Отмирание государства и отмирание личности

Отмирание государства и отмирание личности

В основе теории социальной революции Маркса лежал постепенный процесс отмирания роли государства, замены крупного государственного бюрократического аппарата аппаратом общественного самоуправления. Так, как Маркс писал свою теорию в конце 19ого века, он не мог плотно сталкиваться с практикой социальной революции, произошедшей в 1917 году. На практике его теорию развивал Ленин.

Процесс, по Ленину, осуществим через два основных шага:

1. Установление диктатуры пролетариата — свержение старого бюрократического аппарата, и установление нового.

2. Постепенное самоуничтожение диктатуры пролетариата, передача власти массам, общественное самоуправление.

Оба этих шага должны были осуществляться одновременно с процессом социализации аполитичной личности пролетария, подъемом личной социальной ответственности каждого индивида и т.д. По сути только общество, гармонично трудящееся единым организмом, знает, что ему нужно для своего благополучия. Любая эксплуатация преследует свои личные, корыстные цели.

Первый шаг был осуществлен — РКП(б) переросла в КПСС, но второй шаг даже не приблизился к своему теоретическому описанию. С приходом к власти Сталина КПСС стала тоталитарной партией-эксплуататором, законсервировавшая наше общество еще сильнее, чем прошлые режимы. С одной стороны (Фромм) вопрос, несомненно, кроется в личности самого Сталина, как в личности несексуального садиста. С другой стороны (Райх) сами массы потерпели поражения из-за, непосредственно, господствующей в то время реакционной структуры масс.

Общество, которое столетиями находилось под властью монархов (=диктаторов) не может самостоятельно распоряжаться своей свободой на первых стадиях ее достижения, поэтому Ленин и Маркс единогласно писали, что путь к социализму должен быть постепенным и тщательным, в нем не должно быть резких переходов от власти к безвластию. Общество, подверженное заразе патриархата и политической реакции не может самостоятельно само-управляться и распоряжаться своей свободой. Для этого была создана партия, которая должна была постепенно отмереть, передав власть подготовленному для этого обществу.

Путь к социализму начался достаточно положительно: в первый период существования СССР наша страна была самой трудящейся и читающей в мире. В людях стремительно возрастала сила собственной личности. Новые поколения постепенно скидывали с себя путы патриархата, и вот, когда уже степень познания и сексуального самосознания была на той стадии, когда страна стала готова ко второй ступени социальной революции, появился Сталин и его реформы. Все его нововведения и консервации перенаправили революционную силу народного освобождения в реакционное русло, так же, как это произошло в Германии.

Познание стало сугубо коммунистически направленным, а социальный институт семьи закрепостился так, что невооруженным глазом видно, какими патриархально подверженными стали еще ныне живые выходцы из союза. Общество вновь окунулось в волну сексуальных ограничений, религии и коммунистического мистицизма. Великан вновь упал на колени, обнажив голые десны в беззубой молитве в честь пустоты.

На пути слабого, но уже встающего на ноги мирового сообщества вновь встала политическая реакция: у нас — Сталин, в Германии — Гитлер, в Италии — Муссолини, и так далее. В каждой стране мира в 20 веке появились реакционные деятели — новые эксплуататоры. У него тысячи рук, в которых зажаты миллионы мечей, миллиарды глаз, тонны пуль и пороха, реки крови и пота, у него лишь одна голова.

В связи с этим процессом общество стало законсервированным, а рамки понятия личность вновь немыслимо сузились. Мне сложно сказать, какая структура личности преобладала до середины 20ого века, но вполне понятно, что последние 20 лет господствует совершенно оголтелый нарциссизм, сексуальное вытеснение и пассивная социально-политическая роль.

В то же время сила государства небывало возросла, по сей день от государственного аппарата зависит жизнь каждого индивида и ни о какой социальной ответственности речи здесь идти и не может. Я не скажу ничего нового, если замечу, что большую часть населения сегодня все устраивает. Потребительское отношение к жизни возродило в людях аристотелевскую систему мировоззрения, люди довольствуются тем, что им дают право выбора между первым и вторым, а их логика и фантазия не позволяет даже вообразить третье.

