Тебе литания

Я знаю, ты всегда, даже в этот самый момент, ищешь меня. Ищешь меня своим взглядом, чтобы им дать мне вечную жизнь, своими объятиями, чтобы дать мне бесконечную безоглядную любовь, своими богатствами, чтобы дать мне бесконечную свободу творчества и бытия — бытия всем и во все стороны, вверх, вниз, вправо, влево, внутрь, наружу.

Ты ищешь меня своим золотом, единственным, во что вообще бывает сладко упасть, единственным на самом деле во что можно упасть вообще, во что можно упасть навечно.
Ты ищешь меня как мужчина, призывающий к бою и охоте; как солярное божество, воскресающее приходящими из-за Завесы волнами солнечного огня за мной в это небытие, в нашу мертвую без Тебя вселенную; как фокусник-чудотворец и алхимик, превращающий воду обыденности в пьянящее вино обычного чуда, а свинец меня — в золото прозрачного, несгущенного существования; спаситель, выводящий своего верного друга из могилы к свету; наставник, проветривающий затхлую темницу под моим черепом.

И ты, также — негативный свет, восстающий с той стороны мира, живущий не только у меня над головой, но и отражением вытекающий из-под моих ног, когда я иду по зеркальной глади вселенной — разрушающий границу меня, дающий опасное счастье бытия во всех формах, дающий отрезвляющее страхом и отвращением-трепетом переживание Другого, Чужого, переживание Пресечения Табу.

Ты ищешь меня как женщина, зовущая к игре и любви;

как богиня-соратница, наполняющая мои члены силой, энергией, а ум — решимостью;

как цель, влечением к себе дарующая бесконечные силы и вдохновение;

как возлюбленная, освещающая любовью реберную клетку и трепетом возвращающая юношескую молнию;

как мать, дающая утешение и покой сна;

как иллюзия, позволяющая играть и заигрываться, а потом отрезвляться;

как посвятительница, позволяющая получать и определять себя;

и ты также — равнодушная очистительница, ставящая перед необходимостью; экстатический огонь истины, приносящий боль отсечения, разрушения лишнего, а также Ты — равнодушие энергии, уже отделившейся от моей власти, хоть и созданной ею.
Всегда, всегда, всегда: это ты — единственное Истинное, и ты, это ты разумеешься Сам Собой, тогда как меня нужно постоянно сотворять и сотворять с каждым импульсом, импульсом на самом деле Твоего, а не моего сознания.

Да и сами эти «импульсы» — всего лишь ощущение Твоих шагов, и каждый шаг — мой самый тонкий вздох, каждый шаг — мое сотворение в иллюзорном мире.

Вот потому «я», загрязнение этого импульса, смертен, а «Ты», «Душа», САХ — бессмертны.

Поэтому Тебя называют Всепривлекающим, Кришной, но и Благим Разрушителем, Шивой — если я отпущу и потеряю все вокруг и внутри, то просто вскочу, вывалюсь, соскользну в тебя!

И я постоянно пытаюсь, пытаюсь, пытаюсь это сделать — но ведь для этого придется пройти сквозь все остальное, что только есть в моем сознании, а значит и во всей моей Вселенной, а это будет актом всеобщего разрушения.

И даже просто концентрация, которую я пытаюсь использовать — это всего лишь сгущение меня, а не путь к Тебе.

Такое сгущение годится лишь для мира иллюзий, обладая с ними одной плотностью, и действительно дает власть над ним.

Однако таким, как мы, таким, кто стремится к Тебе хотя бы в силу своей судьбы, такие действия лишь создают бесконечные лабиринты блужданий, бессмысленных странствий под непроницаемым потолком Завесы, Неба,

за которым и светит Вечное Солнце Тебя.

© Chmnoy, 2012

© Jonathan James, иллюстрации, 2011

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть