это легче, ведь когда вы не только делаете проверку реальности днём, но и стараетесь уделить внимание проверки формы (согласно каталогу) предметов, то во сне это делается само собой. Вы чётко знаете, что если увидите что-то непонятное, то это значит, что вы спите. Механизм срабатывает и вы просыпаетесь в собственном сне. Отныне онейронавт волен делать там что пожелает: хоть летать к звёздам, хоть реализовывать свои другие желания…

К слову о желаниях. Я всё думал доказать осознанными сновидениями, что Фрейд был либо прав, либо не прав, однако они лишь дополняют его теорию. Безусловно, что когда фаза сновидений запускается, то это как бы только открытие наших психических систем. Нереализованное по каким-то причинам желание – часто из детства – рвётся из бессознательного в сознательное. Там оно встречается с цензурой, которая представляется нам в виде того, что принято называть «здравым смыслом», «приличиями» или «моралью». Естественно днём цензура слишком мощна, но ночью она ощутимо ослабляется, хотя всё же сильна, чтобы не пропустить наше бессознательное желание. Это желание берёт недавние образы, мысли или переживания дня и, прикрываясь ими, проскальзывает в сновидение. Конечно, проскальзывает с чудовищными искажениями и смещениями – вот почему сны такие странные и нелогичные.

Возвращаясь к вопросу об умственной деятельности, могу сказать, что Фрейд всё же был прав. Никакой интеллектуальной работы не происходит. Даже если вы проснулись в сновидении и делаете с реальностью всё, что только заблагорассудится, вы делает не что иное, как проходите через уже пройденные вами мысли. Сейчас любой доктор скажет вам, что эти мысли в физиологическом плане – есть соединения нейронов, которых очень и очень много, даже бесконечно много. Вот вы по ним во сне и блуждаете: с той только разницей, что сейчас это делаете вы, а когда просто спите – ваше желание. А сам процесс осознавания себя во сне есть не что иное, как включение сознания, всего на всего.

Таким образом, делаем выводы. Осознанные сновидения являются такими только наполовину, так как ваши действия во сне поставлены в очень ограниченные рамки. Эти рамки есть соединения нейронов, которые УЖЕ созданы нашей фантазией или интеллектом. А то, что вы ТАКОГО точно никогда не видели и не фантазировали объясняется тем, что сновидение передаёт не мысли сновидения, а как точно заметил Фрейд, СОДЕРЖАНИЕ МЫСЛЕЙ сновидения (а не сами мысли). Это как смысл художественного произведения: все поняли его одинаково, но каждый – по-разному.

Однако сказанное вовсе не лишает осознанные сновидения их притягательности, приятности и интересности как процесса. Я не могу положительно ответить на многие спорные вопросы относительно того, что такое мысль и что такое сновидения, а если бы мог, давно бы стал доктором наук. Однако одно могу сказать наверняка: осознанные сновидения – это такая бесплатная возможность побродить по своему бессознательному космосу; можно даже без скафандров…

Журнал постструктуралистской и экзистенциальной тематики

© Nevzdrasmion, 2009

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть