Штокхаузен: запечатленный свет

Licht или Семь Дней Недели — это цикл из семи опер, создававшийся Карлхайнцем Штокхаузеном на протяжении двадцати трех лет. при желании этот magnum opus можно воспринимать как одну метаоперу длительностью, ни много ни мало, 29 часов.

что это такое, трудно, в общем-то описать. лучше всего эту невероятную музыку описывает само название цикла. свет. возникающий вдруг не откуда, неведомый, непонятный, не то черный, не то ослепительно яркий и золотой, вместе со странным звоном, на крыльях мистических голосов, он бьет в сердце, минуя уши и мозг.

так как я не знаю немецкого, то «сюжет» Licht могу понять лишь в пересказе, но вы посмотрите, пос-мо-три-те на эти декорации! роберт уилсон и роберт антон уилсон плюс ложа новой изиды гранта плюс фильмы по детским сказкам плюс что-то вообще бесподобное.

абсолютно детские интуитивные унирелигиозные переживания, без рюшечек и выкрутасов, лаконичное, почти индустриальное по резкости звучание, где осталось лишь главное: люди, время, миф и пронзающий каждую клетку Свет.

Штокхаузен смог его запечатлеть, развернуть фоном за каждой нотой и каждым распевом, и в этом свете как на ладони видно все, что нужно видеть, от яростных бездн до медленно как в кино занимающегося пламени над Эдемским садом.

все освещено и освящено, музыкальный код главной загадки мира, первородного греха вопроса «зачем?». ответ — в этих звуках, которые не могут лгать. они просто сияют.

Адам Тарот

Штокхаузен не помещается в удобное прокрустово ложе. Он, очевидно, приемлет все религии, как западные, так и восточные, как северные, так и южные, и не делает секрета из своей веры в реинкарнации и астрологию. По контрасту с Мессиановым смирением и самоуничижением, Штокхаузен избегает их вне зависимости от того, как он рассматривает самого себя. Как только он высказал интервьюеру, что (см. ниже) был частичкой Сириуса, воплотившейся на Земле, чтобы исполнить посредством музыки специальную миссию, т. н. интеллектуалы перестали верить в его правдивость.

Проект из семи опер Licht (Свет), в отличие от вагнеровского Кольца Нибелунгов, действительно цикличен в том отношении, что у него нет ни начала, ни конца. В космологиях Востока время есть вечно вращающееся колесо, а не прямая линия, начинающаяся с сотворения мира и кончающаяся Страшным Судом. Смерть в День Сатурна (тема из оперы Samstag) – лишь прелюдия к идее Дня Солнца (Sonntag) и его женитьбе, а также к возрождению Лунного Дня (Montag).

Затем в День Марса начинается война (Dienstag), в День Меркурия, или Одина, – примирение (Mittwoch), в День Юпитера, или Тора, – инкарнация (Donnerstag), а в День Венеры, или Фрейи, – искушение (Freitag).

Штокхаузен говорит: «Здесь нигде нет начала. Я сочинил Четверг первым, однако неделя в Свете – это спираль без конца.»

(Джослин Годвин. Карлхайнц Штокхаузен и гностицизм)

бонус-трек: штокгаузен и группа coil, провозгласившая композитора своим «почетным участником». 2000 год, Барселона.

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: