Чумной Город

«Мысль есть ошибка Духа, вставшего не на то поле» — А. Кроули, «Книга Лжей».

Маленький зачумленный городок, безразмерная плаха, тюрьма, которая сама себя стережет.

Я видел твое обратное рождение сегодня утром. Ночью, часам к трем, ты точно умер, загнулся в собственных отбросах, но затем родился вновь из своего гниения, как перевернутый феникс. Ты – бессмертный мертворожденный, умирающий после смерти вновь и вновь, и обратно рождающийся снова и снова.

В реторту полного молчания упало золотистое семечко, а оттуда явилась бесконечно протяженная тварь без членов, с одним лишь плоским телом от горизонта до горизонта.

Кто мог подумать, что мельчайшая ошибка выродится в неизбывно полное бытие миллиардов двуногих паразитов-на-самих-себе?

На мигвозникло отвлечение от цели, будто лопнул малый золотой капилляр на руке бесконечного и безразмерного… Но внутри этого мига-отвлечения, на самом краю кровавой ранки созрела смерть, чума, сущность городка, и внутри этого мига гроздью бубонного нарыва возникли мы со всей своей коммунально-индивидуальной сознательно-подсознательной полнотой и многотысячелетней историей в обе проклятые стороны.

Мы все от рождения и до самой смерти и затем до нового рождения разбрасываемся золотыми брызгами; каждый носит в себе бесконечный фонтанчик золотой краски.

Бомжи или святые, люди подобны пожару в леднике, пожару, который не может угаснуть по каким-то высшим, нездешним причинам, а по здешним он как бы уже и угас.

Вот так мы и получаемся: существующие по правде Неба, мертвые по правде Земли. Не ждите, пока одна из правд восторжествует, ведь они вечно торжествуют по очереди, сначала жизнь, потом смерть. Просто окажитесь, наконец, на стороне одной из них и вручите себя полностью либо тому, либо другому.

Мгновение нерешительности, оказывается, может золото вечной зари ввергнуть в долину смерти, тогда на что же сгодится мгновение полной решимости?

Мы — паразиты, насосавшиеся золотой крови, и у нас нет будущего. Будущее есть только у золота в нашей крови. В любом случае, это будем уже не мы.

Быть может, величайшее и страшное преступление наше, похищение этого золота, преобразит нас? В любом случае, это будем уже не мы.

Слава Богу, уже не мы.

Слава Богу, навсегда мы.

© Chmnoy, 2011

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Закрыть