Если в советском союзе печатали огромное количество книг (хоть и через огромный фильтр цензурного устава), то теперь книг, направленных напрямую и непосредственно на повышение социальной ответственности и самосознания попросту не печатают, как не печатают книг вообще (с точки зрения того, что книга является источником познания и несет определенную пользу). Последняя подобная книга, которая лежит у меня на полке была издана в 1997-м году и больше не переиздавалась. Печально даже не то, что из тысяч трудов того же Ленина сейчас не издано не одного, а то, что никто этого не замечает! Не мне вам говорить о нынешней борьбе с так называемым «экстремизмом». Немая, мычащая собака, у которой выбили зубы и вырвали хвост тонет в опиатной ванне, которая позволяет ей притворяться, что она существует.

Отсутствие таких простейших признаков наличия социальной ответственности говорит только о том, что люди:

1. Не могут, не хотят и бояться распоряжаться своей свободой. Не настроены на принятие конкретных действий по разрешению данной ситуации.

2. Как следствие из всего вышесказанного — государство вновь является базисом социальной жизни (ни о каком отмирании и речи не идет), а так же личность полностью (или почти полностью) исчезла. Политике не выгодно, когда общество разделяется идеологически, а значит и психологически, и экономически — однородным и безличным обществом проще и выгодней управлять, его можно более незаметно эксплуатировать и легче отвлекать от настоящей, реальной жизни.

Личность человека полностью вымерла, вместо его лица теперь есть лишь только холодная, черная дыра, потребляющая и вырабатывающая. Общество и личность медленно разлагаются в резервуара из собственных отходов.

На мой взгляд шаги, которые действовали 100 лет назад (такие, как социально-классовая революция старого образца, тем более что рамки классов стерлись) эффективно сегодня совершенно неприменимы. Но ясно одно — любое жизнеутверждающее действие масс ведется на волне борьбы с реакцией и осознанием своей ответственности. Бороться с правительством рано, ведь единственный наш враг сегодня — это мы сами. Мы должны дать пласт следующим поколениям, для развития и жизни, изменяя себя. Любовь, труд и познание — вот основные источники нашей жизни, и нужно взять их за ценности. Реформы СМИ, гос.аппарата, введение матриархата и прочие вопросы — второй шаг, до которого еще нужно дойти. Сейчас нужно заниматься саморазвитием, социально полезным трудом и борьбой с реакцией. Линия жизни бесконечна и стремительна, ее нельзя оборвать или приостановить, есть лишь одна она, а остальное — либо мелочи, либо невидимая нам мистика.

Реакционная политика

Почти на каждой лекции по культурологии в институте постоянно проскакивают разнообразные реакционные понятия, такие как национальная гордость, национальное самосознание или что-нибудь о важности сохранения религиозных обычаев.

По сути разнообразные религиозные или семейные патриархальные сексуальные ограничения являются не основным источником действий и мотиваций масс, но они как бы формируют индивида под действующую власть, являются началом истории подчинения и благовенной раболепности. Политическая реакция очень тесно связано с образом мышления, в основе которого лежат внедренные при взрослении и в детстве логические алгоритмы, которые чем то похожи на аристотелевскую систему мышления, то есть у человека заведомо ограничен выбор вариантами А и Б, и отсутствуют все остальные варианты, причем они не просто отсутствуют, а напрочь отвергаются реакционерами.

Попробуйте сказать себе или вашему соседу, что то, что мы называем патриотизмом — всего лишь метод хитрой манипуляции массами, моральная мотивация на труд в пользу эксплуатирующих классов. И несмотря на то, что понятие патриотизма всегда эксплуатировали в корыстных целях, реакционер все равно скажет «ну и пусть, ведь патриотизм — это еще и любовь к родине».

Такие люди всегда будут оборонять свои ценности и мотивации, несмотря на абсурдность происходящего, вот уже на протяжении пяти тысячелетий.

Но можно ли сказать, что любовь к родине, и любовь к женщине — понятия схожие и говорится в них об одной и той же «любви»? Нет, любовь к родине является наследием патриархального семейного уклада, это граничащая с консерватизмом привязанность к земле на которой мы «жили, живем и будем жить». Патриотизм — это признание авторитета государства, как правило в лице правителя этого государства, это закостенелое подчинение земле, отцу и фюреру. В этом и заключается проблема мышления, человек, который не в силах справится с вдалбливаемой идеологией, просто покорно и бездумно ставит для себя понятие любви рядом с понятием национальной чести.

И эта точка зрения касается, как мне кажется, большинства укладов жизни. Мы живем в разлагающемся обществе, все еще слепо подчиняясь авторитетам, бесконечно долгое время которых подходит к концу.

С чем можно связать Райховскую концепцию сексуальной энергетики сегодня? Какие реакционные паттерны (точнее их формации) нам втирают в очередной раз? Как сегодня проявляют себя реакционные идеи, подстраиваясь под новый мировой порядок. Деньги. Пелевин писал, что современный человек — это ВАУ, подверженный орально-анальным вытеснениям, работающих на благо ВАУ-импульсов. Человек — это орудие в руках эксплуататора, а теперь еще и хорошее средство заработка. По мнению Пелевина человек подчиняется пустоте, ничему, какому то мифическому, нематериальному образу, который, в книге про пепси, показан в виде вавилонского идола.

Действительно, человечество само создавало сказочный образ идола, которому оно всегда подчинялось, но люди, которые стоят на ролях этих идолов, как бы посланцы божьи на места, а-ля Папа, некие «богоизбранные» спекулянты властью, вполне реальны.

Сегодняшний идол — это чемодан, набитый банкнотами, это цель жизни каждого, и то, за что каждый свою жизнь положит. Детей воспитывают не по религиозным традициям и укладам, а по нынешним корпоративным традициям, хотя фактор сексуального вытеснения никуда не девается, а количество аристотелевских реакционеров все больше.

Сегодня надо думать не о том, как на тебя посмотрит бог, а то, как на тебя посмотрят деньги, и захотят ли они к тебе снизойти. Деньги не снизойдут, как и счастье, любовь и справедливость, только потому, что это миф, телевизионный образ, к которому человек так стремится, и который никогда не будет достигнут, потому что его нет в серых буднях жизни простолюдина так же, как и нет бога.

По Райху, реакционное мышление появляется именно в результате навязывания авторитета. Начальник поставил подчиненного ниже себя на работе, с акцентом на свое социальное положение, и несмотря на то, что мелкий чиновник покорно пресмыкается под боссом, он становится таким же боссом у себя дома, по отношению к своей семье. Эта цепь авторитетов настолько прочна, что сохраняется столетиями и тысячелетиями, и если продолжить эту цепь вверх, мы придем к фюреру, и единственному, кому он подвластен — богу. Точно так же можно обозначить наверху этой цепи президента РФ и единственное, чему он подвластен — это деньги.

Борьба с такими явлениями должна вестись каждым и индивидуально, мы должны ставить под вопрос наши страхи, причем все и поголовно, начиная от детской мастурбации и заканчивая схожим страхом не влится в определенную социальную ячейку, быть осмеянным или непонятым. Мы должны отстаивать свою позицию, не опираясь на обывательский «рационализм», полностью подверженный пагубному влиянию сексуально вытеснения. По сути именно этот «рационализм» толпы подчиняет себе индивида, который по своей воле завязывает себе глаза и закладывает уши, превращаясь в счастливого мученика.

Такие люди и такое общество можно смело назвать обществом кастратов, которые боятся любого проявления естественных жизненных импульсов и борьбы за свободу, поливая несогласного грязью. Эти люди живут в выдуманном богиней Иштар мирке, где они счастливы и беззаботны. Настоящий мир гораздо хуже, и жизнь с открытыми глазами полна лишений, огромного труда и борьбы со всем миром, но только такая жизнь, которая отрицает мистицизм и авторитет эксплуататора принесет огромную пользу на благо людей, потому что в реальном мире есть что менять, и совершенствование это по определению бесконечно, а в мире телевидения, моды, мистики и бюррократизма изменить ничего нельзя, потому что там все уже поставлено на свои места, причем навсегда.

Не доверяйте телевизорам, президентам, политикам, старикам, и самое главное, не верьте в силу нашего основного идола — денег, ведь все то, благодаря чему существуют любые идолы — это наша с вами вера в них. На самом деле их не существует.

Не верьте в истинность патриотизма, не допускайте возможности существования бога и других мифических существ и избегайте мистиков.

Убивайте своих идолов.

© Azatot, 2011

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть